Москва
  • Главная
  • »

Судебная практика по вопросам банкротства обзор с 10 по 16 октября 2021

Информируем о позициях судов в сфере банкротства с 10 по 16 октября 2021 года.

***

Верховный суд передал на рассмотрение экономколлегии дело по спору о признании сделки, касающейся прав должника, недействительной.
Определение ВС о передаче от 05.10.2021 года по делу №А43-7105/2013 (301-ЭС19-19737 (4, 5)).

Обстоятельства.

ЗАО «Нижегородский экспедиционный отряд подводно-технических и аварийно-спасательных работ» (должник) было признано несостоятельным решение Арбитражного суда, открыто конкурсное производство.

До указанного обстоятельства между Администрацией города (арендодателем) и должником (арендатором) был заключен договор аренды земельного участка сроком на 49 лет. По условиям договора арендатор обязан направить письменное уведомление арендодателю в течение 30 календарных дней с момента перехода права собственности на строения и сооружения, расположенные на арендуемом участке, к другим лицам. Кроме того условия договора предусматривали его досрочное расторжение по требованию арендодателя в случае неуплаты арендатором арендной платы в течение трех кварталов подряд.

Позднее полномочия по распоряжению земельными участками города были переданы Министерству имущественных и земельных отношений.
 
Поскольку должником было отчуждена часть объектов недвижимости, расположенных на арендуемом земельном участке третьим лицам без уведомления Министерства, последнее направило в адрес арендатора уведомление об одностороннем отказе от договора аренды. Спустя 180 дней после направления уведомления из ЕГРН была исключена запись об обременении земельного участка правом аренды. Министерством было предложило арендатору заключить договор аренды со множественностью лиц на стороне арендатора в отношении спорного земельного участка.

Один из кредиторов должника обратился в суд с заявлением о признании сделки по одностороннему отказу Министерства от договора аренды недействительной, о применении последствий недействительности сделки. Конкурсный управляющий должником выступил созаявителем по указанному вопросу.

Позиция судов:

Суд первой инстанции удовлетворил заявление кредитора и конкурсного управляющего и признал договор аренды действующим, восстановив в ЕГРН запись о наличии у должника права аренды земельного участка. Суд исходил из того, что Министерство при совершении одностороннего отказа от договора аренды было осведомлено о наличии признаков неплатежеспособности арендатора. Также суд указал на то, что ни договор, ни закон не предусматривают односторонний отказ от сделки ввиду передачи арендатором объектов недвижимости без уведомления арендодателя. 

Апелляционный суд отменил решение нижестоящего суда и отказал в удовлетворении требований заявителей. Выводы суда основывались на том, что Министерство при отказе от договора аренды не преследовало цель причинить вред кредиторам должника, а напротив, желало привести арендные отношения в соответствие с фактическими обстоятельствами, выразив желание заключить новый договор аренды с множественностью лиц на стороне арендатора. Кроме того апелляция указала, что кредитор не представил доказательств того, каким рбразом односторонний отказ от договора нарушают его права фактического землепользования.

Суд округа отменил решение суда апелляционной инстанции и согласился с решением суда первой инстанции, считая, что законных оснований на расторжение договора со стороны арендодателя не имелось.

Министерство имущественных и земельных отношений, а также два индивидуальных предпринимателя обратились с кассационной жалобой в Верховный суд. Податели жалоб указывают на то, что кредитор, обращаясь в суд с настоящим заявлением, пытается восстановить несуществующее право аренды одного собственника вместо права аренды с множественностью лиц, злоупотребляя своим правом и ущемляя права иных собственников объектов недвижимости, расположенных на арендуемом земельном участке.

Слушание дела назначено на 8 ноября 2021 года.

***

Верховный суд указал, что передача участнику долевого строительства жилого помещения в качестве отступного в счет погашения его требований может быть санкционирована судом.
Определение ВС от 04.10.2021 года по делу № А65-24332/2017 (306-ЭС20-5179 (2)).

Обстоятельства.

Между обществом «Тн-Риэлти»и гражданином С. был заключен договор участия в долевом строительстве квартиры, который в последующем был расторгнут решением суда общей юрисдикции, в пользу гражданина С. взыскано 2 миллиона рублей задолженности и 50 тысяч рублей штрафа и 5 тысяч рублей в качестве компенсации морального вреда.

Позднее общество было признано банкротом, открыто конкурсное производство. Требования гражданина С. были включены в третью очередь реестра требований кредиторов, требования в 50 тысяч рублей подлежали удовлетворению в порядке четвертой очередности.

Конкурсный управляющий должником, а также гражданин С. обратились в суд с заявлением о погашении требования гражданина С. путем передачи квартиры в качестве отступного.

Позиция судов:

Суд первой и апелляционной инстанции пришли к выводу об отказе в удовлетворении требований заявителей, исходя из того, что требование о передаче жилого помещения подлежит удовлетворению только при наличии договоренности между участником строительства и застройщиком. Судами было указано, что гражданином С. было реализовано право на расторжение договора в одностороннем порядке, что подтверждается решением суда общей юрисдикции, вследствие чего требование о передаче жилого помещения было трансформировано в денежное.

Суд округа согласился с позицией нижестоящих судов.

Позиция Верховного суда:

Правила о банкротстве застройщика регулируются отдельной главой закона о банкротстве, которая предусматривает соразмерное пропорциональное удовлетворение требований всех участников строительства, включая передачу объекта незавершенного строительства или жилого помещения.

По общему правилу, если участник долевого строительства отказывается от договора или расторгает его, то он не может претендовать на включение его требований о передаче жилого помещения в реестр требований кредиторов, поскольку обязательство застройщика по договору о передаче объекта недвижимости покупателю прекращается. В свою очередь на застройщике лежит обязанность по возврату покупателю уплаченных денежных средств, а требование покупателя обеспечивается залогом.

Таким образом, требование участника подлежит включению в денежный реестр и погашается за счет средств, вырученных от продажи предмета залога.

В связи с тем, что кредитор имеет приоритет в отношении объекта строительства, обремененного залогом, то арбитражный управляющий вправе принять решение о целесообразности передачи помещения участнику строительства, нежели его реализация с последующим денежным погашением долга. В таком случае управляющий вправе ходатайствовать перед судом о такой передаче, представив доказательство того, что данные действия будут выгодны для должника. Если передача имущества кредитору не нарушает прав третьих лиц, то такое ходатайство может быть удовлетворено судом.
Как установлено материалами дела, конкурсный управляющий должником ссылался на наличие в натуре соответствующей квартиры и отсутствие притязаний на нее иных кредиторов. Требование управляющего было направлено на погашение обязательства, возникшего в связи с расторжением договора долевого участия в строительстве. 

В связи с тем, что процедура банкротства застройщика в первую очередь направлена на защиту участников договора, вложивших денежные средства для приобретения жилья в будущем, то суд вправе вынести решение о погашении денежного требования участника строительства за счет жилого помещения.

Кроме того из материалов дела следует, что гражданин С. внес по договору участия часть денежных средств и был готов доплатить оставшуюся часть денежных средств при передачи ему жилого помещения в качестве отступного. В данном случае передача жилья гражданину С. возможна только после поступления оставшихся средств в конкурсную массу должника.

Спор направлен на новое рассмотрение.

***

Верховный суд рассмотрел спор о признании сделок кредитной организации за два дня до отзыва лицензии недействительными. 
Определение ВС от 30.09.2021 года по делу № А40-256738/2018 (305-ЭС20-9150(4-6)).

Обстоятельства.

В кассу головного офиса банка несколько физических лиц внесли денежные суммы в целях их зачисления на расчетные счета иных клиентов банка. За два дня в банке были отражены операции по внесению денежных средств в размере более двух миллиардов рублей. На следующий день после указанных операций у банка была отозвана лицензия и назначена временная администрация.

Арбитражный управляющий обратился в суд с заявлением об оспаривании ряда сделок банка и просил применить последствия недействительности указанных сделок. Доводы заявителя сводились к тому, что оспариваемые сделки представляют собой цепочку взаимосвязанных сделок, совершение которых имеет своей целью вывод активов должника. 

Позиция судов:

Суд первой инстанции оставил заявление арбитражного управляющего без удовлетворения и исходил из того, что заявителем не представлены доказательства, свидетельствующие об аффилированности ответчиков между собой и с должником, в связи с чем оспариваемые сделки не могут быть признаны взаимосвязанными.

Апелляционный суд, напротив, удовлетворил требования управляющего и признал сделки недействительными. Выводы суда были основаны на том, что все сделки совершались в непродолжительный период времени по идентичной схеме. В связи с указанными обстоятельствами суд счел, что имело место фиктивное внесение денежных средств физическими лицами на свои счета и счета юридических лиц, открытых в банке.

Суд округа согласился с позицией апелляционного суда.

Позиция Верховного суда.

Взаимосвязанные сделки – это сделки, которые направлены на достижение одной экономической цели.
 
Специфика деятельности кредитных организаций заключается в наличии большого числа клиентов, с которыми ежедневно совершаются идентичные операции и сделки. Схожесть обычных для кредитной организации сделок, совершенных с разными лицами в одно время, сама по себе не свидетельствует об их взаимосвязанности и общей направленности.
Судом установлено, что все оспариваемые сделки были совершены в короткий промежуток времени, однако каждая совершенная сделка носила самостоятельный характер и не была совершена в целях достижения единого общего результата.

Что касается довода апелляции о недоказанности реального внесения средств, то Верховный суд рекомендовал исследовать разумность и добросовестность каждого лица. Нужно было обратить внимание на обстановку, при которой совершалась сделка; на наличие полномочий; на оформление внесения средств на счет; на финансовые возможности совершить такие операции. Однако доводы и возражения ответчиков по этим вопросам надлежащей оценки не получили.

Спор направлен на новое рассмотрение.

***

Верховный суд рассмотрел дело по ходатайству организатора торгов о взыскании с должника 63 миллиона рублей.
Определение ВС от 07.10.2021 года по делу № А40-168854/2014 (305-ЭС16-20151 (14, 15)).

Обстоятельства.

Банком было утверждено предложение конкурсного управляющего о порядке, сроках и условиях продажи права аренды земельного участка, обремененного залогом в пользу банка. В связи с указанным обстоятельством должник заключил со сторонней компанией договор на оказание услуг по проведению торгов, по условиям которого вознаграждение организатора торгов составило стог тысяч рублей, а в случае продажи имущества – пять процентов от его окончательной стоимости.

Начальная стоимость имущества должника составляла 1,2 миллиарда рублей. По итогам торгов право аренды земельного участка было продано за 1,26 миллиардов рублей, что на шестьдесят миллионов рублей выше от его начальной стоимости.

Компания обратилась в суд с заявлением о взыскании с должника суммы вознаграждения, составляющую пять процентов от окончательной цены проданного имущества, а именно просило взыскать с должника 63 миллиона рублей. Одновременно сменившимся арбитражным управляющим подано заявление об оспаривании договора об оказании услуг, заключенный между компанией и должником, считая указанный договор неравноценной сделкой, причинившей вред кредиторам.

Заявление компании и конкурсного управляющего объединены в одно производство для совместного рассмотрения.

Позиция судов:

Суды трех инстанций удовлетворили требования компании и взыскали с должника 63 миллиона рублей. Суды исходили из того, что в материалы дела представлены достаточные доказательства, свидетельствующие о выполнении компанией своих обязанностей по проведению торгов согласно заключенному договору. В свою очередь, арбитражным управляющим не был доказан факт неравноценного встречного исполнения по договору. Суды указали на то, что арбитражный управляющий был не согласен с привлечением организатора торгов и суммой его вознаграждения, однако такая модель реализации спорного имущества была одобрена залоговым кредитором.


Позиция Верховного суда:

Для разрешения вопроса об удовлетворении требований компании по взысканию вознаграждения судам необходимо выяснить правомерность привлечения специалистов для организации торгов имущества должника, а также оценить разумность суммы вознаграждения, установленной договором.

Как правило, обязанность по организации торгов возлагается на арбитражного управляющего, а привлечение специализированной организации в этих целях необходимо обосновать дополнительными аргументами.

В рассматриваемой ситуации организатором торгов было реализовано право аренды одного земельного участка. Проведенные торги являлись стандартными для любой торговой процедуры и могли быть организованы арбитражным управляющим самостоятельно, без привлечения сторонней организации.

Допуская привлечения сторонних специалистов для организации торгов, необходимо оценивать стоимость услуг организатора исходя из интересов кредиторов должника, включая рыночную стоимость оказываемых услуг.

В ситуации банкротства должника, принцип свободы договора ограничивается интересами кредиторов, в связи с при заключении договора на оказание услуг арбитражному управляющему следовало определить, каким образом установленная форма оплаты по договору (пять процентов от стоимости реализованного имущества) может отразиться на конкурсной массе и на перспективах удовлетворения требований кредиторов.

Судебная коллегия пришла к выводу, что выполнение третьим лицом стандартного набора действий не может оцениваться в 63 миллиона рублей, сделка, заключенная на соответствующих условиях, должна квалифицироваться как неравноценная.

***

Высшим судом был рассмотрен спор о привлечении виновных лиц к субсидиарной ответственности в случае, когда ранее судом было отказано в таком привлечении.
Определение ВС от 06.10.2021 года по делу № А67-7066/2016 (304-ЭС21-11789).

Обстоятельства.

В рамках дела о банкротстве общества, уполномоченный орган и арбитражный управляющий ходатайствовали перед судом о привлечении к субсидиарной ответственности о привлечении трех контролирующих должника лиц. Суд первой инстанции взыскал с одного из привлекаемых граждан убытки, в удовлетворении требований о привлечении к ответственности было отказано. Апелляционный суд изменил решение нижестоящего суда, и взыскал убытки с двух привлекаемых лиц. Суд округа отменил принятые по делу решения в части отказа от привлечения лиц к субсидиарной ответственности и отправил спор на новое рассмотрение.

При новом рассмотрении дела суды трех инстанций пришли к выводу о взыскании с двух привлекаемых к ответственности лиц убытков, в остальной части заявление арбитражного управляющего и уполномоченного органа оставлено без удовлетворения.

После этого уполномоченный орган вновь обратился с заявлением о привлечении тех же самих лиц к субсидиарной ответственности и взыскании с них той же суммы.

Позиция судов:

Суд первой инстанции отметил, что при первом иске уполномоченный орган ссылался на совершение виновными лицами действий, выразившихся в неправомерном предъявлении должником к вычету суммы налога на добавленную стоимость, а также совершению операций по перечислению денежных средств на счет юридического лица. По настоящему спору уполномоченный орган приводил те же самые факты. Суд пришел к выводу, что заявленные требования являются тождественными тем, что заявлялись ранее, в связи с чем прекратил производство по делу.

Апелляция отменила решение суда первой инстанции, указав на то, что сходная квалификация спорных правоотношений не позволяет сделать вывод об идентичности фактических обстоятельств указанных правоотношений. В ранее рассмотренном споре заявитель ссылался на ст. 61.11 Закона о банкротстве, что не позволяет сделать вывод о том, что применение тех же положений в рассматриваемом заявлении указывает на идентичность оснований двух обособленных споров. Суд отметил, что указание уполномоченным органом иных фактических обстоятельств в обоснование заявленных требований свидетельствует о том, что требование предъявлено по иным основаниям, нежели ранее рассмотренное заявление, что исключает условия для прекращения производства по обособленному спору ввиду тождественности.
Суд округа согласился с позицией апелляционного суда.

Позиция Верховного суда:

Делая вывод о тождественности оснований исков суд первой инстанции обратил внимание на то, что заявитель в обоих случаях ссылался на те же виновные действия, совершенные ответчиками. Данный вывод судв подтверждается материалами дела.

В свою очередь суды апелляционной инстанции и округа, отменяя решение суда первой инстанции, не примели мотивы, по которым посчитали вывод нижестоящего суда о тождественности споров ошибочным.

Согласно разъяснениям, данным Пленумом ВС №53 от 21.12.2017 года, два требования не могут быть квалифицированы как тождественные, если в основание иска положены разные действия одного и того же привлекаемого к ответственности лица. Вместе с тем выводов о том, какие же иные действия вменены ответчикам в рамках настоящего спора по сравнению с первоначально заявленным иском, обжалуемые судебные акты не содержат.

Принцип недопустимости повторного рассмотрения уже разрешенного судом дела содержится в ст. 150 АПК РФ, в связи с чем в рассматриваемой ситуации суды были обязаны прекратить производство по делу.

Определение суда первой инстанции оставлено в силе.

***

Суд округа отменил решения нижестоящих судов и применил правила освобождения должника от исполнения обязательств.
Постановление АС от 07.10.2021 года по делу №А34-12776/2020 (Ф09-6767/21).

Обстоятельства.

В рамках дела о несостоятельности гражданки Ш. арбитражный управляющий ходатайствовал перед судом о завершении процедуры реализации имущества, а также просил освободить должника от исполнения денежных обязательств и выплатить ему с депозита суда фиксированную сумму вознаграждения. К ходатайству был приложен отчет управляющего, реестр требований кредиторов, финансовый анализ, а также и иные документы, подтверждающие выполнение арбитражным управляющим всех возможных мероприятий в рамках конкурсного производства.

Позиция судов:

Суд первой инстанции завершил процедуру реализации имущества должника, освободив его исполнения обязательств, за исключением требования о возмещении материального ущерба.

Судом было установлено, что в преддверии своего банкротства должником было совершено дорожно-транспортное происшествие, в связи с чем  судом общей юрисдикции было вынесено решение о возмещении материального ущерба с должника в пользу гражданки З. В решении суда указывалось, что должник не могла не оценивать характер своих действий и его возможные последствия. Решение вступило в законную силу, выдан исполнительный лист. Согласно постановлению судебного пристава-исполнителя об окончании исполнительного производства задолженность по исполнительному производству составляет 76 тысяч рублей. Гражданка З. в ходе проведения процедур банкротства требования о включении в реестр к должнику не предъявляла. На основании изложенного суд первой инстанции счел возможным определить форму вины в виде грубой неосторожности, что исключает возможность применения к должнику правил об освобождении от исполнения обязательств в силу ст. 213.28 Закона о банкротстве. 
Апелляционный суд поддержал выводы суда первой инстанции.

Позиция суда округа:

При взыскании материального ущерба судом общей юрисдикции не указывалась форма вины должника. Достаточных оснований для установления формы вины в виде умысла либо грубой неосторожности в рамках завершения процедуры банкротства, исходя из состава имеющихся в деле доказательств, не имеется. Само по себе причинение ущерба имуществу кредитора в результате ДТП и неполное возмещение должником причиненного вреда кредитору не является основанием для его не освобождения от дальнейшего исполнения обязательств.

Суд округа пришел к выводу о полном освобождении должника от исполнения взятых им обязательств.

***

Верховный суд вновь рассмотрел спор о единственном жилье должника-гражданина.
Определение ВС от 07.10.2021 года по делу №А27- 17129/2018 (304-ЭС21-9542(1,2)).

Обстоятельства.

С 2009 года гражданин М. имел в собственности земельный участок. За период с 2014 по 2016 год у гражданина М. образовалась налоговая задолженность, а также были не исполнены кредитные обязательства перед двумя банками на общую сумму два миллиона шестьсот тысяч рублей. В этот же период времени должник закон строительство жилого дома на упомянутом ранее земельном участке, кадастровая стоимость которого составила пять миллионов рублей. Спустя два года гражданин М. подарил жилой дом и земельный участок своему несовершеннолетнему сыну, а еще через год в отношении дарителя возбуждена процедура банкротства. 

Арбитражный управляющий ходатайствовал перед судом о признании договора дарения недействительным. Свои доводы заявитель мотивировал тем, что недвижимость подарена заинтересованному лицу в период подозрительности, сделка носит безвозмездный характер и имела целью причинить вред кредиторам.

Позиция судов:

Суд первой инстанции, рассмотрев ходатайство арбитражного управляющего по второму кругу, признал сделку дарения недействительной. Суд исходил из того, что во время совершения сделки должник уже обладал признаками неплатежеспособности, дарение было совершено между заинтересованными лицами, в связи с которыми должник произвел отчуждение своего единственного актива. Жилое помещение, принадлежащее должнику. является дорогостоящим и имеет большую площадь, а его исключение из конкурсной массы приведет к дисбалансу интересов должника и его кредиторов.

Апелляционный суд согласился с позицией суда нижестоящей инстанции.

Суд округа отменил решения судов и отказал в удовлетворении заявления арбитражного управляющего. Выводы суда сводились к тому, что жилое помещение должника защищено исполнительским иммунитетом, в связи с чем признание договора дарение недействительным не сможет привести к пополнению конкурсной массы. Кроме того в суде не был доказан факт постройки недвижимости только за счет заемных средств.

Позиция Верховного суда:

Суд округа исходил из того, что даже при доказанности всех пороков сделки, жилое помещение и земельный участок не подлежит включению в конкурсную массу, поскольку является единственно пригодным местом для проживания должника и его семьи. Однако данный вывод суда противоречит Постановлению Конституционного суда №15-П от 26 апреля 2021 года, в котором указано о том, что если суд посчитает необоснованным применение исполнительского иммунитета, то жилое помещение может составить конкурсную массу должника.

Исполнительский иммунитет не предназначен для сохранения за гражданином-должником принадлежащего ему на праве собственности жилого помещения, а предназначен для гарантии гражданину-должнику и членам его семьи уровня обеспеченности жильем. 

В применении исполнительского иммунитета суд может отказать, если доказано, что ситуация с единственно пригодным для постоянного проживания помещением либо создана должником со злоупотреблением правом, либо сложилась объективно, но размеры жилья существенно  превосходят нормы предоставления жилых помещений на условиях социального найма в регионе его проживания.

В связи с изложенным судебная коллегия признала неправильным вывод окружного суда об абсолютности исполнительского иммунитета в отношении единственного жилья должника, положенный в основу судебного постановления, и направила дело на новое рассмотрение.