Москва
  • Главная
  • »

Российские новости о банкротстве: краткий обзор с 05 по 11 сентября 2021

Краткий обзор СМИ с 5 по 11 сентября 2021 года.

***

Заместитель главы Федеральной налоговой службы дал разъяснения, касающиеся положения дел, связанных с процедурами банкротства.

Он отмечает, что на сегодняшний день ситуация с банкротством направлена в худшую сторону, поскольку пробелы в законодательстве, регулирующий институт банкротства, позволили юристам делать на этом прибыльный бизнес.

Общий объем списанных долгов за последние десять лет составило около двенадцати триллионов рублей, более того задолженность в размере трех триллионов рублей была списана только за прошлый год. Все это говорит о том, что потери, понесенные кредиторами из-за списания долгов, могли быть вложены в развитие экономики. 

Кроме того заместитель главы отмечает, что банкротные процессы стали носить длящийся характер и выходят за пределы установленного срока в два года, только в прошлом году 63 процента банкротных дел были затянуты сверх нормы.

Активы, принадлежащие должнику, реализуются по цене, ниже рыночной стоимости, нередки и случаи полного отсутствия имущества у должника. За один год кредиторы несут потери в пятьсот миллиардов рублей прибыли от продаж имущества должника, в результате чего только пять процентов от общей задолженности банкрота идет в пользу кредиторов.

Выход из сложившейся ситуации только один – реформирование института банкротства. Критика в адрес законопроекта о банкротстве только подчеркивает его важность и необходимость принятия. Согласно действующим процедурам банкротства, восстановить свою платежеспособность и вернуться к нормальной экономической деятельности смогут только менее двух процентов банкротов.

***

Право залога прекращается, если залогодержатель не заявил свои требования в рамках дела о банкротстве должника.

В 2009 году Пленум ВАС РФ вынес постановление №58, касающееся удовлетворение требований залогодержателя в рамках банкротных процедур. В пункте 18 данного постановления даны разъяснения о том, что залог, который обеспечивает обязательства, не связанные с предпринимательской деятельностью, сохраняется и в случае, если кредитор не заявил требования к индивидуальному предпринимателю в деле о его банкротстве. 

На сегодня экономическая коллегия Верховного суда фактически признала п. 18 указанного постановления как не подлежащего применению, поскольку данное постановление было принято в тот период времени, когда банкротство физически лиц (не предпринимателей) не было урегулировано на законодательном уровне. Верховный суд указал, что если залоговый кредитор не заявил в суд о своем требовании, то после реализации залогового имущества гражданина, право залога будет прекращено. Кроме того, распределение прибыли, полученной от продажи залогового имущества, не будет распространяться на залогодержателя. Вывод Верховного суда основан на том, что по завершению процедуры банкротства, должник освобождается от дальнейшего исполнения обязательств, включая обязательства, не заявленные в деле о банкротстве.

Дело по рассматриваемом спору возникло в отношении должника Владимира Жукова. Конкурсный управляющий просил суд утвердить положение о проведении торгов автомобиля, принадлежавшего должнику, а последний просил указать в Положении, что автомобиль обременен залогом. На требование должника арбитражный управляющий возражал, ссылаясь на то, что требования залогодержателя не были включены в реестр требований кредиторов. Суды утвердили Положение о проведении торгов в редакции, предложенной арбитражным управляющим, с учетом замечаний должника, однако Верховный суд не поддержал позицию нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение.

***

Верховный суд рассмотрит интересный спор по виндикационному требованию арбитражного управляющего.

Общество приобрело в собственность помещение, однако через год передало указанное помещение инвестиционной компании за значительную сумму. В дальнейшем право собственности перешло к обществу «Калипсо», которое передало помещение в аренду аффилированной компании в 2017 году.

В свою очередь, первоначальный приобретатель помещения в 2015 году был признан банкротом. Арбитражный управляющий просил суд признать договор об отчуждении помещения, заключенный между инвестиционной компанией и должником, недействительным. Доводы управляющего сводились к тому, что договор был совершен со злоупотреблением правом и носил безвозмездный характер. Суды первой и апелляционной инстанции отказали заявителю в признании спорного договора ничтожным, однако в связи с решением кассационной инстанции о направлении спора на новое рассмотрение, договор все-таки был признан недействительным. 

Вскоре арбитражный управляющий обратился с виндикационным требованием к настоящему собственнику помещения, а также к его арендатору, ссылаясь на отсутствие у них достаточной степени осмотрительности при приобретении помещения.

Суд первой отказал в удовлетворении заявленных требований и считал, что конкурсный управляющий не представил доказательств аффилированности между должником и настоящим собственником помещения - обществом «Калипсо».  Данное общество не могло знать о каком-либо пороке в первой сделке должника.

Апелляционный суд, а также суд кассационной инстанции не поддержали позицию нижестоящего суда. Они исходили из того, что сделка по покупке помещения не являлась экономически целесообразной для «Калипсо», кроме того «Калипсо» очень быстро заключило договор по приобретению спорной недвижимости, что может свидетельствовать о наличии осведомленности последней о наличии спора в отношении помещения.

«Калипсо» и арендатор помещения подали кассационную жалобу в Верховный суд, в которой указывали, что в выписках ЕГРН отсутствовали сведения о наличии спора в отношении помещения. Податели жалобы указывали на то, что третьи лица не могут знать о споре, пока данная запись не будет внесена в реестр. 

***

Министерство финансов внесло предложение, касающееся страхования ответственности арбитражных управляющих.

Минфин предложило сократить срок в течение которого пострадавшие лица из-за неправомерной деятельности арбитражного управляющего могут получить компенсационную выплату по договору страхования. Было предложено ограничить указанный срок до трех лет с того момента, когда договор страхования прекратил свое действие. Причиной указанных изменений послужило обстоятельство того, что требования о страховых выплатах нередко поступают в адрес страховщика спустя несколько лет после прекращения договора страхования, что в свою очередь не позволяет страховщикам прогнозировать понесенные страхователем убытки.

Кроме того, министерство финансов предлагает дополнить список случаев, которые не будут считаться страховыми. На сегодняшний день ситуации с не страховыми случаями определены в п. 6 ст. 24.1 Закона о банкротстве, к которым относятся обстоятельства непреодолимой силы, действия арбитражного управляющего, не связанные с осуществлением им своей деятельности и прочее. В свою очередь министерство предлагает отнести к не страховым случаям ситуации, когда убытки возникли по причине противоправных действий арбитражного управляющего, а также по причине умышленного нарушения последним законодательных норм.

На данный момент обязательным условием для членства саморегулируемой организации является страхование ответственности арбитражного управляющего. Кроме того Закон предусматривает дополнительное страхование АУ в случае, когда он участвует в деле о банкротстве компании, стоимость активов которой превышает сто миллионов рублей, или в том случае, когда суд утверждает арбитражного управляющего вопреки предупреждению СРО о несоответствии назначаемой кандидатуры.

Предложение Министерства: если дополнительные договора страхования прекратили свое действие, то рабочим остается основной договор. Другой вариант, предложенный Минфином заключается в том, что основной договор станет необязательным, а в течение 10 дней после назначения в дело управляющий должен будет заключить требующийся в конкретной ситуации договор страхования.

Также Министерство предлагает установить запрет на назначение судами арбитражного управляющего при наличии возражений СРО относительно его кандидатуры по причине несоответствия обязательным требованиям.