Москва
  • Главная
  • »

Позиция Конституционного Суда РФ о взыскании задолженности по заработной плате в случае, если она не подлежит включению в конкурсную массу.

О взыскании задолженности по заработной плате в случае, если она не подлежит включению в конкурсную массу.

В Постановлении Конституционного суда РФ от 14.07.2021 года рассматривается жалоба гражданина Чепкасова, оспаривающего конституционность п. 6 ст. 213.25 Закона о банкротстве.

Обстоятельства.

Общество было признано банкротом. Гражданин Ч., также находясь в процедуре банкротства, обратился к финансовому управляющему обществом о включении его требований в реестр требований кредиторов. Содержание требований гражданина Ч. заключились в задолженности, которая образовалась в результате невыплаты работодателем (обществом-банкротом) заработной платы в размере 1 848 750 рублей. В свою очередь финансовый управляющий возражал против включения требований гражданина Ч. в реестр, ссылаясь на недостаточность доказательств, свидетельствующих о наличии задолженность по заработной плате в указанном размере.

В связи с указанными обстоятельствами гражданин Ч. обратился в Арбитражный суд с заявлением, в котором просил устранить разногласия, возникшие между ним и финансовым управляющим обществом по поводу включения его требований в реестр требований кредиторов. Арбитражный суд прекратил производство по делу, указав, что заявленные требования относятся к области трудовых правоотношений, которые подведомственны судам общей юрисдикции.

Тогда гражданин Ч. обратился в суд общей юрисдикции с исковым заявлением о взыскании заработной платы. Суд оставил заявление без рассмотрения. Суд исходил из того, что заявитель сам был признан банкротом, а неисполненные перед ним обязательства подлежат включению в конкурсную массу, на основании чего гражданин Ч. не является надлежащим субъектом для обращения в суд с соответствующим исковым заявлением. Апелляционный суд поддержал позицию суда первой инстанции и оставил жалобу гражданина Ч. без удовлетворения. Аналогичную позицию занял и суд кассационной инстанции, дополнительно указав, что полномочиями по подаче и подписанию такого рода заявления уполномочен финансовый управляющий должника, при этом сам должник может принимать личное участие в процессе рассмотрения дела. При этом суды руководствовались абзацем пятым пунктом 6 статьи 213.25Закона о банкротстве.

Гражданин Ч. решил обжаловать акты нижестоящих судов в Верховном суде РФ, однако в передаче кассационной жалобы Судебной коллегии по гражданским делам было отказано. 
По мнению гражданина Ч. норма закона о банкротстве, на которую ссылались суды при оставлении заявления без рассмотрения, противоречит положениям Конституции РФ, провозглашающей право каждого на судебную защиту. Ввиду указанных обстоятельств, гражданин Ч. обратился с жалобой в Конституционный суд РФ.

Позиция Конституционного суда:

Финансовый управляющий добросовестно и разумно осуществляет права на имущество, входящее в конкурсную массу должника. В том случае, если имущество не подлежит включению в конкурсную массу, то должник имеет право самостоятельно защищать свои права на указанное имущество, включая право на судебную защиту. При этом должник должен доказать факт того, что данное имущество не подлежит включению в конкурсную массу.

В связи с тем, что финансовый управляющий не заинтересован в имуществе должника, которое не будет входить в конкурсную массу и соответственно которым не будет удовлетворяться требования кредиторов, то должник не зависит от его мнения. Однако если задолженность, указанная должником, все-таки должна поступить в конкурсную массу и последний не вправе взыскивать ее самостоятельно, то в данном случае он может воспользоваться иными способами защиты.

Если должник посчитает действия финансового управляющего незаконными, он может оспорить их в судебном порядке, а также взыскать с него убытки в случае потери возможности получить причитающиеся денежные средства.

В указанных случаях права должника не остаются незащищенными.

Таким образом, суд пришел к выводу, что обжалуемая гражданином Ч. норма закона не противоречит Конституции.