Москва
  • Главная
  • »

Судебная практика по вопросам банкротства обзор с 17 по 23 октября 2021

Информируем о позициях судов в сфере банкротства с 17 по 23 октября 2021 года.

***

Верховный суд передал на рассмотрение экономколлегии дело по жалобе кредиторов по оспариванию возврата банком денежных средств в пользу агентства по страхованию вкладов.

Определение ВС о передаче от 12.10.2021 года по делу №А40-154909/2015(305-ЭС16-20779 (64, 65)).

Обстоятельства.

Агентство по страхованию вкладов (вкладчик) и банк заключили между собой договор банковского вклада, согласно которого вкладчик разместил у банка депозит в размере пятьсот миллионов рублей по двадцать процентов годовых с условием возврата денежных средств в срок до 05 августа 2015 года. В установленный срок вложенная сумма банком была возвращена, а через два дня у банка была отозвана лицензия, по управлению делами банка назначена временная администрация.

В процедуре банкротства банка агентство была назначено конкурсным управляющим, которое не оспаривало сделку по возврату денежных средств, а также не  вернуло полученную сумму в конкурсную массу.

Кредиторы банка обратился в суд с жалобой, в которой просили признать бездействие арбитражного управляющего по не оспариванию указанной сделки незаконным, а также просили взыскать с агентства убытки в размере 681 миллиона рублей и предоставить кредитору право самостоятельно оспорить сделку.

Позиция судов:

Суды трех инстанций отказали в удовлетворении жалобы и исходили из правомерности поведения конкурсного управляющего. Судами указывалось, что сделка по возврату средств была совершена ранее того, как у банка отозвали лицензию, а также в деле отсутствуют доказательства, свидетельствующие о том, что возврат средств имел своей целью причинить вред кредиторам.

Кредиторы обратились с кассационной жалобой в Верховный суд и указывали на то, что на дату возврата денежных средств агентство уже располагало информацией о признаках неплатежеспособности банка. Назначению временной администрации и отзыву лицензии предшествует длительное наблюдение за банком, а также проведение консультаций между кредитной организацией и агентством. Кроме того в июле 2015 года кредитной организации было выдано предписание банком России о запрете привлекать вклады, в связи с чем доверие к кредитной организации было подорвано. Подателями жалоб было отмечено, что в состав временной администрации банка вошли только участники агентства и ее состав подлежал предварительному согласованию. Подозрительность сделки также подтверждается и тем, что банк вернул вклад без уплаты процентов, а следовательно агентство уже знало о плохом финансовом состоянии должника.

Дело назначено к рассмотрению на 25 ноября 2021 года.

***

Верховный суд указал, что привлекать к субсидиарной ответственности можно только тех лиц, действия которых привели к банкротству должника.
Определение ВС от 07.10.2021 года по делу №А40-252160/2015 (305-ЭС18-13210 (2)).

Обстоятельства.

В рамках дела о банкротства банка арбитражный управляющий просил суд привлечь к субсидиарной ответственности четырех контролирующих должника лиц.

Конкурсный управляющий ссылался на то, что председателем правления банка были выданы доверенности на имя двух сотрудников, которые были полномочны заключать кредитные договора, договора залога и поручительства. Данными сотрудниками были предоставлены кредиты техническим компаниям, которые не осуществляли хозяйственную деятельность, без надлежащей проверки заемщиков. Сумма кредитов составила более четырех миллионов рублей.

 Помимо этого одним из сотрудников банка был заключен договор о продаже банком требований к юридическим и физическим лицам на сумму 189 миллионов рублей. Также обществу, которому накануне отзыва у банка лицензии были переданы активы банка, реальной хозяйственной деятельности которое не вело, доля в его уставном капитале не имела какой-либо ценности, признаки его потенциального роста отсутствовали.

Конкурсный управляющий ссылался на совершение убыточных для должника сделок.

Позиция судов:

Суд первой инстанции привлек к ответственности только двух заявленных лиц.

Суд апелляционной инстанции и суд округа удовлетворили требования управляющего и привлекли всех руководителей должника к ответственности. Судами был сделан вывод о том, что привлекаемыми лицами было нарушено банковское законодательства при предоставлении заведомо невозвратных кредитов лицам без ликвидного обеспечения, а приобретение неликвидных ценных бумаг привело к замещению в активах банка денежных средств безнадежной ссудной задолженностью. Действия КДЛ причинила банку значительный материальный ущерб.

Позиция Верховного суда:

Согласно закону о банкротстве предполагается, если должник признан несостоятельным вследствие действий контролирующих его лиц, то такие лица несут субсидиарную ответственность по обязательствам должника.

Особенность деятельности кредитных организаций заключается в том, что они осуществляют масштабную работу на финансовом рынке, для чего необходимым условием функционирования указанных организаций является достаточно большое число сотрудников, включая органы управления. При этом банковская деятельность строго регламентирована законодательством. В рамках банкротства кредитных организации, как правило, к субсидиарной ответственности привлекаются несколько ответчиков. В свою очередь, решая спор о привлечении КДЛ к ответственности, суд должен исходить из того, что привлечь можно только тех лиц, действия которых привели к несостоятельности должника.

Привлекая КДЛ к ответственности, судам необходимо устанавливать то, были ли направлены совершенные сделки на причинение существенного вреда кредиторам путем безосновательного, не имеющего разумного экономического обоснования уменьшения (обременения) конкурсной массы. Такая противоправная направленность сделок должна иметь место на момент их совершения. При этом сама по себе убыточность заключенной контролирующим лицом сделки не может служить безусловным подтверждением наличия основания для привлечения к субсидиарной ответственности.

Судом было установлено, что в отношении заемщиков проводилась проверка, на основании которой оценивалось финансовое состояние заемщиков, а заявка на предоставление кредита проходила согласование и одобрение в структурных подразделениях банка. Согласно указанной проверке часть заемщиков имели положительную кредитную историю и принимали активное участие в судебных заседаниях по обособленным спорам в рамках дела о банкротстве банка, что опровергает доводы конкурсного управляющего банком о явной убыточности сделок и неплатежеспособности заемщиков. Доказательств того, что подписание кредитных договоров от имени банка со стороны КДЛ осуществлялось вопреки заключениям профильных комитетов либо в отсутствие их одобрения в суд не представлено.

Кроме того аффилированность между заемщиками и контролирующими должника лицами в деле не установлена.

Решения апелляционного суда и суда округа были отменены, решение суда первой инстанции оставлено в силе.

***

В экономколлегию Верховного суда поступила жалоба одного из кредиторов должника по спору о включении в реестр требований кредиторов, требования Департамента городского имущества о взыскании долга.

Определение ВС от 07.10.2021 года по делу № А40-269758/2019 (305-ЭС21-15277).

Обстоятельства.

Между Департаментом городского имущества и обществом «Чертоль» был заключен договор, согласно которому Департамент обязался передать в собственность общества земельный участок и стоящие на нем здания. Во время заключения договора указанные объекты недвижимости находились в аренде у покупателя. Сумма договора составила 148 миллионов рублей, указанную сумму покупатель обязался выплатить в течение трех лет ежемесячными платежами с уплатой процентов. Одним из условий договора было то, что после первого платежа покупатель должен был в течение десяти дней н7аправить в регистрирующий орган документы для государственной регистрации залога в соответствии со ст. 5 ФЗ №159-ФЗ. Условиями договора также предусматривалась неустойка за нарушение сроков оплаты по договору, а также право Департамента расторгнуть договор в одностороннем порядке в случае не поступления на расчетный счет сумм, согласованных в договоре в течение тридцати дней.

Первый платеж, как и последующие, не внесены, залог и переход права собственности на покупателя не зарегистрированы.

Департамент обратился в суд, решением которого с общества взыскан долг по внесению платежей по оплате земельного участка и здания, а также взысканы проценты и неустойка. Через год после указанных обстоятельств в отношении общества введена процедура наблюдения.

Департамент обратился в суд с ходатайством о включении долга в реестр требований кредиторов.

Позиция судов:

Суды двух инстанций отказали в удовлетворении требований заявителя и исходили из того, что право собственности на земельный участок и здание к должнику не перешло, предмет договора остался за Департаментом, тем самым он не вправе претендовать на возмещение его стоимости из конкурсной массы должника. 

Суд округа отменил решения нижестоящих судов и включил требования заявителя в реестр, указав на то, что требование департамента подтверждено вступившим в законную силу судебным актом, обязательным для суда, рассматривающего дело о банкротстве должника, а оснований для рассмотрения разногласий у судов не имелось.

Кредитор должника обратился в Верховный суд с кассационной жалобой. Податель жалобы указывал, что разногласия по требованиям кредиторов, подтвержденные вступившим в законную силу решением суда в части их состава и размера, не подлежат рассмотрению арбитражным судом, а заявления о таких разногласиях подлежат возвращению без рассмотрения. Поскольку рассматриваемые разногласия не касаются размера и состава требования, основаны на существенном изменении правоотношений сторон, связаны с невозможностью исполнить решение суда, так как требования департамента уже удовлетворены, суды нижестоящих инстанций обоснованно рассмотрели разногласия и отказали во включении требований в реестр.

***

Верховный суд указал, что арбитражный управляющий должен действовать добросовестно и разумно в интересах должника и его кредиторов.
Определение ВС от 14.10.2021 года по делу № А40-3184/2018 (305-ЭС21-10040).

Обстоятельства.

В отношении должника введена процедура реализации имущества, утвержден конкурсный управляющий. В реестр требований кредиторов третьей очереди включены требования четырех кредиторов.

В июне 2020 года было утверждено Положение о порядках, сроках и условиях реализации имущества должника, предложенного конкурсным управляющим. Согласно данного положения имущество должника подлежало реализации тремя лотами: ? доли жилого помещения, помещение и земельный участок.

В июле торги были признаны состоявшимися, арбитражным управляющим были заключены договора купли-продажи с победителями торгов.

Параллельно с указанными событиями в суд поступило ходатайство гражданина С., который намеревался удовлетворить требования кредиторов к должнику в полном объеме. Данное дело было назначено к рассмотрению. На депозитный счет суда гражданин С. перечислил денежные средства, соответствующие размеру всех включенных в реестр требований кредиторов должника.

В июле должник и гражданин С. ходатайствовали перед судом о принятии обеспечительных мер в виде запрета финансовому управляющему реализовать с торгов имущество, принадлежащее должнику,. Однако в удовлетворении указанного ходатайства было отказано до вынесения определения суда о признании требований кредиторов удовлетворенными.
В октябре 2020 года требование гражданина С. о намерении удовлетворить требования кредиторов, было удовлетворено в полном объеме, в связи с чем гражданин С. перечислил соответствующую сумму на специальный счет, открытый финансовым управляющим.

В сентябре 2020 года финансовый управляющий обратился в суд с заявлением об установлении процентов по вознаграждению в размере 662 200 рублей, сославшись на то, что 
в рамках процедуры реализации имущества от заключения договоров купли-продажи на счёт должника поступили денежные средства в размере 9 460 000 рублей.
    
Позиция судов:

Суд первой инстанции отказал в выплате вознаграждения управляющему, сославшись на его недобросовестное поведение, преследующего цель извлечь выгоду в свою пользу.
Апелляционный суд и суд округа отменили решение нижестоящего суда, сделав вывод о правомерности действий арбитражного управляющего в рамках процедуры реализации имущества, установив последнему сумму заявленных процентов.

Позиция Верховного суда:

Арбитражный управляющий должен действовать в интересах должника добросовестно и разумно, принимать обоснованные решения в интересах должника и его кредиторов. При этом арбитражный управляющий должен совершать действия по максимальному сохранению имущества должника для продолжения его жизнедеятельности по завершении процедур банкротства. Именно от поведения профессионального юриста может зависеть успешность выхода должника из сложившегося имущественного кризиса.

Судом было установлено, что заявление гражданина С. о намерении удовлетворить требования кредиторов должника было подано до того, как финансовым управляющим были опубликованы сведения в ЕФРСБ о проведении торгов. В связи с этим арбитражный управляющий был обязан проанализировать свои дальнейшие действия по продаже имущества должника и принять решение о необходимости отложения публикации сообщения о проведении торгов с целью проверки финансового состояния гражданина С.

Действия арбитражного управляющего по выставлению имущества на торги при наличии того, что на депозит суда гражданином С. были внесены денежные средства, позволяющие удовлетворить требования всех кредиторов, суд квалифицировал исключительно как недобросовестные.

Кроме того, отказ в принятии обеспечительных мер не означает, что арбитражный управляющий вправе действовать недобросовестно, нарушать интересы должника либо иных лиц.
Определение суда первой инстанции было оставлено в силе.

***

Верховный суд передал на рассмотрение в экономическую коллегию спор о признании торгов должника-сельскохозяйственной организации недействительными.
Определение ВС о передаче от 11.10.2021 года по делу № А57-5717/2019 (306-ЭС20-20044 (6)).

Обстоятельства.

Должник признан банкротом по упрощенной процедуре ликвидируемого должника. Комитетом кредиторов было утверждено Положение о порядке, условиях и сроках реализации имущества должника: техника, машины, оборудование, земельные участки сельскохозяйственного назначения. К торгам было допущено четыре участника, победителем было признано общество «Грачевка», с которым был заключен договор купли-продажи имущества, принадлежащего должнику.

Общество «Самэ Дойц-Фар Руссиа» и общество «Агротек Альянс» обратились в суд с заявлением о признании торгов недействительными. Заявители указывали, что конкурсный управляющий сокрыл от кредиторов информацию о проведении торгов, имущество должника было реализовано по согласованной с аффилированным лицом заниженной стоимости, а также управляющим не было предпринято мер по оценке имущества должника, в том числе обеспеченного залогом.

Позиция судов:

Суд первой инстанции удовлетворил требования заявителей и признал торги недействительными, применены последствия недействительности сделки. Суд исходил из того, что поскольку должник является сельскохозяйственной организацией, то реализация его имущества должна проходить по правилам главы 9 Закона о банкротстве.

Апелляционный суд отказал в удовлетворении требований заявителей и указал, что процедура банкротства должника введена по общим правилам банкротства без учета каких-либо особенностей, деятельность должника велась с применением общего режима налогообложения. Доказательств вероятности приобретения имущества иными лицами по более высокой цене не представлено. Таким образом, реализация имущества без применения специальных правил не повлекла нарушение прав и законных интересов должника и его кредиторов.

Суд округа отменил решение апелляционного суда и согласился с выводами суда первой инстанции. Суд указал, что должник являлся получателем субсидии как сельскохозяйственный товаропроизводитель, а выбор конкретного налогового режима не свидетельствует о наличии или отсутствии статуса сельскохозяйственной организации у должника.

Победитель торгов общество «Грачевка» обратилось с кассационной жалобой в Верховный суд. Податель жалобы указывал, что является владельцем земельных участков, прилегающих к участкам должника. На продажу выставлен единый имущественный комплекс, который после реализации использовался по своему прямому назначению. Кроме того обществом «Грачевка» приняты на работу бывшие работники должника. Доказательств наличия иных лиц, имеющих преимущественное право приобретения спорного имущества, не представлено. На торгах определена рыночная цена имущества, в связи с чем не проведение его оценки не может повлечь признание их недействительными.

Дело назначено к слушанию на 18 ноября 2021 года.

***

Арбитражный суд рассмотрел ходатайство должника о принятии обеспечительных мер в рамках конкурсного производства.
Определение АС от 14.10.2021 года по делу № А56-84530/2020/меры (4395/2021-488171(3)).

Обстоятельства.

В апреле 2021 года индивидуальный предприниматель и глава крестьянского хозяйства гражданка К. была признана несостоятельной решением Арбитражного суда, открыто конкурсное производство, утвержден конкурсный управляющий.

Ранее между банком и должником был заключен договор об открытии возобновляемой кредитной линии, по условиям которого банк предоставил заемщику кредит в размере 29 миллионов рублей. В качестве обеспечения исполнения обязательства был заключен договор поручительства и договор залога объектов недвижимости по договору ипотеки: земельный участок и жилой дом. 

Решением суда общей юрисдикции в пользу банка с должника и его поручителя в солидарном порядке была взыскана сумма долга по кредитному договору, а также обращено взыскание на заложенное должником имущество.

В рамках дела о банкротстве должника, требования банка были включены в третью очередь реестра требований кредиторов.

При этом в августе 2021 года в арбитражный суд поступило заявление гражданина К. о намерении погасить все требования, включенные в реестр требований кредиторов должника, в том числе, задолженность перед ПАО «Сбербанк России», в полном объеме.

В арбитражный суд поступило заявление должника о принятии обеспечительных мер, который просил запретить конкурсному управляющему организовывать и проводить торги по продаже ее имущества, до вступления в законную силу судебного акта, принятого по результатам рассмотрении заявления гражданина К. о намерении погасить все требования кредиторов, а также просила приостановить торги по реализации жилого дома и земельного участка.

Доводы должника сводились к тому, что указанные обеспечительные меры позволят сохранить существующее положение и не допустить причинения значительного ущерба, притом, что задолженность перед кредиторами намерен погасить в полном объеме гражданин К.

Позиция суда:

Согласно нормам АПК РФ Арбитражный суд по заявлению должника вправе принять срочные временные меры, направленные на обеспечение иска или имущественных интересов заявителя. Такие меры могут быть приняты на любой стадии рассмотрения дела.

Обеспечительные меры должны соответствовать заявленным требованиям, то есть быть непосредственно связанными с предметом спора, соразмерными заявленному требованию, необходимыми и достаточными для обеспечения исполнения судебного акта или предотвращения ущерба. Меры по обеспечению могут быть приняты лишь при наличии достоверных данных об обстоятельствах, которые могут затруднить либо сделать невозможным исполнение судебного акта.

Суд пришел к выводу о том, что непринятие обеспечительных мер может повлечь нарушение прав и законных интересов должника как собственника жилого дома и земельного участка. В то же время, непринятие испрашиваемой обеспечительной меры в виде приостановления торгов может привести к двойному взысканию задолженности в пользу банка в деле о банкротстве должника и в деле о банкротстве гражданина К. в случае удовлетворения заявления о намерении погасить задолженность перед кредиторами, а также может повлечь затягивание рассмотрения дела о банкротстве должника.

Обеспечительная мера в виде приостановления торгов отвечает признаку соразмерности, а также является необходимой в целях соблюдения интересов должника и кредиторов. В свою очередь доказательств проведения торгов по продаже иного имущества должника не представлено, доказательства наличия у третьих лиц намерений погасить задолженность перед иными кредиторами должника отсутствуют, в связи с чем  обеспечительная мера в виде запрета конкурсному управляющему организовывать и проводить торги имуществом должника применению не подлежит.

***

Суд округа оставил в силе решения нижестоящих судов о включении задолженности по алиментным обязательствам в реестр требований кредиторов. 
Постановление АС от 28.09.2021 года по делу №А41-30805/2019 (106519_2148847).

Обстоятельства.

В 2016 году между гражданкой Л. и гражданином К. было заключено соглашение об уплате алиментов на содержание четырех несовершеннолетних детей, заверенное нотариусом. По условиям соглашения гражданин К. должен был уплачивать алименты ежемесячно в размере 1/2 доли всех видов заработка или иного дохода, но не менее 80 тысяч рублей в месяц.

В 2020 году гражданин К. был признан несостоятельным, введена процедура реализации имущества, утвержден конкурсный управляющий. 

Гражданка Л. обратилась в суд с ходатайством, в котором просила включить ее требования в размере 800 тысяч рублей в реестр требований кредиторов в порядке первой очередности. Доводы заявителя сводились к тому, что начиная с января 2019 года, исполнение должником взятых на себя обязательств по уплате алиментов прекратилось, в связи с чем задолженность по алиментам составила 800 тысяч рублей.

Позиция судов:

Суд первой и апелляционной инстанции удовлетворили требования заявителя и исходили из того, что лицо, имеющее право на получение алиментов, вправе обратиться в суд с заявлением о взыскании алиментов независимо от срока, истекшего с момента возникновения права на алименты. Кроме того суды опровергли доводы об аффилированности сторон соглашения, указав, что сам факт аффилированности не является безусловным основанием для отказа во включении требований в реестр.

Позиция суда округа:

В деле о банкротстве включение задолженности в реестр требований кредиторов должника возможно только в случае установления действительного наличия обязательства у должника перед кредитором, которое подтверждено соответствующими доказательствами.

Нотариально заверенное соглашение об уплате алиментов имеет силу исполнительного листа, в связи с чем в деле о банкротстве суд фактически не рассматривает спор о присуждении, а должен лишь правильно исчислить размер алиментов, а то есть по существу выполнить ту же функцию, что и судебный пристав-исполнитель.

Заключение соглашения об уплате алиментов свидетельствует о принятых кредитором мерах в целях получения алиментов.

Особенность настоящего спора состоит в том, что интересам кредиторов в возврате долгов противопоставляются интересы детей как кредиторов должника по алиментному соглашению.

Под защитой РФ находятся материнство и детство, интересы детей имеют приоритетное значение по отношению к обычным кредиторам. Равным образом данный вывод следует из положений пунктов 2 и 3 статьи 213.27 Закона о банкротстве, согласно которым алиментные требования к гражданину-банкроту в отличие от иных требований подлежат первоочередному удовлетворению.

Суды правомерно признали требования кредитора обоснованными и подлежащими включению в реестр требований кредиторов должника.

Жалоба оставлена без удовлетворения, а решения судов без изменения.

***

Суд округа рассмотрел спор по поводу утверждения арбитражного управляющего.
Постановление АС от 20.10.2021 года по делу № А40-62412/2020 (106852_2169204).

Обстоятельства.

10 апреля 2020 года общество обратилось в суд  заявлением о признании ООО «Милан» банкротом, заявление было назначено к рассмотрению. 

30 апреля 2020 года инициатором банкротства ООО «Милан» выступил банк, заявление принято в качестве заявления о вступлении в дело.

В ноябре 2020 года заявление общества было оставлено без рассмотрения.

В своем заявлении банк просил утвердить арбитражного управляющего – гражданина М.. из числа членов саморегулируемой организации.

Должник возражал относительно утверждения гражданина М. в качестве арбитражного управляющего и ссылался на необходимость назначения временного управляющего, кандидатура которого указана в первом заявлении о банкротстве.

Позиция судов:

Су первой инстанции утвердил кандидатуру арбитражного управляющего гражданина М., указав, что представленная кандидатура соответствует требованиям Закона о несостоятельности, наличия признаков заинтересованности по отношению к должнику либо его кредиторам не имеется. 

Суд апелляционной инстанции согласился с выводами нижестоящего суда.

Позиция суда округа:

Право на предложение кандидатуры арбитражного управляющего либо саморегулируемой организации с учетом специфики отношений несостоятельности не может перейти ко второму заявителю независимо от 6 того, погашено первоначально заявленное требование должником после подачи заявления в суд либо по нему осуществлено процессуальное правопреемство.

Погашение должником первоначально заявленного требования не ведет к переходу ко второму заявителю права на предложение кандидатуры арбитражного управляющего либо саморегулируемой организации.

Определение суда в части утверждения арбитражного управляющего направлено на новое рассмотрение.