Москва
  • Главная
  • »

Судебная практика по вопросам банкротства обзор с 21 по 27 ноября 2021

Информируем о позициях судов в сфере банкротства с 28 ноября по 04 декабря 2021 года.

***

Верховный суд рассмотрел спор по вопросу отнесения требований поставщика к текущим.
Определение ВС от 18.11.2021 года по делу № А41-22696/2020 (305-ЭС21-11954).

Обстоятельства.

В марте 2019 года поставщик и покупатель (должник) заключили договор поставки. По условиям договора покупатель обязался оплатить тридцать процентов стоимости товара до того, как он будет поставлен, остальные семьдесят процентов подлежали отсрочке до ноября 2019 года. Договором за просрочку платежей предусматривалось уплата пеней.

В апреле и июне 2019 года поставщик исполнил свои обязательства, поставив товар покупателю, в свою очередь покупатель не оплатил полученный товар, который должен был оплатить в качестве предоплаты.

В августе 2019 года в отношении покупателя возбуждено дело о банкротстве, а в феврале 2020 года покупатель был признан несостоятельным, открыто конкурсное производство.

Поставщик обратился в суд с исковым заявлением, в котором просил взыскать с должника стоимость поставленного товара и пени, предусмотренные условиями договора поставки.

Позиция судов:

Суд первой инстанции удовлетворил требования поставщика в полном объеме, отнеся данные денежные требования к текущим платежам в рамках дела о банкротстве должника.
 
Апелляционный суд отменил решение нижестоящего суда и пришел к следующим выводам: требования по авансовым платежам были оставлены без рассмотрения, поскольку обязательство возникло до возбуждения дела о банкротстве покупателя, а следовательно относятся к реестровым требованиям. Требования по окончательной оплате товара (основной долг и пени) суд посчитал возникшими после возбуждения производства по делу о банкротстве, в связи с чем отнес их к текущим.

Суд округа отменил решение апелляционного суда, оставив в силе решение суда первой инстанции. Суд исходил из того, что поскольку обязательство покупателя по окончательной оплате товара возникло после возбуждения дела о банкротстве, то все платежи относятся к текущим платежам.

Позиция Верховного суда:

Решающую роль в разрешении указанного спора играет дата исполнения обязательства и ее соотношение с датой, когда дело о банкротстве было возбуждено. Из материалов дела следует, что поставщик исполнил свое обязательство, передав товар покупателю, совершив указанные действия до того, как в отношении последнего было возбуждено дело о банкротстве. Следовательно, обязательство по уплате товара возникло у покупателя в день поставки товара, то есть до возбуждения дела о банкротстве.

Таким образом, требования поставщика должны быть предъявлены в рамках дела о банкротстве должника, в ином случае заявление суд оставляет без рассмотрения.

Исковое заявление Поставщика было оставлено без рассмотрения.

***

Суд округа указал на то, что при включении в реестр требований кредиторов задолженности по уплате алиментов, необходимо соблюдать баланс между правами несовершеннолетних и правами кредиторов.
Постановление АС от 23.11.2021 года по делу №А40-105789/2019 (106960_2197878).

Обстоятельства.

Гражданин Д. признан несостоятельным, введена процедура реализации имущества. Гражданка П. обратилась в Арбитражный суд с заявлением о включении в реестр требований кредиторов задолженности по алиментным обязательствам в размере, превышающем 131 миллион рублей.

В обосновании заявленных требований заявитель указывала, что между ней и должником в 2017 году было заключено соглашение об уплате алиментов, по условиям которого должник должен был уплачивать алименты на содержание двух несовершеннолетних детей по двадцать тысяч футов стерлингов на каждого ребенка до достижения им 21 года. В свою очередь должник не уплачивал алименты, в связи с чем образовалась задолженность.

Позиция судов:

Рассматривая спор по новому кругу суд первой инстанции включил требования заявителя в размере семидесяти миллионов рублей в первую очередь реестра требований кредиторов, требования по уплате неустойки в размере 29-ти миллионов рублей были включены в третью очередь реестра. Разрешая спор суд исходил из того, что доказательства нетипичности заключенного соглашения отсутствуют, кроме того суд не усмотрел признаки недобросовестного поведения сторон и злоупотребления правом при заключении соглашения об уплате алиментов.

Апелляционный суд изменил решение суда первой инстанции: в первую очередь в реестр были включены требования в размере 55-ти миллионов рублей, в третью очередь – 23 миллиона рублей (пени). В удовлетворении остальной части заявленных требований было отказано. Апелляция указала, что семейным законодательством не предусмотрена уплата алиментов на совершеннолетних детей, а в соглашении об уплате алиментов должник обязался выплачивать денежные суммы до достижения детьми 21-летнего возраста. В связи с указанным обстоятельством суд произвел перерасчет сумм, подлежащих уплате в качестве алиментов до достижения детьми 18 лет, а также произвел перерасчет неустойки.

Кредитор должника обратился с кассационной жалобой в Верховный суд, указывая на то, что при вынесении решений нижестоящими судами не соблюден баланс интересов несовершеннолетних детей должника и его кредиторов, а также ссылался на то, что у должника отсутствует финансовая возможность выплачивать алименты в указанном размере, а также на то, что на момент заключения соглашения об уплате алиментов должник имел неисполненные обязательства на сумму, превышающую три миллиарда рублей.

Позиция суда округа:

В той ситуации, когда у должника наличествуют обязательства по уплате алиментов и их сумма в разы превышает размер алиментов относительно доли от дохода, которая подлежала бы уплате по закону, то такие обстоятельства  вызывают претензии у кредиторов, потому что от того в каких размерах будут удовлетворяться требования первой очереди зависит удовлетворение их требований в процедуре банкротства. 

В связи с этим при разрешении спора необходимо учитывать права несовершеннолетних на получение содержания для достойного существования и права кредиторов на получение надлежащего исполнения обязательств со стороны должника. 

Сохранение ребенку прежнего уровня его материального обеспечения, существенно превышающего установленные законом нормы, не может быть реализовано за счет кредиторов.

Судам необходимо было установить, имел ли должник реальную возможность уплачивать алименты в установленном в соглашении размере, поскольку принятие на себя заведомо неисполнимого обязательства свидетельствует о недобросовестном поведении должника, преследовавшего цель увеличения кредиторской задолженности. 

Спор направлен на новое рассмотрение.

***

Суд округа рассматривал спор о включении требований займодавца в реестр требований кредиторов при отсутствии доказательств реальности передачи заемных средств.
Постановление АС от 26.10.2021 года по делу № А40-23048/20 (106973_2174415).

Обстоятельства.

В 2020 году гражданина З. признали банкротом и ввели процедуру реализации имущества. За три года до банкротства должника, последним был заключен договор займа с гражданином Б. (займодавцем) на сумму семьдесят миллионов рублей. Сумма займа была предоставлена наличными денежными средствами.

В рамках дела о банкротстве должника, финансовый управляющий имуществом займодавца обратился в Арбитражный суд с заявлением о включении 125 миллионов рублей в реестр требований кредиторов должника, ссылаясь на не возврат должником заемных средством с учетом начисленных процентов.

В качестве доказательств передачи денежных средств заявитель ссылался на подписанный договор займа между физическим лицами.

Позиция судов:

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований финансового управляющего. Суд указал на то, что сам факт передачи денежных средств, отраженный лишь в договоре займа, без точной даты передачи займа и в отсутствии доказательств такой передачи не может являться бесспорным доказательством исполнения обязательств заимодавцем и может свидетельствовать о формальности условий договора в части его возмездного характера. Кроме того в деле отсутствуют бухгалтерские документы, подтверждающие передачу денежных средств, а также отсутствуют доказательства финансовой возможности гражданина Б. передать в займ такую солидную сумму.   

Апелляция согласилась с выводами нижестоящего суда.

Позиция суда округа:

При установлении требований кредиторов в деле о банкротстве установленными могут быть признаны только те требования, в отношении которых представлены достаточные доказательства наличия и размера задолженности в целях недопущения включения в реестр необоснованных требований. При разрешении спора суд обязан выяснить обстоятельства, на основании которых возникла задолженность.

Согласно нормам гражданского законодательства договор займа считается заключенным с момента передачи денежных средств или иного имущества. В этой связи предметом доказывания в рассматриваемой ситуации является факт передачи заемных средств согласно условиям договора.

Заявителем в материалы дела было представлено постановление о возбуждении дела в отношении гражданина Б., в котором указывалось, что неустановленными лицами были заключены договоры долевого участия в строительстве дома с большим количеством граждан, которые уплатили им более 242 миллионов рублей. Однако данными лицами было совершено нецелевое расходование денежных средств, полученных от граждан. Представленное суду постановление не свидетельствует о том,  что именно гражданин Б. обладал суммой в размере семидесяти миллионов рублей, в связи с чем данное доказательство суд счел недопустимым.

Кроме того, заявитель просил приобщить к материалам дела договор займа, заключенный между гражданином Б. (заемщиком) и гражданином Я. (займодавцем) на сумму пятьдесят миллионов рублей, факт передачи заемных средств подтверждался актом приема-передачи. Заявитель ссылался на то, что данный договор является доказательством того, что у гражданина Б. имелись денежные средства для передачи их должнику. 

В свою очередь суд счел, что приобщенный договор займа не подтверждает финансовую возможность гражданина Б., поскольку оба договора были заключены в один и тот же день, сама сумма займа не совпадала, а также гражданин Я. был не заинтересован в возврате займа, поскольку не обращался в суд в рамках банкротства гражданина Б. с заявлением о включении его требований в реестр.

Суды установили, что у заявителя отсутствуют указанные доказательства фактической передачи денежных средств, в материалы дела не представлены доказательства наличия финансовой возможности предоставления займа в указанном размере.
Решения судов первой и апелляционной инстанции оставлены в силе.

***

Верховный суд передал в экономическую коллегию спор по вопросу признания недействительным договора купли-продажи помещения, заключенного между должником и гражданином с помощью услуг риэлтерской компании.
Определение ВС о передаче от 25.11.2021 года по делу №А40-35533/2018 (305-ЭС21-19707(2)).

Обстоятельства.

Риэлтерская компания заключила с обществом «Региональное развитие» договор на оказание услуг по продаже недвижимости – нежилого помещения, площадью 836 кв. м. На основании договора «Региональное развитие» предоставило риелтору право представлять его интересы перед третьими лицами по продаже помещения.

Во исполнении условий договора, риэлтерская компания провела рекламную акцию, по итогам которой нашелся покупатель, которым стал гражданин А.

Впоследствии гражданин А. и общество «Региональное развитие» заключили договор купли-продажи помещения с помощью услуг риэлтерской компании. При заключении договора покупателю была предоставлена нотариальная копия решения об одобрении крупной сделки единственного участника продавца, согласно сведениям из ЕГРН собственность на нежилое помещение зарегистрировано за обществом, каких-либо обременений на имущество не наложено.

Цена договора составила 123 миллиона рублей. Вместе с тем рыночная стоимость объекта недвижимости на тот период составляла 194 миллиона рублей. По условиям договора он считался исполненным по окончанию полного расчета с продавцом и передачи недвижимости в собственность покупателя.

Оплата по договору была произведена путем открытия покупателем покрытого безотзывного аккредитива на всю цену договора в банке в течение трех дней с даты подписания договора.

В 2017 году право собственности на нежилое помещение было зарегистрировано за гражданином А., который преобразовал данное помещение в четыре самостоятельных объекта.

В 2019 году общество «Региональное развитие» было признано несостоятельным, открыто конкурсное производство.

Арбитражный управляющий обратился в суд с ходатайством о признании договора купли-продажи нежилого помещения недействительным, а также просил применить последствия недействительности сделки.

Позиция судов:

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявленных требований. Суд указал, что в деле отсутствуют доказательства того, что гражданин А. при совершении сделки знал о неплатежеспособности должника, при заключении сделки покупатель действовал осмотрительно и разумно в пределах стандарта поведения среднего добросовестного покупателя в аналогичной обстановке. Интересы продавца были защищены от злоупотреблений со стороны покупателя расчетом через аккредитив, в связи с чем обеспечение обязательства путем залога не требовалось. На дату совершения сделки какие-либо публичные сообщения по поводу кризисного положения должника отсутствовали, не имелись и решения судов о взыскании с продавца задолженности, не было открытых исполнительных производств. Цена сделки различалась лишь на тридцать процентов от рыночной, что не может свидетельствовать о том, что сделка совершена на заведомо невыгодных для должника условиях с целью причинить вред кредиторам.

Суд апелляционной инстанции поддержал выводы суда первой инстанции.

Суд округа отменил решения нижестоящих судов и исходил из того, что действия лица, приобретающего имущество по цене явно ниже рыночной, нельзя назвать осмотрительными и осторожными. Ввиду указанного, покупатель либо находился в сговоре с должником, либо осознавал, что должник продает имущество по заниженной цене в связи с неблагоприятными для него причинами. Следовательно, покупатель был осведомлен о противоправной цели продавца.

Гражданин А. обратился с кассационной жалобой в Верховный суд. Податель жалобы указывал на отсутствие его заинтересованности по отношению к должнику и к целям, который он преследовал при заключении спорной сделки. Кассатор настаивал на том, что он действовал добросовестно, разумно и осмотрительно, поскольку сведения об объекте продажи на открытом рынке получил из публично размещенной информации, сделка осуществлена посредством участия риэлтерской компании, сделка получила корпоративное одобрение, право собственности было зарегистрировано за продавцом, отсутствие обременений на объект недвижимости были покупателем проверены. Также кассатор отмечал, что убедительных доказательств его связи с должником, осведомленности о наличии у должника задолженности перед третьими лицами, о предбанкротном состоянии в суд представлено не было.

Дело назначено к рассмотрению на 16 декабря 2021 года.

***

Верховный суд рассмотрит спор по жалобе налогового органа на действия арбитражного управляющего по преждевременному возврату залоговому кредитору денежных средств со специального счета должника.

Определение ВС о передаче от 25.11.2021 года по делу № А19-15388/2015 (302-ЭС17-11347 (10)).

Обстоятельства.

В мае 2017 года решением суда акционерное общество «Производственная компания «Дитэко» было признано несостоятельным. В ноябре 2017 года налоговый орган ходатайствовал перед судом о включении в реестр требований кредиторов сумм налогов, доначисленных по результатам проведенной налоговой проверки, включая штрафы и пени. Кроме того уполномоченный орган просил включить во вторую очередь реестра сумму налога на доходы физических лиц в размере 35-ти миллионов рублей. Доводы налогового органа основывались на решении о привлечении должника к ответственности за совершение налогового правонарушения.

Еще одним кредитором должника являлось общество «Международный финансовый центр «Капитал»», который выступал в качестве залогового кредитора.

В период рассмотрения ходатайства налогового органа о включении его требований в реестр, состоялась реализация части имущества должника путем проведения торгов, в ходе которых общество «Капитал» как залоговый кредитор принял решение об оставлении данного имущества за собой. Денежные средства от продажи имущества были перечислены на специальный счет должника для погашения требований кредиторов первой и второй очереди.

В этот же день конкурсный управляющий направил часть данных средств на погашение долга перед кредиторами первой и второй очереди, а оставшуюся часть возвратил залоговому кредитору.

Вскоре арбитражный управляющий обратился в суд с заявлением об оспаривании решения налогового органа о привлечении должника к ответственности в связи с налоговым правонарушением, а также просил приостановить производство по ходатайству налоговиков о включении их требований в реестр. Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования и приостановил производство по требованию налогового органа.

Определением Арбитражного суда в удовлетворении заявления налогового органа в обязании конкурсного управляющего зарезервировать 35 миллионов рублей за счет денежных средств, поступивших от залогового кредитора для погашения требований кредиторов первой и второй очереди, было отказано. Суд исходил из того, что на момент разрешения заявления средства уже были возвращены залоговому кредитору и потому не могут быть зарезервированы.

Впоследствии в удовлетворении заявления управляющего о признании недействительным решения о привлечении компании к ответственности за совершение налогового правонарушения было отказано, производство по требованию ФНС возобновлено. Требование налогового органа признано обоснованным, задолженность в размер е35-ти миллионов рублей включена в реестр требований кредиторов компании в порядке второй очереди.

Налоговая служба обратилась в суд с жалобой на действия конкурсного управляющего в которой просила признать незаконными его действия по преждевременному возврату залоговому кредитору денежных средств со специального счета должника. Кроме того уполномоченный орган просил отстранить управляющего от исполнения обязанностей конкурсного управляющего должника, и взыскать убытки с последнего.

Позиция судов:

Суды трех инстанции отказали в удовлетворении заявленных требований и исходили из того, что на момент распределения выручки от реализации заложенного имущества не был принят судебный акт о включении требований налогового органа в реестр требований кредиторов. Статьей 138 Закона о банкротстве не предусмотрена возможность резервирования денежных средств. Кроме того, суды указали, что конкурсное производство в отношении компании не завершено, а потому не утрачена возможность удовлетворения требований ФНС за счет иного имущества должника.

ФНС была не согласно с принятыми по делу решениями, в связи с чем пожаловалась в Верховный суд. Податель жалобы указывал, что ст. 142 Закона о банкротстве содержит общее правило о резервировании средств по нерассмотренным судом требованиям применимо и к случаю распределения выручки от реализации заложенного имущества.  До момента фактической реализации незаложенного имущества суждения относительно возможности погашения за счет этого имущества требований кредиторов первой и второй очереди носят предположительный характер. При этом, судами нижестоящих инстанций не установлен факт достаточности иного имущества должника для проведения расчетов по налогу на доходы физических лиц.

Дело назначено к слушанию на 20 декабря 2021 года.

***

Верховный суд направил спор на новое рассмотрение по вопросу признания сделки по одностороннему расторжению договора аренды недействительной.
Определение ВС от 15.11.2021 года по делу №А43-7105/2013 (301-ЭС19-19737 (4, 5)).

Обстоятельства.

Между Администрацией города и акционерным обществом был заключен договора аренды земельного участка сроком на 49 лет.

В 2014 году акционерное общество (арендатор) было признано несостоятельным, открыто конкурсное производство, однако спустя пять месяцев дело о банкротстве было прекращено по причине утверждения мирового соглашения. В 2015 году решением Арбитражного суда мировое соглашение расторгнуто, дело о банкротстве общества возобновлено.

В 2018 году Администрация города (арендодатель) направило в адрес должника уведомление о расторжении договора аренды в одностороннем порядке. Причиной расторжения договора явилось нарушение его условий, а именно условия о том, что при продаже объектов, расположенных на арендуемом земельном участке, арендатор обязан был уведомить об этом арендодателя, чего последним сделано не было. Вместе с тем арендодатель предложил должнику заключить договор аренды со множественностью лиц на стороне арендатора.

В 2019 году запись об обременении участка арендой была исключена из ЕГРН.

Конкурсный управляющий кредитором и кредитор должника обратились в суд с ходатайством об оспаривании расторжения договора аренды, произведенного в одностороннем порядке по инициативе администрации города.

Позиция судов:

Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования, применив последствия недействительности сделки, выразившееся в признании договора аренды действующим и восстановлении в ЕГРН сведений о наличии права аренды у должника. Суд пришел к выводу о выходе одностороннего отказа министерства за пределы диспозиции пункта 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве.

Апелляционный суд отменил вышеназванное решение и отказал в удовлетворении требований. Апелляция указала, что Администрация города не преследовала цели причинить вред кредиторам должника, поскольку одновременно с расторжением договора аренды предложило заключить его со множественностью лиц.

Суд округа оставил в силе решение суда первой инстанции. Суд указал на отсутствие у арендодателя права на одностороннее расторжение договора аренды земельного участка во внесудебном порядке, а также на нарушение им прав должника и его кредиторов.

Позиция Верховного суда.

Судом установлено, что часть объектов недвижимости, расположенных на спорном земельном участке были переданы должником в пользу третьих лиц задолго до признания должника банкротом. В связи с этим на момент отказа от договора должник давно не обладал правом аренды всего земельного участка, оно не могло войти в состав конкурсной массы и, как следствие, не подлежало реализации на торгах.

Кроме того, действия Администрации по одностороннему расторжению договора были вполне законными, поскольку условия договора аренды были нарушены арендатором. Вместе с тем арендодатель не имел намерения прекратить арендные отношения с арендатором, поскольку им было предложено последнему заключить договор аренды со множественностью лиц на стороне арендатора в отношении спорного земельного участка. Указанное обстоятельство исключает причинение вреда должнику и его кредиторам, а также лишает конкурного управляющего должником законного интереса к оспариванию действий арендодателя.

Восстановление права аренды всего земельного участка за должником нарушает права других собственников объектов недвижимости, расположенных на нем.

Спор направлен на новое рассмотрение.