Москва
  • Главная
  • »

Российские новости о банкротстве: краткий обзор с 28 ноября по 4 декабря 2021

Краткий обзор СМИ с 28 ноября по 04 декабря 2021 года.

***

Верховный суд разрешил продавать имущество должника-сельскохозяйственной организации без специальных правил, установленных законом о банкротстве.
 
Общество было признано банкротом, введена процедура реализации имущества. На собрании кредиторов должника было утверждено положение о продаже имущества должника, в которое вошли земельные участки, транспорт и иное имущество сельскохозяйственного назначения. По итогам проведенных торгов имущество было реализовано в пользу другого общества за один миллиард рублей.

Другие участники, которым не удалось одержать победу в торгах, обратились в Арбитражный суд с заявлением о признании торгов недействительными.

Суд первой инстанции пошел навстречу заявителям, сославшись на то, что поскольку должник относится к сельскохозяйственной организации, то реализация его имущества должна происходить в соответствии со ст. 179 закона о банкротстве, а именно с проведением обязательной оценки.

В апелляции указали, что процедура банкротства происходила по общим правилам, установленным законом о банкротстве, в связи с чем торги были проведены надлежащим образом. Кроме того должник вел свою деятельность с применением не специального, а общего налогового режима. Итоги торгов никаким образом не повлияли на интересы как самого должника, так и его кредиторов.

Суд округа отменил решение апелляционного суда, оставив в силе решение суда первой инстанции. Суд исходил из того, что должник является получателем субсидии, поскольку имеет статус сельскохозяйственного производителя, а доля его доходов за год от продажи произведенной продукции составила около 96 процентов. Суд округа также указал на то, что налоговый режим не может свидетельствовать о наличии или отсутствии статуса сельскохозяйственной организации у должника.

Победитель торгов пожаловался в Верховный суд. В своей жалобе заявитель указывал, что приобретенные на торгах земельные участки расположены по соседству с участками, находящимися в его собственности, в связи с чем он обладал преимущественным правом на приобретение спорных участков. На торгах определена рыночная цена имущества, в связи с чем не проведение его оценки не может повлечь признание их недействительными, уверен заявитель.

Верховный суд согласился с позицией апелляционного суда, и признал проведение торгов по реализации имущества должника обоснованным.

*** 

Отдельные положения законопроекта о реформировании института банкротства требуют более серьезного обсуждения.

Как известно в мае 2021 года Правительством РФ был внесен на рассмотрение проект о реформе федерального закона о банкротстве. Указанный проект имел своей целью сократить процедуры банкротства, а также сократить сроки, установленные для данных процедур, повысить функцию реабилитации в банкротных делах. Законопроект еще не рассмотрен в первом чтении нижней палатой парламента.

Вместе с тем глава комитета Государственной думы по вопросам земельных отношений считает, что некоторые положения законопроекта нуждаются в дискуссии и существенной доработке. Глава обращает внимание на положение законопроекта об усилении ответственности арбитражных управляющих. Он считает, что является неразумным подвергать ответственности арбитражных управляющих, действовавших добросовестно, из-за ошибок, допущенных отдельными участниками финансового рынка.

Проект содержит ряд новаций, касающихся деятельности арбитражных управляющих. В частности предлагается сократить число членов СРО со 100 до 20, упростить процедуру выплат из фонда СРО тем, кто пострадал от действий арбитражного управляющего, а также вследствие выплат из компенсационного фонда СРО, незамедлительно его пополнить до необходимых сумм. 

Глава комитета высказал позицию о том, что появление корпоративных арбитражных управляющих, а также уменьшение воздействия банка на собрания кредиторов приведет к усилению роли государства как кредитора в делах о банкротстве.

***

В конкурсную массу подлежит включению не только то имущество должника, которым он обладает на праве собственности, но и имущество, которое он передал иным лицам в целях сокрытия его от кредиторов.
                                                     
Зачастую должник реализует свое имущество близким родственникам, дабы избежать обращения взыскания на него. На практике таких собственников принято называть мнимыми.

Такой подход является допустимым на основании сложившейся судебной практике, о которой рассказал юрист Олег Зайцев.

Так в одном из дел Верховный суд установил, что гражданка У. не имела финансовой возможности приобрести дорогостоящий земельный участок и построить на нем шикарный жилой дом, поскольку она работала врачом, никаких накоплений не имела. И, напротив, должник имел указанную возможность, исходя из своего материального положения. В связи с этим суд пришел к выводу о том, что гражданка У. являлась мнимым собственником недвижимости, а должник реальным собственником спорного имущества. Судом было установлено, что гражданка У. и должник находились в родственных отношениях, что позволило им скрыть имущество должника от правопритязаний кредиторов (определение СКЭС ВС от 23 июля 2018 г. № 305-ЭС18-3009).

В другом деле гражданин З. являлся собственником спорного имущества всего четыре месяца. Агентство полагало, что указанный гражданин был номинальным собственником, поскольку не имел собственных средств на приобретение недвижимости и находился под контролем конечных бенефициаров, заинтересованных в отчуждении активов банка в целях получении собственной выгоды. Верховным судом было указано, что в рассматриваемой ситуации подлежит установлению действительность передачи имущества и установление обстоятельств, когда спорное имущество перешло в собственность иных лиц (определение СКЭС от 26 ноября 2018 г. № 305-ЭС15-12239(5)).

Еще  в одном деле суд удовлетворил ходатайство арбитражного управляющего, в котором он просил истребовать из регистрирующего органа сведения об имуществе, принадлежавшем родственникам должника. Заявитель указывал на то, что должник приобретал имущество на имя родственников за счет денежных средств, предоставленных ему кредиторами. Ходатайство арбитражного управляющего было признано судом обоснованным. 

***

Нарушения, допущенные организаторами банкротных торгов, стали причиной для обращения участников с жалобой в антимонопольную службу.

Податель жалобы указывал на то, что не смог ознакомится с имуществом, подлежащим реализации на торгах. На требование участника торгов ознакомиться с имуществом должника арбитражный управляющий отвечал тем, что оно находится в аренде, а сам арендатор не выходит на связь. Антимонопольная служба усмотрела в действия управляющего нарушения ст. 110 Закона о банкротстве в связи с ненадлежащим обеспечением ознакомления с реализуемым имуществом, а также отметило, что в сообщении о проведении торгов отсутствовали сведения, касающиеся порядка ознакомления с имуществом должника.

Предметом другой жалобы явился факт неправомерного отклонения заявки организатором торгов. Заявка была подана представителем заявителя, к которой были приложены копия паспорта самого заявителя и документ, подтверждающий полномочия представителя. В свою очередь организатор торгов отклонил заявку в связи с тем, что приложенные документы были подписаны электронной подписью только представителя заявителя. Антимонопольный орган при рассмотрении жалобы установил, что оператором электронной площадки и организатором торгов выступало одно лицо. Для того, чтобы зарегистрироваться на электронной площадке, заявителем были представлены документы с личной электронной подписью. В связи с указанными обстоятельствами антимонопольщики указали, что поскольку непосредственно заявитель участвовал в торгах на электронной площадке, то представленные документы соответствовали заявленным требованиям.

Еще одна жалоба поступила в антимонопольную службу, в которой было указано на отсутствие возможности участия в торгах из-за недостоверной информации, представленной оператором электронной площадки. По обстоятельствам дела проведение торгов было назначено на 15-00 часов, однако в назначенное время торги проведены не были. Через три минуты заявитель позвонил оператору, который объяснил, что торги не состоялись по причине допуска одного участника. Вместе с тем, через несколько минут на сайте был опубликован протокол об определении участников торгов, в котором значились три заявки. Уведомление о допуске заявителя к участию в торгах было направлено заявителю после указанных обстоятельств. На самом деле торги прошли в 15-12 часов. Антимонопольная служба указала на нарушения п. 6.1 Порядка проведения торгов №495.

***

Суд округа рассмотрел спор по привлечению двадцати контролирующих лиц банка «Маст-банк» к субсидиарке.

В рамках дела о банкротстве банка, агентство по страхованию вкладов, выступающее в качестве арбитражного управляющего имуществом должника, ходатайствовало перед судом о привлечении к субсидиарной ответственности двадцати контролирующих должника лиц по обязательствам должника в размере тринадцати миллиардов рублей. В число привлекаемых к ответственности лиц входили: директор банка, члены правления банка, члены совета директоров и иные лица. Доводы арбитражного управляющего сводились к тому, что указанными лицами были выданы заведомо невозвратные кредиты техническим компаниям, что повлекло к банкротству банка.

Суд первой инстанции удовлетворил требования агентства в части и привлек к субсидиарной ответственности лишь трех лиц: экс-президента банка и бывших председателей правления банка.

Апелляция не согласилась с решением суда первой инстанции и вынесла решение о привлечении к ответственности всех лиц, указанных в заявлении агентства, кроме одного – гражданина Г.

Однако суд округа отменил решение апелляционного суда и согласился с выводами, к которым пришел суд первой инстанции.  Суд округа сослался на приговоры судов, которыми двое контролирующих лиц были осуждены к лишению свободы за присвоение в особо крупном размере, а также за особо крупные мошенничество и растрату.

***

Подмена понятий привела к тому, что арбитражный управляющий чуть не был подвергнут административной ответственности.

Общество было признано несостоятельным по правилам главы 9 Закона о банкротстве, предусматривающей банкротство в отношении застройщиков. В отношении должника открыто конкурсное производство. Конкурсный управляющий, действующий на основании ст. 201.4 закона о банкротстве, включил в реестр требований участников строительства требование гражданина Т.

По истечении полугода один из кредиторов обратился в суд с жалобой на конкурсного управляющего, в которой просил признать действия управляющего, выразившиеся во включении требований Т. в реестр, незаконными, а также просил исключить данное требование из реестра.

Решениями судов трех инстанций указанная жалоба была удовлетворена. Тогда конкурсный управляющий подал кассационную жалобу в Верховный суд. Верховный суд отклонил жалобу управляющего со ссылкой на то, что предметом спора выступало возражение на требование кредитора, а суды рассмотрели спор как жалобу на действия АУ, признав указанные действия незаконными. Вместе с тем вывод судов не влечет для арбитражного управляющего каких-либо неблагоприятных последствий, в связи с чем Верховный суд пришел к выводу об отсутствии оснований для передачи жалобы в экономколегию. 

В связи с тем, что судебные акты, вынесенные по ходатайству кредитора и в его пользу, не были отменены, кредитор пожаловался на АУ в Управление росреестра, в связи с чем был составлен протокол о привлечении АУ к административной ответственности. Управление Росреестра обратилось в суд с заявлением о привлечении АК к административной ответственности по ст. 14.13 КоАП РФ. 

Решением суда первой инстанции АУ был привлечен к ответственности.

Апелляционный суд отменил решение нижестоящего суда, в привлечении АУ к ответственности было отказано в связи с отсутствием состава административного правонарушения. Позицию апелляционного суда поддержал и суд округа. Отменяя решение суда первой инстанции, суды сослались на позицию Верховного суда, изложенную в определении об отказе в передаче кассационной жалобы на рассмотрение судебной коллегии.

По сути, в рассматриваемой ситуации, ни Арбитражный суд, ни Управление Росреестра не обнаружили разницы между реестром требований участников строительства и реестром требований кредиторов, и различиями в формировании и ведении этих реестров.