Москва
  • Главная
  • »

Российские новости о банкротстве: краткий обзор с 14 по 20 ноября 2021

Краткий обзор СМИ с 13 по 20 ноября 2021 года.


***
    
На сайте Верховного суда был опубликован третий обзор практики, в который вошли споры, связанные с институтом несостоятельности.

  • Если дело о банкротстве было прекращено по причине отсутствия денежных средств для оплаты судебных расходов на проведение процедур банкротства, то на стадии проверки обоснованности заявления о признании должника банкротом, инициатор указанного дела может обратиться в суд с заявлением о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности вне рамок дела о несостоятельности должника.
  • Рассматривая вопрос о привлечении руководителя должника к ответственности, судам необходимо выяснять, имелся ли у последнего план по выходу из кризисной ситуации, действовал ли он согласно указанному плану, и в какой период ему стало понятно, что антикризисный план не сможет вывести из кризиса.
  • Если в преддверии своего банкротства должник отказался от предъявления исковых требований в суде общей юрисдикции, то такой отказ может быть оспорен в рамках дела о банкротстве должника путем обжалования определения суда о прекращении производства по делу в связи с отказом от иска.
  • Процедура обращения взыскания на имущество, находящееся в залоге может опосредоваться рядом взаимосвязанных сделок, по итогам которых кредитор становится собственником спорного имущества, а его права требования утрачивают свою силу. Ряд таких сделок, совершенных во внесудебном порядке, не может признаваться недействительными по признаку причинения вреда кредиторам, если размер требований залогового кредитора превышает стоимость залогового имущества.
  • В случае, когда конкурсным кредитором обжалуется судебный акт в части взыскания с должника денежных средств, то им могут быть представлены новые доказательства, обосновывающие его позицию по существу спора.

***

Можно ли привлечь специалиста, оказывающего юридические услуги потенциальном банкроту к субсидиарной ответственности?

На протяжении последних лет число банкротных дел увеличивается, в том числе растет и число дел по привлечению контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности. К ответственности привлекаются как руководители компаний-банкротов, так и бухгалтеры, и иные сотрудники должника. На сегодняшний день под риском привлечения к ответственности находятся и юристы которые оказывают профессиональную помощь должнику при ведении его дела о банкротстве. Судебная практика пока не выработала позиции по привлечению юристов к ответственности, однако в любой момент она может повернуться в неблагоприятную для них сторону.

Процедура банкротства подразумевает под собой то, что компания или гражданин находятся в кризисном положении, а их средств недостаточно для погашения обязательств перед кредиторами, даже в том случае, если все их имущество будет реализовано. Однако нередки случаи, когда должник умышленно впадает в банкротство, дабы избежать расчетов с долгами. Способы здесь различные: формирование фиктивной кредиторской задолженности, вывод активов в пользу заинтересованных третьих лиц и прочее. Вместе с тем указанные действия не могут быть осуществлены должником без квалифицированной юридической помощи, в связи с чем потенциальный банкрот зачастую прибегает за помощью юристов.

Ввиду указанных обстоятельств, остро стоит вопрос о том, могут ли юристы быть подвержены ответственности как контролирующие должника лица.

В соответствии с нормами действующего законодательства субсидиарная ответственность является дополнительной гарантией того, что требования кредиторов будут удовлетворены в случае недостаточности средств основного должника. Закон о банкротстве предусматривает привлечение к субсидиарной ответственности только тех лиц, которые контролировали деятельность должника, а также содержит понятие и критерии определения данных лиц. 

При рассмотрении юридической помощи потенциальному банкроту можно сделать вывод о том, что такая помощь представляет собой услугу, носящую возмездный характер, целью которой является оказание помощи должнику, выражающуюся в выходе из кризисного состояния. С одной стороны юристы оказывают помощь по урегулированию спорных ситуаций с контрагентами, разрешению вопросов с налоговыми органами и иные услуги, направленные на вывод компании из сложной финансовой ситуации. С другой стороны юридическая помощь может выражаться в незаконном выводе активов должника и уклонении от погашения обязательств. Опытный юрист сможет предоставить должнику фирму-однодневку для вывода его активов, обеспечить продажу акций заинтересованным лицам или смену генерального директора в приближении несостоятельности, создать условия для потери важной экономической документации и прочее. В таких случаях, оказание юридической помощи ставит неоднозначный вопрос о возможности привлечения юриста к субсидиарной ответственности.

Немногочисленные прецеденты в судебной практике в части привлечения к субсидиарной ответственности лиц, оказывающих организации-должнику юридическое содействие в преддверии банкротства, свидетельствуют об отказе в привлечении банкротных юристов к субсидиарной ответственности.

***

Верховный суд разбирался, кого из руководителей кредитной организации можно привлечь к субсидиарной ответственности.

В 2015 году собственниками банка «Гринфилдбанк» стали два гражданина, в связи чем банк стал входить в неформальную группу банков под руководством новых собственников. В указанный период банком были совершены весьма сомнительные операции. Так банк предоставил займы другим банкам, которые находились в преддверии банкротства, приобрел права требования по кредитным обязательствам технических заемщиков, купил векселя у банков своей группы, а также предоставил несколько ссуд техническим фирмам. Указанные действия повлекли причинение ущерба банку на суммы, превышающую 1,5 миллиардов рублей. Впоследствии банк был признан банкротом, обязанности арбитражного управляющего стало исполнять агентство по страхованию вкладов.
  
Арбитражным управляющим было выяснено, что одобрение сомнительных сделок было с подачи правления банка и совета директоров, что было подтверждено протоколами заседаний. В этой связи агентство обратилось в суд с ходатайством о привлечении 12 менеджеров банка к субсидиарной ответственности, в частности владельцев банка, членов правления и совета директоров.

Суды удовлетворили требование арбитражного управляющего в части: к ответственности были привлечены двое собственников банка, председатель совета директоров и заместитель председателя правления. Вопрос относительно привлечения к ответственности оставшихся восьми контролирующих лиц был направлен на новое рассмотрение.

В свою очередь члены правления банка и члены совета директоров утверждали, что добро на совершение подозрительных сделок ими не давалось, в том числе заседания, на которые ссылается арбитражный управляющий, не проводились.

Рассматривая доводы привлекаемых лиц, Арбитражный суд указал на то, что протокол заседания правления подписан секретарем, а на протоколе заседания совета директоров стоит подпись заместителя председателя правления. В связи с данным обстоятельствами оснований считать документы поддельными не имеется.

Суд первой инстанции освободил от ответственности только одного члена правления банка, поскольку было установлено, что спорные сделки были совершены уже после того, как он вышел из членов правления. Остальные руководители были привлечены к субсидиарной ответственности.

Апелляция была иного мнения и указала, что члены правления и совета директоров являлись номинальными руководителями и не могли оказывать влияние на принятые банком решения. Решения на одобрения сделок были приняты владельцами банка, а также подконтрольным им лицом в лице заместителя правления. На самом деле заседания членов правления и совета директоров не проводились после перехода банка в собственность иных лиц, а представленные выписки лишь создавали видимость того, что сделки были совершены при их одобрении номиналами.

Суд округа отменил решение апелляционного суда, оставив в силе определение суда первой инстанции. Судом было указано, что номинальный статус не может являться основанием для отказа в привлечении ответчиков к субсидиарной ответственности.
Ответчики обратились с жалобой в Верховный суд. Податели жалобы указывали, что для привлечения к ответственности необходимы достоверные и убедительные доказательства, однако копии выписок из протоколов заседаний не являются таковыми, кроме того на указанных выписках отсутствуют подписи ответчиков.

В своем решении экономическая коллегия Верховного суда указала, что поскольку ответчики отрицали свою причастность к одобрению сделок, судам надлежало разобраться в данном вопросе, чего сделано не было. Апелляционный суд подвергнул сомнению представленные документы и пришел к выводу о том, что собрания не проводились, в связи с чем отказался привлекать ответчиков к ответственности. В свою очередь суд округа, отменяя решение суда апелляционной инстанции, не объяснил, почему именно он посчитал выводы апелляционного суда ошибочными. Вместе с тем наличие одних подозрений в виновности ответчиков недостаточно для удовлетворения иска о привлечении к ответственности, здесь необходимо привести ясные и убедительные доказательства вины контролирующих лиц.

Также Верховным судом было отмечено, что в штате кредитной организации всего много сотрудников, включая руководителей. При банкротстве банка к ответственности пытаются привлечь всех контролирующих лиц, однако это не всегда правильно. Под ответственность должны подпадать только те лица, действиями которых кредитная организация была признана несостоятельной. Одобрение сделки лицом не является безусловным основанием того, что оно помогало выводить активы. В этой связи предполагается, что сотрудник банка действовал добросовестно и разумно в соответствии с выработанными стандартами банковской деятельности.

Верховный суд разъяснил, каким образом можно выявить виновных в банкротстве должника лиц.

Во-первых, привлекаемое лицо могло оказывать влияние на деятельность должника.

Во-вторых, действия ответчика привели к неблагоприятным последствиям для должника и его кредиторов. В данном случае необходимо установить, что совершенные ответчиком действия кардинально повлияли на банкрота. Вместе с тем, если сделка была совершена на невыгодных для должника условиях, но существенным образом не повлияла на деятельность должника в целом, то лицо, ее совершившее, нельзя привлечь к ответственности.

Наконец, инициатором совершения негативной сделки  выступал сам ответчик или ответчик получил какую-либо выгоду от наступления неблагоприятных последствий. Верховный суд подчеркнул, что само по себе наличие статуса контролирующего лица не является основанием для привлечения к субсидиарной ответственности.

В итоге рассмотрения кассационной жалобы решение апелляционного суда было оставлено в силе.


***

В антимонопольный орган поступила жалоба на действия организатора торгов по реализации имущества должника.

Должника признали несостоятельным, ввели реализацию имущества. Спустя четыре года супруга должника обратилась в суд общей юрисдикции с заявлением о разделе совместно нажитого имущества. Заявление супруги было принято к производству, а также в отношении спорного имущества было вынесено определении о принятии обеспечительных мер в виде наложения ареста.

Несмотря на указанные обстоятельства, организатором торгов  было опубликовано сообщение о проведении торгов по реализации имущества должника в форме публичного предложения.

Должник просил признать действия организатора торгов по реализации его имущества с торгов незаконными, поскольку решение суда о разделе совместно нажитого имущества между супругами вынесено не было.
 
При рассмотрении жалобы, антимонопольная служба руководствовалось разъяснениями, данными в Постановлении Пленума ВС №48 от 2018 года, согласно которым должник вправе просить суд разделить его имущество до реализации последнего с торгов.

До разрешения указанного спора имущество не подлежит реализации. Кроме того антимонопольный орган выявил факт того, что в сообщении о проведении торгов была указана недостоверная информация об имуществе должника. Сообщение содержало о реализации имущества целом, а не его доли, а также не было указание на то, что в настоящее время судом общей юрисдикции рассматривается вопрос о разделе имущества, нажитого совместно должником и его супругой.

Организатор торгов получил предписание об аннулировании торгов.