Москва
  • Главная
  • »

Российские новости о банкротстве: краткий обзор с 05 по 11 июля 2021 года

В начале июля было принято несколько федеральных законов, на основании которых в частности внесены поправки в законодательство о банкротстве.

- ФЗ №241-ФЗ от 01.06.2021 года предусматривает внесение поправок в ст. 195,196 УК РФ, которые усилят ответственность лиц, связанных с процедурами банкротства. Кроме того закон вводит такое понятие, как контролирующее лицо и предусматривает квалифицированные составы по признаку использования служебного положения и совершения преступления группой лиц по предварительному сговору или организованной группой.

- ФЗ №273-ФЗ от 01.06.2021 года предусматривает внесение поправок в законодательство о долевом строительстве многоквартирных домов, а также изменения вносятся в ст. 201.1, 201.4 закона о банкротстве, регулирующие положения о банкротстве застройщиков. 

-ФЗ №353-ФЗ от 02.06.2021 года предусматривает поправки относительно обеспечительного платежа на рынке ценных бумаг, изменения коснулись и  банкротного законодательства.

- ФЗ №343-ФЗ от 02.06.2021 года касается изменений закона об организации страхового дела, поправки в закон о банкротстве вносятся в ст. 201.1.

***

Нарушения при проведении банкротных торгов были установлены антимонопольной службой.

В антимонопольную службу поступила жалоба на действия организатора торгов, в которой заявитель указывал о том, что организатор торгов не представил запрашиваемые им документы своевременно. В свою очередь организатор торгов пояснил, что запрос заявителя попал в спам, ввиду чего ответ на запрос был дан после его обнаружения, после подведения итогов торгов. Было установлено нарушения п. 8 ст. 110 закона о банкротстве, однако предписание за виновные действия нарушителя не было выдано, поскольку по результатам торгов был заключен договор.

Еще одна жалоба заявителя поступила в антимонопольную службу, по которой предписание за виновные действия организатора торгов по банкротному делу не выдали, однако нарушения были выявлены. Антимонопольщиками было установлено, что организатор торгов отменил торги за час до их проведения, обосновав данную отмену требованием конкурсного кредитора. Своими действиями организатор торгов нарушил п. 4 ст. 448 ГК РФ, которая предусматривает срок для отказа от проведения торгов. Предписание не было выдано ввиду наличия оснований для их отмены.

Заявитель обратился с жалобой в антимонопольную службу в связи с тем, что организатор торгов установил одиннадцатый период снижения начальной цены торгов в форме публичного предложения. Конечная цена составила один рубль. Жалоба была удовлетворена в связи с тем, что установленный период не соответствовал положению о порядке продажи имущества должника. Предписания опять не было выдано ввиду подачи всех заявок на девятом этапе. 

***

9 июля 2021 года пройдет всероссийский съезд арбитражных управляющих, на котором примут участие делегаты из более сорока саморегулируемых организаций. 

Депутат Госдумы РФ Михаил Бугера, являющийся сопредседателем оргкомитета съезда, рассказа о предстоящем мероприятии.

Съезд был запланирован весной прошлого года, однако собрать арбитражных управляющих не представилось возможным по причине возникшей пандемии. Структура профессионального сообщества арбитражных управляющих отличается от нотариата и адвокатуры, существует три объединения СРО и один общероссийский профсоюз.

Представители указанных организаций являются сопредседателями оргкомитета и на первом заседании данного комитета, состоявшегося в апреле 2021 года, сопредседателями были согласованы основные параметры всероссийского съезда.

Одним из вопросов в повестке съезда является рассмотрение проекта кодекса этики арбитражных управляющих, при утверждении которого можно будет судить о зрелости профессионального сообщества. На данный момент за деятельностью СРО осуществляется контроль со стороны государства, однако правильнее бы было, если такой контроль осуществлялся структурами профсообщества.

Также на съезде будет рассмотрен вопрос о создании рабочей группы по подготовке  новой редакции закона о банкротстве. Данную идею выдвигает Российский союз СРО, в свою очередь профсоюз предлагает обсудить поправки ко второму чтению в законопроект о банкротстве.

Перед съездом пройдет совещание с участием СРО и Минэкономразвития РФ, в связи с чем у делегатов съезда появится возможность узнать о планах реформы института банкротства.

Бугера называет арбитражных управляющих стержнем института банкротства, поскольку без их участия рассмотрение банкротного дела невозможно и поскольку институт банкротства направлен на оздоровление экономики, то только от эффективного труда арбитражного управляющего будет зависеть то, как рыночная экономика будет оздоравливаться.

***

Председатель экспертного совета Общероссийского профсоюза арбитражных управляющих Максим Доценко рассказал об оптимизации института административной ответственности АУ.

Если обратиться к истории административной ответственности АУ, то ответственность за неправомерные действия в сфере банкротства появилась в 2002 году, при появлении ст. 14.13 КоАП РФ. До 2013 года диспозиция статьи не подвергалась изменению, менялась лишь санкция, которая на 2013 год предусматривала штраф в размере от двух с половиной до пяти тысяч рублей, а в альтернативу штрафа могла применяться дисквалификация.

В 2013 году размер штрафа достиг до 50 тысяч рублей. В 2015 году появился состав, предусматривающий наказание в виде дисквалификации за совершение любого правонарушения в сфере банкротства повторно. Данные обстоятельства послужили стартом для профсоюзного движения в среде арбитражных управляющих.

Рассматривая дела об административных правонарушениях в сфере банкротства, судаы чаще прекращали производство делу, признавая действия виновных лиц малозначительными, в результате чего судебные акты не обжаловались, а судебная практика по ст. 14.13 КоАП РФ сводилась к нулю.

Настоящая проблема в сфере привлечения лиц, участвующих в делах о банкротстве, к административной ответственности сводится к тому, что здесь противостоят друг другу два принципа – принцип справедливого наказания и принцип неотвратимости наказания. 

Ввиду изложенного РССОАУ стало разрабатывать проект, на основании которого появилась возможность разделения административной и дисциплинарной ответственности арбитражных управляющих.

Было выявлено, что основная идея статьи административного кодекса предусматривает наказание за неисполнение обязанностей АУ, а не за надлежащее исполнение этих обязанностей; на нарушение законодательства, но не подзаконных актов. 

Кроме того, требуется одномоментное принятие трех документов.

Во-первых, необходимо принять поправки к административному регламенту исполнения Федеральной службой Росреестра государственной функции по осуществлению контроля (надзора) за деятельностью саморегулируемых организаций арбитражных управляющих. Данные регламент подлежит изменению в части включения в него порядка проведения проверок АУ. Вносимые изменения предполагают следующее: Росреестр проверяет управляющих по тем же правилам, что и СРО, а никогда захочет; служба Росррестра проводит проверки только по жалобам участвующих в банкротном деле лиц; при рассмотрении жалобы на действия СРО, проверяется процедура, а не дается переоценка решения СРО, вынесенного по существу дисциплинарного дела.

Во-вторых, необходимо принять дисциплинарный кодекс СРО арбитражных управляющих. Предлагается унифицировать дисциплинарные процедуры в различных СРО, виды и размеры санкций.

В-третьих, отменить Приказ Минэкономразвития России от 03.07.2015 N 432 «Об утверждении Федерального стандарта деятельности саморегулируемых организаций арбитражных управляющих «Правила проведения саморегулируемой организацией арбитражных управляющих проверок профессиональной деятельности членов саморегулируемой организации в части соблюдения требований Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)»…

Практический результат будет сводиться к тому, что более серьезные правонарушения будут подпадать под юрисдикцию суда и Росреестра, менее сложные дела останутся в пределах СРО АУ. В данном случае исключится двойная ответственность за совершение одного и того же правонарушения; арбитражные управляющие будут защищены от жалоб лиц, не участвующих в банкротном деле; повысится независимость арбитражных управляющих.

***
    
Возможна ли погашение налоговой задолженности с залогового счета банкрота?

Электрометаллургический завод был признан банкротом, открыто конкурное производство. Основное предприятие должника находилось в залоге у банка. В рамках конкурсного производства залоговое предприятие продолжило свою работу, благодаря чему завод был продан с торгов по цене, превышающей тридцать процентов от его рыночной стоимости. Однако за год работы у предприятия образовалась огромная налоговая задолженность. 

Налоговая служба обратилась к должнику с требованием о взыскании всей суммы образовавшейся налоговой задолженности, ссылаясь на п. 6 ст. 138 закона о банкротстве. В свою очередь конкурсный управляющий посчитал, что сохранность залогового имущества не связана с налогами, в связи с чем возражал против удовлетворения требований налогового органа.

ФНС обратилась в суд за разрешением указанного спора, и указывало на то, что ранее она возражала против продолжения функционирования деятельности завода-банкрота, а теперь банк получит больше денег за счет сохранения предмета залога в ущерб бюджету РФ. 

При разрешении спора суды сослались на то, что требования залогового кредитора должны погашаться раньше текущих требований и отказали ФНС в удовлетворении ее требований. Однако Верховный суд занял иную позицию и направил дело на новое рассмотрение.

***

Может ли фиктивный долг быть включен в реестр требований кредиторов? Данный вопрос рассматривала экономколлегия Верховного суда РФ.

В 2008 году между должником и обществом «ЭнергоИнвест» был заключен договор займа, по условиям которого должник взял у общества займ в размере 130 миллионов рублей. Вышеуказанный договор был заключен за несколько месяцев до возбуждения банкротного дела. В рамках процедуры банкротства займодавец обратился в суд с требованием о включении крупной денежной суммы в реестр требований кредиторов. 

Суд первой инстанции пошел навстречу заявителю и разрешил включить его требования в реестр.

Суд апелляционной инстанции напротив, полагал, что стороны договора не раскрыли обстоятельств, предшествующих его заключению. Судом было установлено, что у должника имелась задолженность в размере более 160 миллионов рублей, в отношении него введен запрет на совершение регистрационных действий, а имущество, приобретенное должником от отца на основании договора дарения, возвращено обратно, поскольку дарение было признано недействительным при банкротстве дарителя. Данные обстоятельства свидетельствуют о фиктивности займа на дату подписания договора.

Суд округа отменил решение апелляционного суда, поскольку был согласен с позицией суда первой инстанции.

Судебная коллегия отменила акты судов и отправила спор на новое рассмотрение. О выводах суда будет известно позднее при изготовлении мотивировочной части определения Верховного суда РФ.