Москва
  • Главная
  • »
  • Полезные статьи
  • »

Петербургский международный юридический форум 9 3/4 2021 года. Обсуждение принципов несостоятельности для субъектов малого бизнеса, выработанных рабочей группой юнситрал

19 мая в рамках Петербургского Международного Юридического форума 9 ? в контексте обсуждений по теме «Банкротство» прошла дискуссионная сессия на тему: «Малый и средний бизнес и его кредиторы в беде: является ли решением упрощенный режим несостоятельности?»

После приветственного слова Е.А.Салугиной –Сороковой, генерального директора АНО «Центр международных и сравнительно-правовых исследований» руководство дискуссией перешло к модератору, которым выступил Эстрея-Фариа Хосе Анджело, главный сотрудник по правовым вопросам и руководитель директивного сектора Отдела права международной торговли Управления по правовым вопросам Организации Объединенных Наций.

Эстрея-Фариа Хосе Анджело поприветствовал участников. На повестке дня было обсуждение принципов несостоятельности для субъектов малого бизнеса, выработанных Рабочей группой ЮНСИТРАЛ. Безусловно, они оказывают положительное влияние на стабильность международного рынка, однако некоторые из них не совсем подходят для особых случаев банкротств. Очень важно, чтобы малые предприятия имели надлежащий режим несостоятельности, который бы соответствовал современным условиям.

Первым спикером выступила Менезес Антониа, старший специалист финансового сектора Группы по вопросам несостоятельности и урегулирования задолженности, Группа Всемирного банка. Она кратко рассказала о проблемах, с которыми сталкиваются малые предприятия в сфере банкротства.

Самая основная проблема, по ее мнению, заключается в том, что банкротство малых и средних предприятий в большинстве юрисдикций не отличается от банкротства крупных предприятий с точки зрения судопроизводства и применяются те же самые режимы. По мнению Группы Всемирного банка, здесь нужен особый подход.

У малого бизнеса меньше объем капитала, объем рынка и меньше ресурсов, но они составляют очень значительную часть мирового рынка. Для создания особого режима банкротства для таких предприятий нужна институциальная поддержка. Нужно автоматически ввести разделение административного, конкурсного производства и т.д.

У таких предприятий часто не хватает документации, чтобы начать процесс банкротства. Например, они не составляют бухгалтерский баланс. Кроме того, малые предприятия боятся социального осуждения и репутационных потерь. Иногда применяются жестокие меры, и должника могут заключить в тюрьму.

Кредиторы пассивны в отношении инициирования процедуры банкротства, поскольку существует предубеждение, что суды защищают должников. Должна существовать защита для обеих сторон.

Во многих странах у малых предприятий нет доступа к финансированию в случае банкротства. Часто на банкротство предприятия совпадает с личным банкротством руководителя. Во многих странах отсутствует закон о банкротстве физических лиц.

И, наконец, последняя проблема заключается в том, что у малых предприятий часто не хватает возможностей, чтобы финансировать сам процесс банкротства. Порой они остаются «компаниями-зомби».

Все это необходимо учитывать для разработки процессов банкротства для малых и микропредприятий.

Далее слово было передано Меворак Ирит, профессору международного коммерческого права Ноттингемского университета в Великобритании.

Она полагает, что малый и средний бизнес – фундамент любой экономики, и их банкротство незаслуженно игнорируется правовыми системами. Государствами часто используются контрпродуктивные тактики, штрафы и прочие карательные меры. Необходимо разрабатывать процедуры банкротства именно для малого бизнеса.

Сейчас Всемирным банком разрабатываются принципы банкротства малого бизнеса для того, чтобы создать упрощенную процедуру банкротства, которая делает акцент на таких проблемах, как недостаток ресурсов и недостаток знаний. Необходим простой, но при этом комплексный и сбалансированный подход.

Она особо выделила 6 ключевых аспектов такого подхода.

  1. Режим банкротства должен быть всеобщим. Все представители малого и среднего бизнеса должны иметь возможность пользоваться преимуществами упрощенной системы независимо от их структуризации;
  2. Необходимо ставить акцент на избежании банкротства и отдавать предпочтение процедурам реструктуризации и профилактики;
  3. Доступ к процедурам банкротства должен быть упрощенным. Должники должны иметь возможность инициировать процедуру на раннем этапе;
  4. Необходимо использовать концепцию контролирующего должника, поскольку именно у должника самая высокая заинтересованность в успешности процедуры банкротства. Предприниматель должен сохранять контроль над процедурой;
  5. Необходимо обеспечить участие заинтересованных сторон в процедуре банкротства. Кредиторы – сторона, которая также страдает от процедуры банкротства. У них должно быть право возражать, соглашаться, либо выдвигать предложения;
  6. Следует предусмотреть выбор институтов, которые участвуют в процессе банкротства. Необходимо назначить уполномоченный орган, который будет осуществлять надзор за процедурой банкротства. Это необязательно должны быть суды, возможно создание специальных институтов, административных органов, независимых лиц.

После этого выступил Килборн Джейсон, профессор права Иллинойского университета.

Основная мысль его доклада заключалась в том, что банкротство малых предприятий - это только переговоры между должником и кредиторами, а простые правила по освобождению от долгов.

Подавляющее большинство малых предприятий являются физическими лицами, и именно физические лица часто несут ответственность по долгам малого предприятия. Ключом к решению проблемы являются положения, которые снимают бремя с индивидуального предпринимателя, дают ему освобождение и дают возможность реализовывать другие бизнес-идеи.

Однако большинство положений процедуры банкротства сосредоточены на упрощенных переговорных процессах, которые, скорее всего, не помогут спасти бизнес. Кредиторы не хотят вкладывать деньги и время в переговорный процесс. Они не готовы идти на уступки, а тем более вкладывать деньги в реструктуризацию. Малый бизнес не в состоянии приглашать дорогостоящих консультантов и предлагать надежные планы оздоровления своего предприятия.

Современные рекомендации Всемирного банка и принципы ЮНСИТРАЛ по эффективному законодательству должны иметь открытый доступ к погашению долгов с тем, чтобы способствовать или реалистичным переговорам с кредиторами, или возможности продвигаться дальше с чистого листа.

Килборн Джейсон недавно исследовал реформы в области несостоятельности в арабских странах, в Сингапуре и России. Их оценка привела к необходимости поставить акцент на освобождении индивидуальных должников от долгового бремени. Например, проект реформы в Саудовской Аравии обещал погашение долгов. Но на взгляд большинства мусульманских экспертов, исламское право это запрещает. Только Бахрейн приняла позицию, которая допускает погашение светских обязательств при сохранении религиозных обязательств о выплате долгов в полном объеме. В других странах возможны только скоординированные переговоры по планам реструктуризации.

В Сингапуре в 2016 году была проведена реформа банкротства физических лиц. Процедура банкротства завершается дифференцированным погашением долгов. После того, как должник проходит 5-летний период, в течение которого он предоставляет кредиторам вест доход свыше прожиточного минимума, долги погашаются.

В США процесс погашения долгов малого и среднего бизнеса работает аналогично.

По мнению Килборна Джейсона, процедура банкротства физлиц в России оказалась очень успешной. Она объединяет банкротство физических лиц и малого бизнеса и заканчивается полным списанием долгов. Закон о банкротстве в России соответствует передовой мировой практике.

Четвертым спикером выступил Олег Зайцев, основатель – председатель Национальной ассоциации специалистов по банкротству «Банкротный клуб».

В начале своей речи он поблагодарил Килборна Джейсон за высокую оценку российского закона о банкротстве. Он обратил внимание, что в прошлом году было запущен механизм внесудебного банкротства. Пока не ясен вопрос, применяется ли упрощенная внесудебная процедура банкротства к индивидуальным предпринимателям. Олег Зайцев считает, что она должна применяться, однако налоговая служба полагает, что нет. Дебаты продолжаются.

Далее он перешел к теме личных гарантий при банкротстве. В России при предоставлении кредита банк очень часто запрашивает поручительство должника или его родственников. Если бизнес разоряется и по долгам приходится платить жене, детям и престарелым родителям, то это приводит к крайне тяжелой ситуации. Они не очень хорошо понимают, к чему это может привести.

Его очень радует, что в проекте Рекомендаций, которые подготовил ЮНСИТРАЛ, есть специальный раздел, посвященный разделу личных гарантий в ситуации банкротства малого и среднего бизнеса. Он бы хотел обратить внимание на два аспекта.

Первый из них – это процессуальная консолидация. В Росси процессуальная практика пришла к выводу о том, чтобы процессуально объединять дела о банкротстве мужа и жены.  Поэтому соответствующее правило ЮНСИТРАЛ может быть легко имплементировано. В российском праве муж и жена сособственники, и очевидно, что процедура банкротства должна быть консолидирована.

Логично скоординировать банкротство бизнесмена и, например, его брата или детей. Это не должно быть проблемой для российских судов.

Гораздо сложнее стоит проблема материальной консолидации. В Рекомендациях ЮНСИТАЛ нам предлагают задуматься над тем, чтобы в ситуации банкротства корпоративного бизнеса смягчить размер долга, который лежит на самом предпринимателе как поручителе или члене его семьи. В частности, предлагается задуматься, насколько выплаты по кредиту посильны для таких лиц с учетом их доходов.

Этот вопрос недавно обсуждался Верховным Судом, и встал вопрос, насколько суды должны защищать поручительство, которое предоставляется родственниками собственников бизнеса, когда суммы непосильны для этих людей. Но пока Верховный Суд занял жесткую позицию, что отсутствие доходов, которые бы могли позволить себе выплачивать поручители, не дает возможности оспаривать такие поручительства. Когда ЮНСИТРАЛ примет соответствующие рекомендации, появится новый аргумент, и мы сможем попробовать смягчить подход к таким ситуациям.