Москва
  • Главная
  • »

Российские новости о банкротстве: краткий обзор с 18 по 24 июля 2021 года

***

Юрист Юлия Шилова со своей позиции проанализировала часть 2 статью 7 Закона о банкротстве.

Согласно ч. 2 ст. 7 Закона о банкротстве у кредитной организации возникает право на обращение в Арбитражный суд с заявлением о признании должника банкротом с даты возникновения у последнего признаков банкротства, при этом получение судебного акта о взыскании задолженности не требуется. Такой порядок возбуждения дела о банкротстве можно назвать упрощенным. Логика здесь заключается в том, что требования, возникающие их договора кредитования, доказываются легко и процесс их доказывания носит упрощенный характер.

Исходя из судебной практики сегодняшнего времени, суды стали менее активно применять положения статьи 7 Закона о банкротстве, требуя при этом вступившего в законную силу судебного решения о присуждении. Суды считают, что одного лишь статуса кредитной организации недостаточно для того, что возбуждать банкротные дела.

Пример из практики:

Требование кредитной организации возникло из договора об участии в расходах на реконструкцию объекта недвижимости. Суды сочли, что данный договор не обусловлен специальной правоспособностью кредитной организации, ввиду чего решили, что упрощенный порядок инициирования дела о банкротстве должника не применим в данной ситуации. При обжаловании решения судов, Верховный суд указал, что требование не связано с осуществлением заявителем специальной правоспособности и подтверждено судебным актом, вступившим в законную силу.

Еще одно заявление кредитной организации о признании должника банкротом было оставлено без рассмотрения ввиду того, что спор, вытекающий из заключенного с должником кредитного договора, подлежал разрешению в порядке искового производства, следовательно, он должен рассматриваться вне рамок дела о банкротстве должника.

Таким образом, право кредитной организации инициировать банкротство должника в отсутствии судебных актов о присуждении не является абсолютным. 

***

25 июня 2021 года прошло заведение Российской трехсторонней комиссии по регулированию социально-трудовых отношений, один из вопросов заседания был посвящен проекту закона о банкротстве.

Согласно выписке из протокола заседания было принято решение об обращении в Государственную Думу РФ с предложением об обеспечении участия представителей сторон комиссии в обсуждении и доработки проекта закона о внесении изменений в Федеральный закон о несостоятельности (банкротстве). Предложение касается вопроса установления гарантий выплаты заработной платы работникам при банкротстве работодателя, в связи с отсутствием у последнего средств для погашения такой задолженности, а также обеспечение гарантий защиты социальных и трудовых прав арбитражных управляющих. 

***

В случае банкротства основного должника, поручитель по его обязательствам обязан оплачивать мораторные проценты.

Госкорпорация инициировало банкротство двух крупных обществ с ограниченной ответственностью, осуществлявших предпринимательскую деятельность по продаже запчастей от автомобилей. Впоследствии данные общества были признаны банкротами, а требования госкорпорации в размере 1,47 миллиардов рублей были включены в реестр требований кредиторов. Одновременно с указанными требованиями также были посчитаны мораторные проценты в размере 20 миллионов рублей, которые не подлежат включению в реестр, а выплачиваются после удовлетворения основного требования.

Кредитные обязательства обществ-банкротов были обеспечены договором поручительства, поручителем выступал гражданин И., который был признан несостоятельным в мае 2020 года.

Госкорпорация обратилась в Арбитражный суд с заявлением о включении своих требований в размере 1,47 миллиардов рублей в реестр требований кредиторов, а также мораторных процентов, начисленных во период процедур банкротства вышеуказанных обществ.

Судами трех инстанций требования заявителя были удовлетворены в части, во взыскании мораторных процентов было отказано. Выводы судов основывались на том, что размер обязательств поручителя определяется на день введения наблюдения в отношении основного должника, то есть не включает в себя мораторные проценты.

Госкорпорация была не согласна с позицией судов и обратилась в Верховный суд с кассационной жалобой.

Позиция Верховного суда: 

По обязательствам должника поручитель отвечает перед кредиторами в том же объеме, что и должник, в том числе и в части выплаты мораторных процентов, которые по общему правилу меньше договорной неустойки.

Если сам поручитель был признан банкротом, то выплата мораторных процентов зависит от того, были они начислены до первой процедуры в его деле о несостоятельности или после. 

В случае начисления мораторных процентов до момента введения первой процедуры банкротства должника, кредитор имеет право требовать включения соответствующих сумм в реестр требований кредиторов поручителя, данные требования удовлетворяются после погашения основной задолженности. В другом случае начисление мораторных процентов производится уже в деле о банкротстве самого поручителя.

Спор направлен на новое рассмотрение.

***

Илья Торосов, заместитель министра Министерства экономического развития, рассказал о реформе, касающейся института банкротства.
 
Основная цель законопроекта о банкротстве – реабилитация должника, восстановление его платежеспособности. Те реабилитационные процедуры, которые предусмотрены действующим законодательством, не воспринимаются обществом в экономическом плане и не решают проблем должника. Виду указанного, основной упор делается на то, чтобы общество не опасалось реабилитационных процедур и осознавало значимость того, что с помощью восстановительных процедур выйти из кризисного состояния все-таки возможно.
На сегодняшний день активно ведется обсуждение по поводу принятия нового закона о банкротстве, внесено огромное количество поправок, которые учтены Министерством.

Проект закона внесен в Государственную думу на рассмотрение в редакции уже с учетом мнения бизнесменов и экспертов.

Проект закона был подготовлен специально созданной рабочей группой, в которую вошли представители профессионального и научного сообщества. Впоследствии проект был подвергнут обсуждению с представителями экспертных сообществ, банков и прочими лицами.
 
Законопроект предусматривает новшество относительно порядка начисления вознаграждения арбитражным управляющим. Размер вознаграждения увеличивается при эффективном проведении процедур банкротства. Размер гонорара арбитражного управляющего будет ставиться в зависимость от размера активов, принадлежащих должнику. Кроме того, вознаграждение будет устанавливаться как в фиксированном, так и в процентом соотношении.

***

В антимонопольную службу поступила жалоба от участника банкротных торгов, занявшего в них второе место. В жалобе заявитель указывает, что итоги проведения торгов были проведены 23 апреля 2021 года. Информация о результатах торгов была размещена на официальном сайте 09 июня 2021 года, что противоречит действующему законодательству, определяющему пятнадцатидневный срок для размещения соответствующей информации со дня подписания протокола.

Причину пропуска срока арбитражный управляющий объяснил своей нетрудоспособность, однако данный довод не был принят во внимание антимонопольной службой, поскольку доказательств, свидетельствующих о нетрудоспособности управляющего последним представлено не было.
 
Таким образом, в действиях арбитражного управляющего было установлено нарушение п. 15 ст. 110 закона о банкротстве.

Кроме того податель жалобы указывал на несоблюдение арбитражным управляющим порядка заключения договоров купли-продажи. По общему правилу победитель торгов обязан произвести оплату в течение 30 дней с момента подписания договора. В рассматриваемом случае договор подписан 29 апреля, 25 мая организатор торгов дополнительным соглашением продлил срок оплаты имущества до 11 июня, в результате оплата была произведена 12 июня. Заявитель считал, что при неоплате имущества в срок, победитель торгов должен был быть признан как уклонившийся от совершения сделки, а проект договора купли-продажи должен быть направлен участнику, занявшему второе место по итогам торгов.

В действиях арбитражного управляющего было установлено нарушение п. 19 ст. 110 закона о банкротстве.

***

В каких случаях суды отказывают во списании долгов. 

Банкротство физических лиц введено в России шесть лет назад, в связи с чем число граждан-банкротов увеличивается с каждым годом. Только на период с января по июль 2021 года число обанкротившихся граждан достигло 88 тысяч. Основная цель граждан, признающих себя несостоятельными, направлена на списание всех долгов и восстановлении своего финансового положения. Однако зачастую суды отказывают освобождать должников от дальнейшего исполнения обязательств перед кредиторами. Исходя из практики, суд отказывает в списании долгов не только мошенникам и обманщикам, но и тем, кто пове себя нерационально.

Закон о банкротстве предусматривает два основания, при которых суд отказывает в списании долгов:

  • Не подлежат списанию долги, которые неразрывно связаны с личностью должника: возмещение морального вреда, алиментные обязательства, выплата заработной платы и прочие.
  • Долги также не списываются с должника, если суд посчитает его поведение в процедуре банкротства недобросовестным. Недобросовестное поведение может выражаться в привлечении должника к уголовной или административной ответственности за преднамеренное или фиктивное банкротство; в непредставлении или предоставлении заведомо ложной информации арбитражному управляющему; в случае доказательства факта того, что должник действовал незаконно при возникновении обязательств.

***

В каких случаях суды отказывают во списании долгов. 

Банкротство физических лиц введено в России шесть лет назад, в связи с чем число граждан-банкротов увеличивается с каждым годом. Только на период с января по июль 2021 года число обанкротившихся граждан достигло 88 тысяч. Основная цель граждан, признающих себя несостоятельными, направлена на списание всех долгов и восстановлении своего финансового положения. Однако зачастую суды отказывают освобождать должников от дальнейшего исполнения обязательств перед кредиторами. Исходя из практики, суд отказывает в списании долгов не только мошенникам и обманщикам, но и тем, кто пове себя нерационально.

Закон о банкротстве предусматривает два основания, при которых суд отказывает в списании долгов:

  • Не подлежат списанию долги, которые неразрывно связаны с личностью должника: возмещение морального вреда, алиментные обязательства, выплата заработной платы и прочие.
  • Долги также не списываются с должника, если суд посчитает его поведение в процедуре банкротства недобросовестным. Недобросовестное поведение может выражаться в привлечении должника к уголовной или административной ответственности за преднамеренное или фиктивное банкротство; в непредставлении или предоставлении заведомо ложной информации арбитражному управляющему; в случае доказательства факта того, что должник действовал незаконно при возникновении обязательств.

Пример незаконного поведения должника при возникновении и последующем исполнении взятых на себя обязательств может служить злостное уклонение от погашения долгов.
В сентябре 2020 года Верховный суд разъяснил, что под злостным уклонением следует понимать намеренные действия должника с противоправной целью в течение продолжительного времени. В свою очередь позиции нижестоящих судов не всегда совпадают с высказанной позицией Верховного суда.

Так по делу Михайлова Александра, суды освободили его от имеющихся долгов, причем признаки недобросовестного поведения должника были проигнорированы судами трех инстанций. Однако при рассмотрении кассационной жалобы Верховный суд был удивлен тем, что суды нижестоящих инстанций не увидели причин для отказа в списании задолженности.

Есть и другая практика. Московский Арбитражный суд отказал четырем должникам в списании долгов, поскольку взятые кредиты не были для них жизненно необходимыми, а неисполнение обязательств по ним суд расценил как недобросовестное поведение должников, выразившееся в принятии на себя заведомо неисполнимых обязательств. Однако апелляция отменила решения нижестоящего суда и пришла к выводу о том, что неразумные действия должников не являются основанием для отказа в списании долга.

Разница практика суда и в отношении долгов, возникших в связи с азартными играми должников. В одном из дел суд отказал в списании такого вида долгов ввиду недобросовестного поведения должника. В свою очередь апелляция установила психологическую зависимость должника от азартных игр и оценила его действия, как неразумные, при этом списав с последнего все долги. В другом деле должнику отказали в списании долгов по причине того, что во взятии займов не было экономической необходимости, поскольку большая часть денежных средств уходила в букмекерские конторы. Апелляционный суд согласился с позицией нижестоящего суда.

Распространены случаи отказа от списания долгов за непредставление или сокрытие информации должником. Так Арбитражный суд Москвы списал с гражданина Ш. все долги, посчитав, что сокрытие им части информации не повлияло на интересы кредиторов. Апелляция не согласилась с выводом суда и отказала в списании долгов ввиду того, что должник сначала взял на себя заведомо неисполнимые обязательства, а затем взял еще один кредит, которым мог бы расплатиться с первым кредитором, чего им сделано не было. По другому делу суды не списали долги в связи с тем, что должник после признания его банкротом устроился на работу и скрыл зарплату.

Нередки случаи не прощения долгов по причине тунеядства должника.