Москва
  • Главная
  • »
  • Полезные статьи
  • »

К вопросу о трансграничном банкротстве: возможно ли изъять активы должника, которые находятся за границей?

Экономический кризис 2020 года, связанный с пандемией коронавируса, привел к банкротству не только средний класс, но весьма состоятельных граждан, обладающих недвижимостью за рубежом. Поскольку недвижимость за границей имеет достаточно высокую стоимость, то кредиторы такого должника очень заинтересованы в том, чтобы наложить на нее арест и поместить ее в конкурсную массу. Возможно ли это на практике?

В настоящее время наметились положительные тенденции в этом вопросе. Появилась возможность эффективно изымать зарубежные активы у должников, которые намеренно выводят свои активы за рубеж.

Норма права, которая содержится в абз.3 п.1 ст.213.26 ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», позволяет обратить взыскание на имущества должника, находящегося за пределами Российской Федерации. В отношении такого имущества выносится отдельное определение суда, исполнение которого производится на территории того государства, где находится имущества должника, в соответствии с его процессуальным законодательством.

Для того, чтобы можно было наложить арест на имущество должника за границей, необходимо наличие трех критериев:

  1. Необходимо убедиться в том, что российский судебный акт об обращении взыскания на имущество должника за рубежом может быть исполнен в соответствии с процессуальным законодательством конкретной страны.
  2. Необходимо иметь подтвержденную информацию о наличии у должника активов в этой стране.
  3. Следует получить согласие кредиторов на оплату расходов по поиску и обращение взыскания на имущество должника.

В странах Евросоюза найти активы должника и обратить на них взыскание можно на основании Регламента N 2015/848 Европейского парламента и Совета Европейского Союза «О процедурах банкротства» и Директивы о реструктуризации и несостоятельности (Директива ЕС 2019/1023).

В Регламенте Совета ЕС 2015/848 по процедурам банкротства, а также в Модельном законе о трансграничном банкротстве UNCITRAL указано, что проведение процедуры трансграничного банкротства возможно, если в данной юрисдикции находится центр основных интересов должника, так называемый COMI. COMI - аббревиатура от англ. centre of main interest - центр основных интересов. Данный термин широко используется для определения подсудности в трансграничном банкротстве.

Цифровизация позволяет участвовать в судебных заседаниях в других юрисдикциях онлайн, что делает возможным донести свою точку зрения до иностранного суда. С учетом того, что Европа объединена в Евросоюз, на практике стало легче признавать возможность приведения в исполнение решения иностранного суда в других юрисдикциях стран Европы.

Однако может выясниться, что центр основных интересов должника окажется в другой стране. Поскольку Регламент N 2015/848 Европейского парламента и Совета Европейского Союза «О процедурах банкротства» предполагает, что не должно быть конкуренции между судами за проведение процедуры банкротства, то заявителю может быть отказано.
Важно отметить, что Директива о реструктуризации и несостоятельности (Директива ЕС 2019/1023) позволяет инициировать процедуру внесудебного банкротства.

Российские арбитражные управляющие все чаще начинают обращаться в иностранные суды. Иски в суды Великобритании, Швейцарии и США основаны на принципе взаимности признания решений иностранных судов. Приведем несколько примеров.

Дело Георгия Трефилова. Г-н Трефилов выступил поручителем перед Альфа-Банком на сумму в 371 млн рублей. Альфа-Банк обратился в Мещанский районный суд г.Москвы и получил решение суда о взыскании этой суммы. Поскольку имущества должника в России оказалось недостаточно для удовлетворения требований кредитора, в 2014 году банк обратился в Высокий суд Лондона и получил положительное решение.

Дело Павла Скурихина. Г-н Скурихин также выступил поручителем перед ВТБ. Банк ВТБ получил решение суда в Омске, а затем обратился Высокий суд Лондона с ходатайством о признании решения Омского суда. В 2014 году Высокий суд Лондона признал решение российского суда и удовлетворил требование об аресте активов должника.

Дело Георгия Беджамова. Банкир Г. Беджамов был признан банкротом в 2018 году. В 2019 году Агентство по страхованию вкладов обратилось в Высокий суд Англии и Уэльса с ходатайством о наложении ареста на его имущество. Ходатайство было удовлетворено. 

Дело Игоря Мавлянова. Г-н Мавлянов выступил поручителем перед ВТБ по кредиту ювелирной сети «Яшма». Ювелирная сеть была признана банкротом, суд взыскал долг с поручителя. Поскольку имущества г-на Мавлянова в России оказалось недостаточно, то банк ВТБ обратился в Верховный суд штата Нью-Йорк с ходатайством о признании решения суда в России и наложении ареста на недвижимость должника в США. Ходатайство было удовлетворено.

Дело Олега Яковлева. Г-н Яковлев выступил поручителем перед Альфа-Банком по кредиту сети детских товаров «Банана Мама». Мещанский районный суд г.Москвы вынес решение о взыскании с Яковлева $30 млн. Альфа-Банк подал заявление в Верховный суд Сан-Диего с ходатайством об исполнении решения российского суда. Первая инстанция заявителю отказала, но в апелляционной инстанции ходатайство было удовлетворено. На имущество Яковлева в США был наложен арест. 

Все дела, которые рассматривались в Великобритании и США, были основаны на принципе взаимности признания решений иностранных судов. 
В случае если у России подписан двусторонний договор с другим государством, то процедура взыскания упрощается. Такие двухсторонние договоры у России заключены с Кипром, Италией и Испанией.

Дело Дмитрия Косыгина. Бывший совладелец торговой сети «Юлмарт» выступил поручителем перед ВТБ по кредитному договору. Дзержинский суд г.Санкт-Петербурга взыскал с него более 650 млн рублей. Пытаясь увести свои активы за рубеж, Косыгин передал акции одного из своих предприятий жене своего бизнес-партнера. Банк ВТБ обратился в Окружной суд Никосии с ходатайством об аресте имущества Косыгина, включая и переданные им жене своего партнера акции. Ходатайство было удовлетворено.

Дело супругов Зубовых. В процессе раздела имущества бывшая жена продала дом, который был в общей совместной собственности супругов. Г-н Зубов взыскал с нее стоимость своей доли в российском суде. В России имущества, на которое можно было бы обратить взыскание, у бывшей супруги не оказалось. Тогда г-н Зубов направил ходатайство в суд Испании об исполнении решения российского суда. Данное ходатайство было удовлетворено, а на имущество бывшей супруги был наложен арест. 

В заключение стоит отметить, что в случае обращения в суд иностранной юрисдикции у должника не обязательно должен быть статус учредителя компании. Суды накладывают арест на фактического бенефициара или контролирующего лица. Для этого нужно доказать аффилированность данного лица. Доказательствами могут служить сайты, видеозаписи, гарантийные письма, финансовая отчетность, а также свидетельские показания.

В качестве подтверждения этому можно привести дело Николая Максимова, бенефициара металлургической компании "Макси-групп". Он не был указан в ЕГРЮЛ как учредитель своего бизнеса, однако его привлекли к субсидиарной ответственности как фактического бенефициара компании. Решающую роль в этом деле сыграли свидетельские показания.
 
Таким образом, в настоящее время трансграничное банкротство и изъятие активов за рубежом становится реальностью.