Москва
  • Главная
  • »

Судебная практика по вопросам банкротства обзор с 14 по 20 ноября 2021

Информируем о позициях судов в сфере банкротства с 13 по 20 ноября 2021 года.

***

В экономическую коллегию Верховного суда передано дело, касающееся вопроса распоряжения кредитором правом требования к лицу, привлекаемому к субсидиарной ответственности.
Определение ВС о передаче от 11.11.2021 года по делу №А40-203647/2015 (305-ЭС19-17007 (3)).

Обстоятельства.

Определение Арбитражного суда было признано наличие оснований для привлечения гражданина Д. к субсидиарной ответственности по обязательствам должника. Определением суда первой инстанции, которое было оставлено в силе судам апелляционной инстанции и судом округа, с гражданина Д. было взыскано 76 миллионов рублей.

Определением Верховного суда акты нижестоящих судов были отменены в части взыскания с привлекаемого лица 53 миллиона рублей, в остальной части акты судов оставлены без изменения.

Позиция судов:

Далее определением суда первой инстанции должник был заменен на налоговую службу по требованию к гражданину Д. в размере 23 миллионов рублей, а также должник был заменен на общество с ограниченной ответственностью по требованию к гражданину Д. в размере 103 тысяч рублей. Апелляционный суд поддержал позицию нижестоящего суда. Суды исходили из того, что с учетом частичного погашения реестра требований кредиторов должника, сумма задолженности, включенная в реестр, составляет 76 миллионов рублей, из которых требования общества составляют 337 тысяч рублей, а требования уполномоченного органа составляют 76 миллионов рублей, в связи с чем размер субсидиарной ответственности, установленный Верховным судом, подлежит распределению в порядке, установленном судом по настоящему делу.

Суд округа отменил указанные решения и заменил должника на налоговый орган по требованию к гражданину Д. в размере 29 миллионов рублей. Верховным судом не исследовался вопрос о погашении задолженности либо ее уменьшения, не определялся конкретный размер субсидиарной ответственности, а лишь рассматривался вопрос о конкуренции двух видов требований. Поскольку в процедуре конкурсного производства была погашена часть требований по основному долгу на сумму 6 миллионов рублей, то это влечет уменьшение на соответствующую сумму размера материального ущерба и, как следствие, уменьшение размера требования в рамках гражданского иска, уменьшающего размер субсидиарной ответственности по признаку тождественности. 

Гражданин Д. обратился с кассационной жалобой в Верховный суд, в которой просил оставить в силе решения судов первой и апелляционной инстанции. Податель жалобы считает, что Верховным судом определен точный размер субсидиарной ответственности. При этом в рамках исполнения судебных актов судов общей юрисдикции о взыскании с него материального ущерба в размере 53 миллионов рублей, уменьшение суммы долга в связи с его частичным погашением за счет конкурсной массы должника не производилось. Какие-либо правовые механизмы для уменьшения задолженности в рамках гражданской ответственности за вред, причиненный преступлением, отсутствуют.

Дело передано на рассмотрение экономической коллегии Верховного суда и назначено к рассмотрению на 06 декабря 2021 года.

***

В Верховный суд поступила жалоба по вопросу исключения требований кредитора из реестра требований кредиторов должника.
Определение ВС о передаче от 08.11.2021 года по делу № А56-67582/2015 (307-ЭС18-15392(3)).

Обстоятельства.

Общество «Интарсия» было признано несостоятельным (банкротом).

Определением Арбитражного суда в реестр включено требование общества «Рустехпроект» в размере 2,5 миллионов рублей основного долга. Определением того же суда общество «Рустехпроект» заменено в реестре на его правопреемника – общество «РП-регион».

Конкурсный управляющий должником обратился в суд с ходатайством, в котором просил исключить из реестра требования кредиторов должника требования нескольких обществ, включая требования общества «РП-регион».

Ходатайство было мотивировано тем, что в Единый государственный реестр юридических лиц была внесена запись о прекращении деятельности названных обществ.

Позиция судов:

Суд первой инстанции удовлетворил заявление конкурсного управляющего, установив исключение общества «РП-регион» из ЕГРЮЛ, в связи с чем пришел к выводу о наличии оснований для исключения требования последнего из реестра.

Общество «Русский проект», ссылаясь на нарушение его прав указанным определением в связи с заключением с обществом «РП-регион» договора уступки права требования, направило апелляционную жалобу с требованием отменить решение суда первой инстанции.

Апелляционная инстанция отменила решение нижестоящего суда в части исключения требований общества «РП-регион» из реестра требований кредиторов и исходила из того, что приобретение обществом «Русский проект», не утратившим правоспособность, требования к должнику по упомянутому договору уступки препятствует исключению данного требования из реестра до разрешения судом вопроса о процессуальном правопреемстве.

Суд округа отменил решение апелляционного суда, оставив в силе решение суда первой инстанции. Судом округа было указано на отсутствие сведений о заключенном с обществом «Русский проект» договоре уступки, а также на длительное бездействие по вопросу о замене кредитора его правопреемником.

Общество «Русский проект» обратилось с кассационной жалобой в Верховный суд, в которой просила оставить решение апелляционного суда в силе. Податель жалобы указывал на то, что возможность исключения требования из реестра реализуется только в исключительных случаях, предусмотренных законом о банкротстве. Ликвидация юридического лица таким основанием не является. Кроме того, действующее законодательство не ограничивает срок на обращение в суд с заявлением о процессуальной замене.

Дело назначено к рассмотрению на 13 декабря 2021 года.

***

Суд округа рассмотрел жалобу кредиторов должника, которые просили отстранить арбитражного управляющего от исполнения обязанностей по делу.

Постановление АС от 11.11.2021 года по делу № А56-42617/2014 (947/2021-72651(1)).

Обстоятельства.

Решением Арбитражного суда общество «Магистраль» было признано банкротом, открыто конкурсное производство, утвержден арбитражный управляющий.

В рамках указанного дела два кредитора должника обратились в суд с ходатайством, в котором просили отстранить арбитражного управляющего от возложенных на него обязанностей. Заявления кредиторов были объединены в одно производство.

Доводы заявитель основывались на том, что у арбитражного управляющего имелась заинтересованность по отношению к другому кредитору должника, а именно к обществу с ограниченной ответственностью «ПБК» через генерального директора Полякова, участника Страхова и представителя Никитиной.

В свою очередь требования ООО «РБК» были включены в реестр требований кредиторов должника в размере 14 миллионов рублей.

Заявители указывали на то, что Поляков является представителем утвержденного арбитражного управляющего на протяжении значительного времени в процедурах банкротства различных организаций. Так, Поляковым в качестве юриста подписана инвентаризационная опись основных средств, также он был привлечен арбитражным управляющим в качестве юриста в рамках настоящего дела о банкротстве и неоднократно представлял интересы конкурсного управляющего в настоящем деле. Поляков также представлял интересы должника по доверенности, выданной от имени конкурсного управляющего и прочее. 

Кроме того заявители указывали, что конкурсный управляющий является заинтересованным лицом по отношению к ООО «ПБК» и через другого своего представителя – Никитину, поскольку она одновременно представляет интересы как кредитора ООО «ПБК», так и утвержденного в настоящем деле арбитражного управляющего в различных процедурах банкротства.

Страхов представлял интересы арбитражного управляющего по настоящему делу о банкротстве при рассмотрении обособленных споров.

Указанные лица и утвержденный по делу арбитражный управляющий имеют давние деловые партнерские отношения, осуществляют совместную деятельность в рамках банкротства юридических и физических лиц, в связи с чем имеются обоснованные сомнения в объективности и независимости действий конкурсного управляющего.

Позиция судов:

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований заявителей. Суд исходил из того, что в материалы дела не представлено доказательств наличия у арбитражного управляющего личной прямой или косвенной заинтересованности по отношению к должнику или к его кредиторам, а также риска причинения вреда последним. Факт участия Полякова и Никитиной в суде в интересах кредиторов и от имени конкурсного управляющего не может расцениваться как основание для отстранения управляющего от дела. Кроме того доказательства недобросовестно и неразумного поведения арбитражного управляющего в деле отсутствуют. 

Апелляционный суд оставил в силе решение суда первой инстанции.

Позиция суда округа:

Суд округа указал, что в настоящем деле арбитражный управляющий действовал недобросовестно, поскольку передал исполнение своих полномочий представителям, одновременно действовавшим в интересах одного из кредиторов. Таким образом арбитражный управляющий не обеспечил должной нейтральности по отношению к участникам настоящего дела о банкротстве. Такое поведение порождает возникновение конфликта интересов между кредитором, конкурсным управляющим и остальными участниками дела.

Конкурсный управляющий, привлекая в качестве его представителя генерального директора одного из кредиторов должника, поставив под сомнение законность и обоснованность своих действий.

В данном случае основанием для отстранения конкурсного управляющего выступает его несоответствие требованиям независимости, в связи с чем наличие иных обстоятельств не обязательно для его отстранения.

Длительное осуществление арбитражным управляющим полномочий в деле о банкротстве в условиях фактической заинтересованности конкурсного управляющего и кредитора является достаточным основанием для отстранения его от возложенных судом обязанностей.

***

Может ли гражданин быть признан банкротом, если ранее он был признан несостоятельным, имея при этом статус индивидуального предпринимателя.
Определение АС от 15.11.2021 года по делу №А50-8869/2021 (Ф09-8594/21).

Обстоятельства.

Определением Арбитражного суда индивидуальный предприниматель гражданин Г. был признан банкротом, открыто конкурсное производство. В 2020 году конкурсное производство было завершено, применены правила об освобождении должника от дальнейшего исполнения требований кредиторов.

В 2021 году гражданин Г. вновь обратился в суд с заявлением о признании себя банкротом уже в статусе гражданина и ссылался на наличие у него задолженности в размере, превышающем 500 тысяч рублей.

В качестве третьего лица, не заявляющего самостоятельных требований, был привлечен гражданин Грунин.

Позиция суда:

Суд первой инстанции посчитал, что требования заявителя не являются обоснованными и прекратил производство по делу. Суд исходил из того, пятилетний срок, установленный п. 2 ст. 213.30 Закона о банкротстве, а именно со дня завершения конкурсного производства в отношении предпринимателя не истек, следовательно, процессуальное право на обращение в арбитражный суд с заявлением о несостоятельности у должника возникнет не ранее 2025 года.

Суд апелляционной инстанции согласился с итоговым выводом суда первой инстанции об отсутствии оснований для признания заявления обоснованным, в связи с чем оставил судебный акт в силе. Апелляционный суд, исходил из того, что обязательства должника перед Груниным подтверждены решением суда общей юрисдикции, в связи с чем он имел возможность заявить свои требования в рамках предыдущего дела о банкротстве, однако этого им сделано не было. Поскольку на момент решения вопроса о завершении процедуры конкурсного производства в отношении предпринимателя могли быть применены положения статьи 213.28 Закона о банкротстве, то постольку основания для возбуждения дела о банкротстве гражданина-должника отсутствуют, в связи с освобождением его ранее от долгов по итогам первой процедуры банкротства, включая обязательства перед Груниным.

Позиция суда округа:

Вывод апелляционного суда сделан без учета действовавшего на момент процедуры банкротства предпринимателя Гоголева правового регулирования, не предусматривавшего возможности банкротства граждан по обязательствам, не вытекающим из их предпринимательской деятельности. В такой ситуации естественным последствием банкротства индивидуального предпринимателя являлось сохранение его непредпринимательских долгов после процедуры несостоятельности в случае, если кредиторами не были заявлены соответствующие требования. Впоследствии Законом № 154-ФЗ была введена возможность банкротства гражданина, в том числе по долгам, не связанным с его предпринимательской деятельностью.

При осуществлении процедуры признания банкротом индивидуального предпринимателя его кредиторы по обязательствам, не связанным с осуществлением им предпринимательской деятельности, также вправе предъявить свои требования. Требования указанных кредиторов, не заявленные ими в таком порядке, сохраняют силу после завершения процедуры банкротства индивидуального предпринимателя.

Делая вывод об освобождении от долгов, судом апелляционной инстанции не было установлен характер обязательств должника перед кредиторами (связаны ли они с предпринимательской деятельностью должника), заявлялись ли требования в первом деле о банкротстве, учитывались ли они при списании долгов.

Спор был направлен на новое рассмотрение.

***

Конституционным судом была рассмотрена жалоба гражданина, предметом которой стала проверка соответствия положений Закона о банкротстве главному закону страны.
Постановление КС от 16.11.2021 года.

Обстоятельства.

Требования налогового органа были включены в реестр требований кредиторов.

Позднее тем же Арбитражным судом гражданин А. наряду с другими контролирующими должника лицами был привлечен к субсидиарной ответственности в солидарном порядке. Исходя из представленных доказательств, суд пришел к выводу о том, что гражданином А. были совершены сделки, цель которых состояла в получении необоснованной налоговой выгоды, что привело к причинению ущерба обществу.

Впоследствии определением Арбитражного суда был установлен размер требований к гражданину А. 

Гражданин А. пытался обжаловать решение суда, которым были определен размер требований кредиторов, включенных в реестр.

Решением апелляционного суда производство по жалобе было прекращено со ссылкой на то, что гражданин А. может знакомиться с материалами дела и подавать жалобы и заявления только в рамках обособленного спора о привлечении его к субсидиарной ответственности, однако у него нет права на доступ к основному делу о банкротстве общества. Кроме того суд указал, что согласно ст. 34 Закона о банкротстве определен круг лиц, которые вправе участвовать в деле о банкротстве должника, а гражданин К., имеющий статус лица, привлеченного к субсидиарной ответственности, среди таких лиц не назван.

Суд округа поддержал позицию суда апелляционной инстанции.

Тогда гражданин А. обратился в Конституционный суд с жалобой, предметом которой стала проверка соответствия ст. 34 Закона о банкротстве и ст. 42 АПК Конституции РФ. Заявитель полагал, что оспариваемыми нормами нарушается его право на судебную защиту.

Позиция Конституционного суда:

Статья 34 и 25 Закона о банкротстве содержит перечень лиц, которые могут являться участниками дела о банкротстве должника. Данные лица имеют права и несут обязанности как в рамках самого дела о банкротстве, так и в рамках обособленного спора, вытекающего из указанного дела. Приведенные в рассматриваемых статьях положения позволяют приходить судам к выводу о том, что лицо, привлекаемое к субсидиарной ответственности не вправе подавать жалобы на решение суда о включении в реестр требования кредиторов должника. Подобный подход имел место и в случае гражданина А.

При недостаточности средств должника, необходимых для погашения кредиторской задолженности, негативные последствия зачастую несут лица, контролирующие должника, путем привлечения последних к субсидиарной ответственности. Объем требований, которые включены в реестр требований кредиторов напрямую влияет на правовое положение привлеченного лица. В рамках обособленного спора ответчик лишен возможности оспорить размер задолженности должника перед кредитором.

В связи с изложенным имеется необходимость обеспечить указанных лиц судебной защитой, в частности обращаться в суд с жалобой на судебные акты, по результатам которых требовании кредиторов признаются обоснованными, а также определяется размер данных требований.  

Отсутствие возможности обжаловать судебный акт нарушает права субсидиарного ответчика на судебную защиту по сравнению с лицами, указанными в ст. 34 Закона о банкротстве.
 
В итоге Конституционный суд пришел к выводу о признании ст. 42 АПК РФ и ст. 34 Закона о банкротстве не соответствующими Конституции РФ части того, что они не предоставляют привлекаемому к субсидиарной ответственности лицу подавать жалобу на решение суда о включении требований кредиторов в реестр. 

***

Верховный суд указал, что для восстановления срока для подачи заявления кредитором о включении его требований в реестр, приоритетное значение имеет выяснение уважительности причин пропуска такого срока.
Определение ВС от 15.11.2021 года по делу № А73-6875/2020 (303-ЭС21-13392).

Обстоятельства.

В преддверии своего банкротства должником был заключен договор займа с гражданином Г. на сумму 260 тысяч рублей с условием выплаты процентов. Заемщиком обязательство обеспечивалось залогом квартиры, в связи с чем между сторонами договора была оформлена ипотека.

Позднее стороны заключили дополнительное соглашение о продлении договора ипотеки, а также были определены новые условия для внесения процентов по займу. Заемщик исполнил свои обязательства в части, а именно выплатил в пользу займодавца 387 тысяч рублей.

13 мая займодавец направил в адрес должника досудебную претензию с требованием дальнейшего погашения долга по договору займа, а 21 мая Арбитражным судом принято к производству заявление должника о его банкротстве, гражданина Г. был указан в качестве кредитора.

Впоследствии должник был признан банкротом, открыто конкурсное производство. Арбитражный управляющий направил необходимые сведения в адрес гражданина Г., в которых также было указано, что дата закрытия реестра приходилась на 20 августа 2020 года.

09 сентября гражданин Г. обратился в суд о включении в реестр как обеспеченных залогом квартиры его уточненных требований в размере 301 тысячи рублей, включая начисленные проценты и пени, а также просил суд восстановить срок для включения его требований в реестр.

Позиция судов:

Суд первой инстанции восстановил пропущенный срок для обращения с соответствующим ходатайством и удовлетворил требования гражданина Г., включив его требования в реестр. 

Суд апелляционной инстанции поддержал позицию нижестоящего суда.

Позиция Верховного суда:

При восстановлении срока суд первой инстанции ссылался на то, что финансовым управляющим было несвоевременно направлено гражданину Г. уведомление о признании должника банкротом. В свою очередь должник утверждал, что им была направлена копия заявления о признании себя банкротом в адрес кредитора. Кроме того в самом заявлении о признании должника банкротом гражданин Г. был указан в качестве кредитора. Указанный факт был отражен в протоколах судебных заседаний суда первой инстанции, однако не был отражен в решении суда. Суды не оценили доводы должника о том, что кредитор знал о его банкротстве, а то есть был уведомлен надлежащим образом. В связи с этим, выводы судов о признании уважительными причин для восстановления срока для подачи заявления о включении требований в реестр требований кредиторов должника являются преждевременными.

Отсутствие оснований для восстановления заявленного срока влияет на сохранение ипотеки. В данной связи судам необходимо было проверить наличие у квартиры признаков единственного пригодного для постоянного проживания жилья. Выяснение указанного обстоятельства направлено на стимулирование кредиторов по своевременно обращению в суд с заявлением о включении их требований в реестр, а также на недопущение реализации единственного жилья должника.

Обособленный спор направлен на новое рассмотрение.