Москва
  • Главная
  • »

Судебная практика по вопросам банкротства обзор с 03 по 09 октября 2021

Информируем о позициях судов в сфере банкротства с 03 по 09 октября 2021 года.

***

Суд округа рассмотрел жалобу кредиторов должника, касающуюся признание бездействий арбитражного управляющего незаконными и взыскания с него убытков.
Постановление АС от 28.09.2021 года по делу № А56-52798/2016 (790/2021-62687(1)).

Обстоятельства.

Банк был признан несостоятельным по решению суда, отрыто конкурсное производство, функции конкурсного управляющего возложены на агентство по страхованию вкладов.
До своего банкротства банк, являясь поставщиком буровых установок, заключил договор поставки с компанией, по условиям которого в обязанности банка входила передача оборудования покупателю, а в обязанности покупателя входила их принятие и оплата. Согласно акту приема-передачи, буровые установки были переданы компании. Кроме того между сторонами было заключено дополнительное соглашение о том, что до подписания акта технического соответствия поставщик несет расходы по содержанию и эксплуатации оборудования.

Банком был арендован земельный участок для целей размещения оборудования, а также заключен договор на оказание охранных услуг для охраны передаваемых объектов.
Агентство по страхованию вкладов, представляющее интересы банка, обратилось в суд с заявлением о взыскании с компании задолженности по договору поставки. Решением суда с компании было взыскано 112 миллионов рублей основного долга и 29 миллионов рублей в качестве процентов за пользование чужими денежными средствами.

Кроме того, в связи с не подписанием компанией акта технического состояния буровых установок, банк взыскал с компании убытки, вытекающие из расходов банка на содержание и охрану оборудования.

По указанным судебным решениям возбуждены исполнительные производства.

Позднее в единый реестр была внесена запись о прекращении деятельности компании как недействующего юридического лица.

Кредиторы банка обратились в суд с жалобой на бездействие агентства, указав, что им не были предприняты меры к недопущению ликвидации компании; не приняты меры к взысканию задолженности путем своевременного возбуждения исполнительного производства: не предприняты меры по обращению взыскания на буровые установки. Кредиторы указывали на то, что агентство как профессиональная специализированная организация, должно было избрать наиболее оптимальный способ защиты нарушенных прав должника, а именно принять меры к расторжению договора поставки и истребованию буровых установок. Действия конкурсного управляющего по внесению арендных платежей и платежей за охрану оборудования не были разумными, а предъявление исков к компании не устраняло негативные для должника последствия, возникшие в связи с заключением договора поставки незадолго до отзыва у Банка лицензии. 

Кредиторы просили взыскать с агентства убытки в пользу банка в размере 145 миллионов рублей.

Позиция судов:

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявленных требований. Суд исходил из того, что агентством были приняты все необходимые меры для получения долга по договору поставки, им был избран надлежащий способ защиты нарушенных прав банка, а невозможность исполнения решений суда и ликвидация компании не могут являться основанием для признания незаконным действий арбитражного управляющего. 

Апелляционный суд поддержал выводы суда первой инстанции.

Позиция суда округа:

Действуя разумно и добросовестно, конкурсный управляющий обязан избрать оптимальный способ защиты нарушенного права должника.

Судом было установлено, что на момент отзыва лицензии у банка буровые установки находилось на земельном участке, арендуемом им, оплату по договору компания не осуществила. В связи с этим банк имел право отказаться от исполнения договора поставки и потребовать от покупателя возврата неоплаченного оборудования и возмещения убытков.

Агентство не обосновало мотивов отказа от реализации своего права в ситуации неисполнения покупателем обязанности по оплате принятого товара в течение длительного срока. Кроме того агентством не раскрыло информацию о том, в каких целях оно продолжало нести за счет конкурсной массы расходы на размещение и охрану буровых установок, ведь было очевидно, что дальнейшее исполнение названных договоров не отвечает задачам процедуры конкурсного производства.

С учетом изложенного, вывод судов об отсутствии оснований для признания в сложившейся конкретной ситуации неправомерным бездействия Агентства сделан без выяснения всей совокупности обстоятельств, имеющих существенное значение для разрешения данного спора.

Дело направлено на новое рассмотрение.

***

Суд округа рассмотрел спор по жалобе кредитора должника об очередности удовлетворения его требований.
Постановление АС от 30.09.2021 года по делу № А40-121456/2020 (106930_2152609).

Обстоятельства.

Акционерное общество «союзпечать» было признано несостоятельным. До возбуждения дела о банкротстве между должником и индивидуальным предпринимателем был заключен договор поставки товаров, в котором индивидуальный предприниматель обязался поставить товары должнику (покупателю), а последний должен был принять товар и произвести за него оплату. 

Поставщик надлежащим образом исполнил свои обязательства по договору поставки, предоставив товар покупателю. В свою очередь покупатель товар не оплатил.

Позднее индивидуальный предприниматель уступил права требования задолженности в размере четырех миллионов рублей по договору поставки обществу «Газета».

В рамках дела о банкротстве должника общество «Газета» обратилось в суд с ходатайством, в  котором просило включить  задолженность в реестр требований кредиторов.

Позиция судов:

Суд первой инстанции удовлетворил заявление кредитора и включил его требования в заявленном размере в третью очередь удовлетворения. Судом было установлено, что должник не произвел оплату поставленного товара, а права требования, вытекающие из договора поставки, были уступлены заявителю. При этом обстоятельства отсутствия факта поставки, мнимости договора, аффилированности сторон судами не устанавливались.

Суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что поскольку задолженность приобретена лицом, имеющим контроль над должником через структуру группы компаний, заявленные требования подлежат удовлетворению в очередности, предшествующей распределению ликвидационной квоты.

Позиция суда округа:

Обстоятельства, которые могут являться основанием для понижения очередности требований аффилированного лица должны быть специально подтверждены при рассмотрении соответствующего вопроса, само по себе требование к должнику контролирующим лицом основанием для понижения очередности указанного требования не является.

Понижение очередности требований контролирующих лиц возможно, когда возникновение указанных требований связано с финансированием должника контролирующим лицом в рамках корпоративных правоотношений, исходя из принципа преимущественного удовлетворения требований независимых кредиторов относительно требований кредиторов, возникающих из правоотношений по управлению должником.

После введения процедуры по делу о банкротстве невозможно скрыть неблагополучное финансовое положение, так как такая процедура является публичной, открытой и гласной. Об осведомленности независимых кредиторов о наличии процедуры банкротства свидетельствует и факт включения их требований в реестр.  В связи с этим выкуп задолженности у таких кредиторов не может рассматриваться как направленный на предоставление должнику компенсационного финансирования.

В рассматриваемом случае на дату приобретения права требования к должнику заявление должника о признании его несостоятельным (банкротом) уже было подано и принято к производству суда, следовательно, на дату приобретения задолженности имущественный кризис организации уже состоялся, и информация о его наличии была общедоступна.

Постановление суда первой инстанции оставлено в силе.

***

Верховный суд рассмотрит спор о привлечении бывшего председателя правления банка к субсидиарной ответственности.
Определение ВС о передаче от 30.09.2021 года по делу № А41-90487/2015 (305-ЭС17-7124 (6).

Обстоятельства.

Муниципальный банк был признан несостоятельным. В рамках данного дела было заявлено ходатайство о привлечении нескольких лиц, контролирующих должника, к субсидиарной ответственности.

Суд первой и апелляционной инстанции пришли к выводу о частичном удовлетворении заявленных требований и привлекли к ответственности только пять человек из числа заявленных лиц. Однако суд округа названные судебные акты отменил в части отказа от привлечения к субсидиарной ответственности гражданина П. и в данной части отправил спор на новое рассмотрение.

Позиция судов:

Суды трех инстанций привлекли гражданина П. к ответственности. Судами было установлено, что данный гражданин занимал должность заместителя председателя Правления банка в течение года в период 14-15 годов, исполнял обязанности председателя Правления на протяжении трех недель в период с марта по апрель 2015 года, а также входил в состав кредитного комитета и ему принадлежало 4,5процентов доли в капитале банка. На основании доводов конкурсного управляющего суды пришли к выводу о том, что признаки неплатежеспособности возникли у банка по состоянию на 1 июня 2014 года, при этом финансовое положение банка продолжало ухудшаться. Причиной неплатежеспособности должника явились сделки, заключенные КДЛ в период с 2013 по 2015 годы, на основании которых реальные денежные средства были замещены на заведомо невозвратную ссудную задолженность в размере около трех миллионов рублей.

Кроме того, судами было указано, что гражданин П., являясь участником банка, членом правления и членом кредитного комитета, имел возможность влиять на принимаемые банком решения, однако никаких возражений относительно заключаемых сделок от него не поступало. При этом им были одобрены заведомо невозвратные кредиты двум гражданам и одному обществу с ограниченной ответственностью.  Кроме того, гражданин П. имел возможность и был обязан предпринять меры по предупреждению банкротства, включая его обращение в совет директоров банка с ходатайством об осуществлении мер по его финансовому оздоровлению, однако указанные действия он не совершал.

Гражданин П. обратился с кассационной жалобой в Верховный суд. Податель жалобы указывал, что не являлся заместителем председателя правления банка с апреля 2015 года, вместе с тем лицензия была отобрана у должника только в ноябре 2015 года. Кассатор ссылается на то, что к банкротству банка привели сделки по выдаче ссуд юридическим лицам на сумму свыше одного миллиарда рублей, а также выдача займов физическим  лицам на сумму более одного миллиарда рублей в 2015 году.  В указанных сделках кассатор участия не принимал. Также им было указано, что выводы нижестоящих судов о том, что  им были одобрены заведомо невозвратные кредиты двум гражданам и одному обществу, что повлекло банкротство должника, не являются обоснованными. Так, один из выданных кредитов был возвращен в полном объеме, а выдача двух других кредитов по своему размеру никак не могли привести к банкротству банка. Заявитель обращает внимание, что он как заместитель председателя правления не имел права подписи договоров и финансовых документов, на его имя не были выданы доверенности с подобными полномочиями. 

Слушание дела назначено на 25 октября 2021 года.

***

Верховный суд рассмотрел вопрос об отстранении арбитражного управляющего стратегическим предприятием от своих обязанностей.

Определение ВС от 30.09.2021м года по делу № А32-4783/2016 (308-ЭС21-8991).

Обстоятельства.

ФГУП «Кубанское» было признано несостоятельным, открыто конкурсное производство, гражданин Р. был утвержден в качестве конкурсного управляющего. Постановлением апелляционного суда в отношении должника применены правила о банкротстве стратегических предприятий и организаций. Позднее гражданин Р. был отстранен от исполнения обязанностей конкурсного управляющего, конкурсным управляющим утвержден гражданин В.

В другом деле о банкротстве стратегической организации указанный арбитражный управляющий был отстранен от исполнения возложенных на него обязанностей в связи с их ненадлежащим исполнением.  В связи с данным обстоятельством, управление федеральной налоговой службы ходатайствовало перед судом об отстранении гражданина В. от исполнения обязанностей конкурсного управляющего ФГП «Кубанское». Заявитель полагал, что конкурсный управляющий перестала отвечать требованиям, предъявляемым к арбитражному управляющему стратегического предприятия.

Позиция судов:

Суды трех инстанцией отказались удовлетворять требования заявителя. Разрешая спор, суды исходили из того, что факт отстранения управляющего в ином деле не может говорить о его неспособности к надлежащему ведению конкурсного производства в рассматриваемом деле. Кроме того, при отстранении управляющего в рамках иного дела не был установлен факт причинения убытков предприятию в результате ненадлежащего исполнения обязанностей. Также суды полагали, что отстранение управляющего на этапе конкурсного производства не является целесообразным, поскольку утверждение нового управляющего затянет сроки проведения процедуры банкротства и увеличит расходы по делу.

Позиция Верховного суда:

Постановление № 586 содержит перечень требований, предъявляемых к кандидатуре арбитражного управляющего в деле о банкротстве стратегического предприятия.  Данный перечень содержит условие о том, что в течение последних трех лет кандидат не должен быть отстранён от осуществления обязанностей арбитражного управляющего в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением возложенных на него обязанностей.

Отстранение арбитражного управляющего возможно в случае выявления обстоятельств, препятствовавших утверждению лица арбитражным управляющим. Гражданин В. был отстранен от обязанностей конкурсного управляющего.

***

Верховный суд разрешил КДЛ жаловаться на действия управляющего вне рамок обособленного спора о привлечении к субсидиарной ответственности.
Определение ВС от 30.09.2021 года по делу № А56-17680/2017 (307-ЭС21-9176).

Обстоятельства.

В октябре 2017 года финансовая компания была признана банкротом, в отношении имущества должника введена процедура реализации и утвержден конкурсный управляющий. 
В феврале 2020 года конкурсный управляющий ходатайствовал перед судом о привлечении четырех контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности и взыскания с них убытков в солидарном порядке.

В ноябре 2020 года гражданин К., являясь, одним из привлекаемых к ответственности лицом, обратился в Арбитражный суд с жалобой на действия арбитражного управляющего и просил взыскать с него убытки. Доводы заявителя сводились к тому, что арбитражный управляющий не надлежащим образом была сформирована конкурсная масса должника, в частности им не была взыскана дебиторская задолженность, однако указанная задолженность была подтверждена судебными актами. Кроме того податель жалобы считал, что арбитражный управляющий необоснованно привлек в дело о банкротстве должника сторонних специалистов, вызвав тем самым уменьшение конкурсной массы.

Позиция судов:

Суд первой инстанции, апелляционный суд и суд округа возвратили жалобу заявителю, сославшись на то, что гражданин К. не относится к числу лиц, имеющих право обращаться в суд с соответствующей жалобой. Данное лицо имеет права и несет обязанности лишь в рамках обособленного спора о привлечении его к субсидиарной ответственности.

Позиция Верховного суда:

Каждому лицу гарантируется его конституционное право на судебную защиту.

Согласно положениям Закона о банкротстве, лицо, привлекаемое к субсидиарной ответственности, имеет права и несет обязанности ответчика по данному спору. Размер ответственности контролирующего лица равен общему размеру требований кредиторов, которые включены в реестр.

На правовое положение КДЛ влияет совокупный размер требований кредиторов к должнику и объем конкурсной массы. Разница между указанными величинами составляет размер субсидиарной ответственности. В связи с этим контролирующему лицу должна быть предоставлена возможность каким-либо образом влиять как на включение требований кредиторов в реестр, так и на формирование конкурсной массы.

Нижестоящими судами было установлено, что заявитель являлся генеральным директором должника. Доводы его жалобы сводились к тому, что арбитражный управляющий не взыскал установленную судами дебиторскую задолженность, а также необоснованно привлек к участию в деле третьих лиц, что повлияло на формирование конкурсной массы. Поскольку последствия подобных нарушений может нести контролирующее должника лицо, гражданин К. правомерно исходил из своей заинтересованности в должном формировании и расходовании конкурсной массы.

Иного способа защиты у контролирующего должника лица в рассматриваемом случае не имелось.

Вопрос о принятии к производству жалобы гражданина К. направлен на новое рассмотрение.

***

В экономическую коллегию Верховного суда передан спор о включении требований кредитора в реестр.
Определение ВС о передаче от 06.10.2021 года по делу № А73-6875/2020 (303-ЭС21-13392).

Обстоятельства.

Гражданин Г. (займодавец) и гражданка В. (заемщик) заключили договор ипотеки и договор займа в размере 260 тысяч рублей под 84 процента годовых, под залог квартиры. Через год между теми же сторонами срок испотеки был продлен до декабря 2020 года. В ЕГРН были внесены сведения об обременении квартиры ипотекой. За два года в счет погашения займа заемщиком было выплачено 387 тысяч рублей, вследствие чего займодавец направил в адрес заемщика досудебную претензию с требованием уплатить образовавшуюся перед ним задолженность.

Немного позднее заемщик был признан несостоятельным решением Арбитражного суда, ведена процедура реализации имущества.

Гражданин Г. (займодавец) обратился в суд с заявлением, в котором просил включить его требования в размере 301 тысячи рублей в реестр требований кредиторов должника, как обеспеченного залогом имущества должника.

Выражая свое несогласие относительно требований заявителя должник указывала на пропуск срока для предъявления требования в реестр.

В свою очередь займодавец просил признать пропуск такого срока уважительным, в связи, с чем им было подано заявление о восстановлении срока для включения в реестр.

Позиция судов:

Суды трех инстанций пришли к выводу о наличии оснований для восстановления пропущенного срока, а также об обоснованности требований последнего и отсутствии оснований для освобождения квартиры, являющейся предметом ипотеки, от обращения взыскания. Требования заявителя были включены в третью очередь реестра требований кредиторов.

Не согласившись с решениями судов, должник обратился с кассационной жалобой в Верховный суд. Податель жалобы указывал, что им была выплачена значительная часть денежных средств в пользу гражданина Г. в счёт погашения задолженности, в связи, с чем заявленные требования стоимости единственного жилья должника, переданного в залог, являются несоразмерными.

Слушание дела назначено на 08 ноября 2021 года.