Москва
  • Главная
  • »

Российские новости о банкротстве: краткий обзор с 5 по 11 декабря 2021

Краткий обзор СМИ с  5 по 11 декабря 2021 года.

***

Юристы поделись банкротными делами, в рамках которых в конкурсную массу должника были включены весьма необычные вещи.

Так, ремонтный завод занимался ремонтом и выпуском бронетехники, кроме того он обладал собственным музеем. В мае 2019 года завод передал Администрации по договору хранения экспонаты музея для проведения выставки. Спустя несколько недель завод признали банкротом, а конкурсный управляющий попросил Администрацию вернуть имущество должника в конкурсную массу. В число экспонатов входило разное имущество, среди которых оказался танк Т-34. Вместе с тем Администрация города указала на то, что спорное имущество является объектом истерического наследия, в связи с чем отказалось возвращать его в конкурсную массу должника. Тогда арбитражный управляющий обратился в суд. Суд первой инстанции указал на этическую сторону спора и отказал в удовлетворении требований управляющего. Не дождавшись вступления решения суда в законную силу, Администрация города установила танк в парке и своим приказом включила его в список объектов культурного наследия.

Однако апелляция посчитала иначе и указала на то, что Администрация не вправе удерживать имущество, находящееся в собственности должника и обязало ее вернуть спорные объекты, включая танк. Кассация согласилась с выводами апелляционного суда.

Между Океанариумом и другим общество был заключен договор аренды помещения. В связи с тем, что у океанариума образовалась задолженность по арендным платежам, он передал обществу в счет долга все содержимое дельфинария: машинку для мойки пола, все аквариумы и даже черноперую акулу. Вскоре океанариум признали несостоятельным, было открыто конкурсное производство. Полагая, что должник передал свое имущество в большем размере, чем сумма долга, арбитражный управляющий обратился в суд о признании указанной сделки недействительной, основывая свои доводы на том, что сделкой были нарушены права иных кредиторов. Суды трех инстанций согласились с арбитражным управляющим и удовлетворили его требования, а в частности вернули даже акулу в конкурсную массу должника. В дальнейшем акула была реализована на торгах за 218 рублей.

Нередко предметами банкротных торгов становятся животные. Так в одном деле на торгах было реализовано четыре зверофермы вместе с животными. В другом деле на торгах было продано поголовье свиней и одна корова.

Еще одним необычным случаем по рассказам юристов было то, что должник занимался розничной торговлей, в связи  чем на торги было выставлено следующее имущество: зажигалки, игральные карты, презервативы и даже виброкольца. Самое интересно, что на указанное имущество нашелся и покупатель, который являлся директором фирмы, оказывающей юридические услуги.

Наиболее часто встречаются ситуации, когда у должника совсем отсутствует какое-либо имущество. Так гражданина признали банкротом с долгом в 74 тысячи рублей. В конкурсную массу был включен лишь электрический чайник, который был реализован на торгах по цене 60 рублей. В итоге с банкрота не были списаны долги, поскольку он был уличен в злоупотреблениях при заключении кредитных договоров с предоставлением липовой справки о доходах. 

Юристы отмечают, что закон не регулирует особенности банкротства физических лиц, а следовательно включение бытовых мелочей в конкурсную массу является обязанностью арбитражных управляющих. Указанное обстоятельство не только не позволяет производить расчеты с кредиторами, но и создает неудобства для участников банкротного процесса.

Еще в одном деле в собственности должника обнаружили здание бывшей церкви, которое было выставлено на торги. Белевская епархия настаивала, чтобы храм передали в собственность Русской православной церкви, однако реальных оснований для этого не было и церковь была продана с торгов.

В деле о банкротстве одного олигарха, на торги было выставлено поле для гольфа, которое оценивалось в пятьдесят миллионов рублей.

***

Перед судебной коллегией по экономическим спорам Верховного суда встал вопрос, возможно ли привлечение контролирующих должника лиц к ответственности в случае, когда в отношении указанных лиц было принято решение о взыскании долга как с поручителей.

Двум кредитным организациям принадлежали права требования к обществу «Югметаллснаб-Холдинг», а также к его непосредственному директору. Банком были выданы в пользу общества четыре кредита на большую сумму. Договоры кредитования обеспечивались поручительством директора общества. В свою очередь заемные средства не были возвращены кредитору в полном объеме, в связи с чем решением суда общей юрисдикции с поручителя в пользу банка была взыскана сумма займа.

Позднее само общество и его директор были признаны несостоятельными. Арбитражный суд привлек к субсидиарной ответственности по долгам общества. Решая вопрос о размере ответственности, суд указал, что двойного взыскания не произойдет, поскольку при исполнении решения суда общей юрисдикции, сумма долга самого общества уменьшится, а следовательно и уменьшится размер субсидиарной ответственности.

Однако апелляционный суд, с выводами которого согласился суд округа, отменил решение суда нижестоящей инстанции, указав на то, что предмет и основание предъявленного требования и гражданского иска, рассмотренного судом общей юрисдикции, идентичны.

Тогда один из банков пожаловался в Верховный суд. Доводы кассатора сводились к тому, что у субсидиарной ответственности и ответственности лица в связи с договором поручительства абсолютно разная правовая природа, требования не являются тождественными, а исполнение по любому из них влечет снижение размера ответственности по остальным обязательствам в соответствующей части.

Дело назначено к рассмотрению на 20 декабря 2021 года.

***

Представлены методические рекомендации, посвященные по спорам относительно истребования документов и иного имущества у руководителя должника.

Согласно указанным рекомендациям, представленным Арбитражным судом Волгоградской области, выделено несколько оснований, в связи с которыми суд может отказать в удовлетворении ходатайства арбитражного управляющего об истребовании документации и имущества должника.

Во-первых, если руководитель должника сумел доказать, что все испрашиваемые документы и ценности были представлены арбитражному управляющему.

Во-вторых, если руководитель докажет, что представить испрашиваемые документы, имущество должника невозможно по объективным причинам, в частности в связи с изъятием их правоохранительным органами, либо их утерей вследствие пожара, кражи и т.д.

В-третьих, если испрашиваемых документов и вовсе не существовало в организации должника. Например, руководитель должника не вел отчетность и не хранил документацию, хотя был обязан это делать.

Наконец, если арбитражный управляющий при обращении в суд избрал ненадлежащий способ защиты.

В рекомендациях описываются ситуации, при которых способы защиты могут быть различными.

Так, в случае если имущество должника находится при нем, но руководитель препятствует к его доступу, то в такой ситуации необходимо обращаться в суд с заявлением об исполнении обязанности по передаче документов и имущества в натуре. Если же имущество у должника отсутствует и находится во владении руководителя, причем имущество перешло к руководителю без наличия какого-либо договора, то здесь применим виндикационный иск, в противном случае подается иск об оспаривании сделки по передаче имущества.

В том случае, когда имущество выбыло в пользу третьих лиц по причине противоправного поведения руководителя должника, то в такой ситуации можно воспользоваться одним из двух способов защиты: привлечь руководителя к субсидиарной ответственности или обратиться в суд с иском о взыскании убытков с руководителя должника.

***

Арбитражный суд Волгоградской области разъясняет, по каким причинам производство по делу о банкротстве граждан подлежит прекращению.

Дело о банкротстве должника прекращается в следующих случаях:

  • Требования инициатора банкротного дела являются необоснованными. В указанном случае, если требования заявителя не подтверждаются актом суда или наличествует спор о праве, то такие требования признаются судом необоснованными. В свою очередь сам должник доказывает факт того, что спор о праве существует, представляя при этом любые доказательства, как устные, так и письменные.
  • Дело прекращается в связи с отсутствием денежных средств, направленных на финансирование процедур банкротства. Прекращение производства по делу по данному основанию призвано не допустить образование у должника новых долговых обязательств, в том числе  и перед арбитражным управляющим. При вынесении определения о прекращении производства по делу суд указывает, что данный факт не препятствует к повторному обращению заявителя в суд с соответствующим требованием.
  • Производство по делу прекращается, когда требования кредиторов удовлетворены в полном объеме, либо сами кредиторы отказались от своих требований. Здесь необходимо учитывать погашение именно реестровых требований кредиторов.
  • Заключение мирового соглашения, в котором также решается вопрос о вознаграждении, причитающемся арбитражному управляющему. Однако, если такое условие в мировом соглашении отсутствует, то это не лишает арбитражного управляющего права на соответствующие выплаты.
  • Производство по делу о банкротстве прекращается при невозможности утверждения финансового управляющего.


***

В конце декабря Верховный суд рассмотрит спор по вопросу признания договора на оказание юридических услуг недействительным.

По заявлению кредитора в отношении строительной компании Арбитражным судом было возбуждено дело о банкротстве, введена процедура наблюдения, временным управляющим утвержден гражданин Г.

После начала процедуры банкротства, генеральный директор строительной компании обратился в юридическую фирму за помощью, в связи с чем между юрфирмой и руководителем должника был подписан договор на оказание юридических услуг. По условиям договора исполнитель должен был подготовить план внешнего управления с последующим представительством должника в судебных процессах. Заказчик же обязался выплатить в пользу исполнителя за изготовление плана 330 тысяч рублей, а также уплачивать по 150 тысяч рублей ежемесячно за сопровождение процедур банкротства.

Позднее строительная компания уплатила юридической фирме 140 тысяч рублей, а спустя пять дней после этого в отношении должника была введена процедура внешнего управления, внешним управляющим вновь был утвержден гражданин Г.

Через пять месяцев конкурсным управляющим стал гражданин Д., который обратился в суд с заявлением об оспаривании сделки по перечислению должником в адрес юридической фирмы денежных средств. Доводы конкурсного управляющего сводились к тому, что сделка носила безвозмездный характер, юридические услуги должнику не оказывались, а сама сделка имела своей целью уменьшить конкурсную массу должника, причинив тем самым вред кредиторам.

Суд первой инстанции отказался удовлетворять заявленные требования, сославшись на представленные акты оказания услуг и отчеты юриста. Суд указывал на то, что в деле отсутствуют доказательства того, что сделка была совершена с целью причинения вреда кредиторам, а сам договор на оказание юридических услуг, заключенный в период процедуры наблюдения не может свидетельствовать о недобросовестности и сговоре сторон сделки.

Апелляционный суд отменил решение нижестоящего суда. Суд исходил из того, что юридическая фирма, оказывая услуги должнику, вышла за пределы условий договора, а именно: подготовила сообщение о введении внешнего управления, направило его для публикации в «Коммерсанте», разместила информацию на сайте ЕФРСБ, уведомила кредиторов, то есть совершила те действия, которые входили в прямые обязанности арбитражного управляющего. В этой связи апелляция пришла к выводу, что целью сделки являлось сопровождение деятельности арбитражного управляющего, а не оказание квалифицированной помощи должнику. Договор на оказание услуг был признан недействительным, юридическую фирму обязали вернуть деньги в конкурсную массу должника.

Суд округа, напротив, поддержал позицию суда первой инстанции. Суд отметил, что законом о банкротстве арбитражному управляющему предоставлено право привлекать сторонних специалистов для выполнения возложенных на него обязанностей. 

Арбитражный управляющий – гражданин Д. обратилась с кассационной жалобой в Верховный суд. Кассатор указывал, что судом округа не было учтено того, что стороной договора выступал не арбитражный управляющий, а сам должник. Кроме того, юридической фирмой были исполнены обязанности арбитражного управляющего, за которые последнему выплачивается вознаграждение.

Жалоба передана на рассмотрение в СКЭК, разбирательство назначено на 20 декабря 2021 года.

Юристы отмечают, что Верховный суд желает конкретизировать правила, по которым управляющие привлекают исполнителей, с учетом особых полномочий и обязанностей управляющего.

***

Процессуальный срок подлежит восстановлению в случае, когда причины пропуска объективно исключали возможность своевременного обращения в суд.

Решением районного суда было утверждено мировое соглашение, заключенное между должником и его кредитором. Спустя год, а именно в октябре 2020 года в отношении должника была введена процедура банкротства – реструктуризация долгов и утвержден финансовый управляющий. Решение суда общей юрисдикции финансовый управляющий получил только в декабре.

В январе 2021 года арбитражный управляющий обратился в суд с ходатайством, в котором попытался оспорить мировое соглашение и просил суд восстановить пропущенный срок для обжалования. Кассационный суд, а после и судебная коллегия того же суда оставила заявление управляющего без рассмотрения по причине того, что процессуальный срок для подачи жалобы истек. Суды объяснили это тем, что решение об утверждении мирового соглашения вступило в силу 31 июля 2019 года, следовательно подать жалобу было возможно только до 31 января 2021 года.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного суда указала на ошибки, сделанные нижестоящими судами при отказе в удовлетворении ходатайства арбитражного управляющего. В частности высшим судом было отмечено, что невозможность для управляющего восстановить процессуальный срок подачи кассационной жалобы, существенно снижала бы уровень реализации им конституционного права на судебную защиту, противоречило бы конституционным целям гражданского судопроизводства.

Кроме того, суд напомнил о том, что срок подлежит восстановлению в случае, когда причины пропуска объективно исключали возможность своевременного обращения в суд. В рассматриваемом случае судами не было учтено того, что арбитражный управляющий получил копию определения суда об утверждении соглашения уже после истечения срока его обжалования.

Дело было направлено на новое рассмотрение.

***

Арбитражный суд Республики Северная Осетия – Алания опубликовал обзор практики, касающийся, в частности, исключения активов должника из конкурсной массы.

Часть вопросов посвящена пенсионным выплатам должника и нахождение их в конкурсной массе последнего. Суд отмечает, что должники нередко ходатайствуют перед судом об исключении пенсии из конкурсной массы в полном объеме, однако данные требования остаются без удовлетворения, а должники не пытаются обжаловать решение суда в вышестоящие инстанции. 

Одним из интересных споров суд отмечает дело по ходатайству арбитражного управляющего к пенсионному фонду, в котором он просил обязать управление направлять сумму страховой пенсии должника на специальный счет. В свою очередь должник просил исключить всю пенсию и выплату, причитающуюся ему как инвалиду, из конкурсной массы.

Суды указали на то, что не является законным обязывать управление пенсионного фонда перечислять выплаты на специальный счет, так как процедура банкротства установленный порядок выплаты пенсии не меняет. Ошибочным является мнение должника о том, что он вправе выбирать между пенсией и размером прожиточного минимума. Суды указали на то, что пенсия, как и иное имущество, образует конкурсную массу должника, из которой  потом исключается имущество, запрещенное к взысканию. Если суд придет к выводу, что прожиточного минимума недостаточно для поддержания жизнедеятельности должника, то он может исключить из конкурсной массы дополнительное имущество.

***

Арбитражный суд Волгоградской области поделился рекомендациями относительно привлечения к ответственности лиц, совершивших неправомерные действия в делах о банкротстве.

Четвертый блок рекомендаций посвящен особенностям привлечения к административной ответственности, к которым суд относит следующие моменты:

  • Арбитражный управляющий привлекается к административной ответственности по ч. 3 ст. 14.13 КоАП в случае, если им в течение десяти дней не была оплачена публикация о введении в отношении должника процедуры наблюдения.
  • За несвоевременную публикацию сообщений в ЕФРСБ, действия арбитражного управляющего должны квалифицироваться также по ч. 3 ст. 14.13 КоАП (то есть должна применяться специальная норма права).
  • Срок давности для привлечения арбитражного управляющего к ответственности за недопущение к участию лиц, желающих принять участие в банкротных торгах, должна исчисляться с момента вынесения такого решения.
  • По ч. 4 ст. 14.13 КоАП не может быть привлечен к ответственности сотрудник фирмы, если в его полномочия не входили распорядительные и административно-хозяйственные функции.
  • В случае, когда статус арбитражного управляющего прекращен, то указанное обстоятельство не может служить основанием для освобождения последнего от ответственности.
  • В случае, когда руководитель должника был привлечен к ответственности по ст. 14.13 КоАП РФ за не предоставление документов, то он не обязан уплачивать штраф за неисполнение судебного решения.
  • Арбитражный управляющий не подлежит привлечению к ответственности в случае, когда им в деле о банкротстве гражданина не были опубликованы сообщения о рассмотренных ходатайствах в части признания сделок должника недействительными. 

***

В антимонопольную службу поступила жалоба относительно процедуры проведения банкротных торгов.

В ходе проверки жалобы антимонопольная служба установила следующие обстоятельства:

Победителем торгов было признано лицо, афиллированное с арбитражным управляющим. Признаки аффилированности нашли свое подтверждение в том, что оба лица использовали единый IP адрес, а также прослеживалась связь между ответчиками через контактные данные (свойства файлов проектов договора купли-продажи, договора о задатке, правоотношения по аренде рабочего места).

Кроме того было установлено, что лицо, победившее на торгах не в полной мере внесло сумму задатка, однако арбитражный управляющий допустил его к участию в торгах. 

Как профессионал, управляющий не мог не знать о порядке оплаты задатка, соответственно, он действовал намеренно.

Антимонопольная служба указала, что арбитражный управляющий должен был отказать такому лицу в допуске к участию в торгах, поскольку представленные документы носили признак недостоверности, а на момент составления протокола об определении участников не было подтверждено поступление задатка на счет.

Антимонопольная служба признала нарушение п. 1 ч. 1 ст. 17 Закона о защите конкуренции.