Москва
  • Главная
  • »

Позиции Верховного Суда РФ, обсуждаемые на заключительной неделе марта

Аппарат Директор Юридического департамента доводит до вашего сведения последние изменения судебной практики по банкротству. 

***

В Определении ВС РФ  от 25.03.2021 по делу № А14-17002/2019 (310-ЭС20-18855) (дело «Бензо-Транзит») исследуется вопрос о смене регистрационного учета в преддверии возбуждения дела о банкротстве.

Обстоятельства. В рамках дела о банкротстве  индивидуального предпринимателя кредитор обратился в Арбитражный суд Воронежской области с заявлением о передаче дела о банкротстве должника на рассмотрение Арбитражного суда Амурской области. Кредитор ссылался на то, что должник осуществляет предпринимательскую деятельность на территории Амурской области. Также общество указывало на необычность поведения должника. Должник инициировал банкротство спустя 13 дней после регистрации в Воронеже.

Позиции судов. Определением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, в удовлетворении заявления отказано.
Суды исходили из недоказанности того, что экономические интересы должника и его кредиторов сосредоточены на территории указанного региона. Ссылаясь на представленные в материалы дела копии договоров возмездного оказания услуг, заключенные должником с компаниями, суды пришли к выводу о том, что должник осуществляет предпринимательскую деятельность на территории Воронежской области. При этом судами учтено, что должник состоит на учете в Межрайонной инспекции ФНС Воронежской области с 11.09.2019.

Правовая позиция ВС РФ. Если заинтересованное лицо привело убедительные доводы и представило доказательства, порождающие у суда обоснованные сомнения относительно соответствия данных регистрационного учета должника реальному положению дел, на последнего переходит бремя подтверждения того, что изменение учетных данных обусловлено объективными причинами и связано с переездом на жительство в другой регион. При этом следует признать, что смена регистрационного учета в преддверии возбуждения дела о банкротстве влечет высокую вероятность наличия в действиях должника по изменению места регистрации признаков недобросовестности. Если действительное место жительства должника не соответствует данным регистрационного учета и имеются основания сделать вывод о манипулировании подсудностью, дело о банкротстве такого должника подлежит рассмотрению арбитражным судом по действительному месту жительства гражданина в РФ.

Судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

***

В Определении Верховного Суда РФ от 12.02.2021 № 303-ЭС19-9613(2) по делу № А73-3976/2016 (дело «Азия Экспорт» и «ВЭБ.РФ») обращается внимание о выборе арбитражного управляющего при возобновлении процедуры банкротства.

Обстоятельства. В отношении должника открыто первое дело о банкротстве, избран арбитражный управляющий, утверждено мировое соглашение, производство по этому делу прекращено. 
В дальнейшем кредитор (корпорация) опубликовал уведомление о намерении обратиться в суд с заявлением о признании должника банкротом, возбуждено второе дело о банкротстве. 
Компании, являющиеся мажоритарными конкурсными кредиторами в рамках первого дела о банкротстве, обратились в суд первой инстанции с заявлением о расторжении мирового соглашения. Заключенное мировое соглашение расторгнуто, производство по данному делу возобновлено, к должнику применена процедура конкурсного производства. Первое и второе дело о банкротстве Должника объединены в одно производство.

Позиции судов. Суд первой инстанции утвердил кандидатуру конкурсного управляющего, являющегося членом иной СРО, чем та, что была отобрана кредиторами ранее (до прекращения производства по первому делу). Суды апелляционной и кассационной инстанций согласились с судом первой инстанции, объяснив это тем, что принятие решения о выборе кандидатуры отнесено к исключительной компетенции собрания кредиторов. 

Правовая позиция ВС РФ. Протокол собрания кредиторов о выборе новой кандидатуры конкурсного управляющего не мог быть квалифицирован судами в качестве документа, в котором выражена действительная воля всего сообщества, объединяющего кредиторов должника. Так, согласно этому протоколу за кандидатуру, предложенную компаниями на собрании, проголосовали только данные компании, и совокупный размер требовании? многократно ниже размера требовании? корпорации.

Обращение компаний в суд с заявлением о расторжении мирового соглашения, заключенного в рамках первого дела о банкротстве, и об утверждении управляющим состоялось после того как корпорация разместила публичное сообщение о намерении инициировать второе дело о банкротстве должника. Фактически данное обращение упомянутых компаний в части, касающейся их требования об утверждении управляющим их кандидата, является попыткой миноритарных кредиторов навязать свою волю другим кредиторам, обладающим превалирующим числом голосов, нарушающей принцип юридического равенства всех конкурсных кредиторов.

Судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение.

***

Освобождение от субсидиарной ответственности при заключении договоров поручительства для общегрупповых интересов рассматривалось в Определении ВС РФ от 25.03.2021 по делу А36-7977/2016 (310-ЭС20-18954).

Обстоятельства. Управляющая компания и Должник заключили договор, на основании которого Управляющая компания осуществляла полномочия ЕИО Должника. Управляющая компания была мажоритарным участником Должника (с долей участия 50,1%). Руководителем управляющей компании являлся Ответчик.

Должник в обеспечение исполнения обязательств, принятых по кредитным договорам, заключил договоры поручительства с банками.

Ответчик являлся заместителем генерального директора заемщика. 

Позиции судов. Суды трёх инстанций привлекли к субсидиарной ответственности Ответчика.

Правовая позиция ВС РФ. При разрешении вопроса о реальной цели совершения сделок должны быть приняты во внимание обычные условия делового оборота. В настоящее время на рынке кредитования сложилась устойчивая банковская практика, в соответствии с которой организации, входящие в одну группу, привлекаются банками в качестве поручителей по обязательствам друг друга.

Для констатации сомнительности поручительства, его направленности на причинение вреда остальным кредиторам поручителя, должны быть приведены веские аргументы, свидетельствующие о значительном отклонении поведения от сложившейся практики, в частности, о том, что поручитель действовал злонамеренно: цель привлечения независимого кредитного финансирования группой, объединяющей заемщика и лиц, выдавших обеспечение, в действительности ими не преследовалась, им было очевидно, что в дальнейшем обязательства заведомо не будут исполнены.

Суды ошибочно не приняли во внимание то, что наличие антикризисной программы (плана) может подтверждаться не только документом, поименованным соответствующим образом, но и совокупностью иных доказательств (например, перепиской с контрагентами, протоколами совещаний и т.п.).

При этом возложение субсидиарной ответственности допустимо, в частности, когда следование плану являлось явно неразумным с точки зрения обычного руководителя, находящегося в сходных обстоятельствах, либо когда план разрабатывался лишь для создания внешней иллюзии принятия антикризисных мер и получения отсрочки с тем, чтобы выиграть время для отчуждения активов во вред кредиторам.

Судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение.

***

Постановление Арбитражного суда Московского округа от 18.02.2021 по делу № А40-116494/2016: отчуждение залогового имущества без регистрации невозможно.

Обстоятельства. Окружным судом была рассмотрена жалоба залогового кредитора, который получил отказ в признании обременения в его пользу на имущество должника. Обязательства вытекали из заемных, в обеспечение которых и были заключены договоры залога автомобилей и недвижимости.

Позиция судов первой и апелляционной инстанции. Суды исходили из того, что самого имущества во владении должника уже нет, оно отправилось к новым хозяевам, а значит и наложение обременения невозможно, так как нельзя будет исполнить судебный акт в натуре.

Позиция суда кассационной инстанции. Кассация иначе взглянул на ситуацию, напомнив об обязательной государственной регистрации перехода права собственности.

В итоге оба судебных акта нижестоящих инстанций отменены, а дело будет повторно рассмотрено с учетом допущенных ошибок