Москва
  • Главная
  • »

Судебная практика по вопросам банкротства обзор с 5 по 11 декабря 2021

Информируем о позициях судов в сфере банкротства с 5 по 11 декабря 2021 года.

***

Верховным судом был рассмотрен спор о включении требований кредитора в реестр.
Определение ВС от 25.11.2021 года по делу №А40-269758/2019 (305-ЭС21-15277).

Обстоятельства.

Между Департаментом городского имущества (продавцом) и закрытым акционерным обществом (покупателем) был заключен договор купли-продажи земельного участка и расположенного на нем зданием. К моменту заключения договора акционерное общество являлось арендатором указанных объектов недвижимости. По условиям договора купли-продажи, акционерное общество должно было произвести оплату в рассрочку в течение трех лет ежемесячными платежами. Кроме того, в течение десяти дней с момента внесения первого платежа покупатель должен был представить в регистрирующий орган документы, необходимые для регистрации залога на основании ст. 5 Закона №159-ФЗ. За просрочку платежей договор предусматривал неустойку, а также право продавца расторгнуть договор в одностороннем порядке.

Между тем, залог оформлен не был, платежи по договору произведены не были, переход права собственности на спорную недвижимость не был зарегистрирован за покупателем. 

Решением Арбитражного суда был удовлетворен иск Департамента, с покупателя была взыскана задолженность по договору купли-продажи, однако решение суда исполнено не было. В связи с указанным обстоятельством продавец направил в адрес покупателя уведомление о расторжении договора купли-продажи.

Спустя три года общество было признано банкротом, в связи с чем Департамент ходатайствовал перед судом о включении его требований, подтвержденных решением суда, в реестр требований кредиторов в порядке третьей очередности.

Позиция судов:

Суды двух инстанций отказались удовлетворять требования Департамента и исходили из того, что право собственности на спорные объекты не перешло к должнику,  недвижимость была оставлена за продавцом, тем самым Департамент не вправе претендовать на возмещение его стоимости из конкурсной массы должника.

Суд округа отменил решения нижестоящих судов и включил требования Департамента в реестр в порядке их удовлетворения в третьей очередности. Суд указал на то, что требования заявителя подтверждено решением суда, которое вступило в законную силу, а оснований для рассмотрения разногласий у судов не имелось.

Позиция Верховного суда:

Суд не имеет права рассматривать разногласия, возникшие по поводу размера и состава требований, которые просит включить кредитор в реестр требований кредиторов должника, если указанные требования подтверждены актом суда, вступившим в законную силу. Вместе с тем суд вправе рассмотреть разногласия касающиеся очередности удовлетворения требований кредиторов. В связи с этим игнорирование доводов об исполнении должником судебного акта, положенного в основу заявления кредитора, недопустимо. Указанное обстоятельство может повлечь включение в реестр уже исполненного обязательства должника.

Судами первой и апелляционной инстанции было установлено, что Департамент расторгнул договор купли-продажи, оставив за собой предмет договора. Указанные обстоятельства не оспаривались сторонами договора. На какие-либо реальные или потенциальные притязания на спорные объекты со стороны покупателя департамент не указывал.

Таким образом, в соответствии со ст. 453 ГК РФ обязательство продавца по передаче объектов недвижимости покупателю прекратилось, а следователь прекратилось и встречное исполнение покупателя по оплате цены договора.

Требование департамента в части взыскания с покупателя процентов и пеней в связи с неисполненными обязательствами, оставлено судами без внимания.

Спор направлен на новое рассмотрение.

***

И вновь об единственном жилье должника.

Постановление АС от 24.11.2021 года по делу №А60-66150/2019 (Ф09-2086/21).

Обстоятельства.

Решением Арбитражного суда гражданин Г. был признан банкротом, введена процедура реализации имущества. На собрании кредиторов должника было принято решение, одними из пунктов которого было указано следующее:

  • признать единственное жилье должника предметом роскоши;
  • признать возможной реализацию указанной недвижимости;
  • их средств от реализации роскошного жилья приобрести должнику и членам его семьи жилое помещение в той же местности с учетом учетной нормы площади жилого помещения на территории города, в котором проживает должник.
  • обязать конкурсного управляющего обратиться в суд с ходатайством о реализации единственного жилья должника и утверждения условий приобретения замещающего жилья.

Должник обратился в Арбитражный суд с заявлением, в котором просил признать недействительными решения собрания кредиторов должника по вышеуказанным вопросам. Доводы должника сводились к тому, что решения приняты с нарушением пределов компетенции собрания кредиторов, что привело к нарушению прав должника и членов его семьи.

Позиция судов:

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявленных требований, сославшись на то, само по себе принятие собранием кредиторов оспариваемого решения права должника не нарушает, поскольку в любом случае предусматривает обращение в суд с соответствующим процессуальным заявлением.

Апелляционный суд изменил решение суда первой инстанции, удовлетворив требования должника о признании недействительными решений, касающихся приобретения замещающего жилья и обязании конкурсного управляющего обратиться в суд по вопросу реализации единственного жилья должника. В удовлетворении остальной части заявленных требований было отказано.Суд сделал вывод о том, что решение собрания кредиторов в части приобретения замещающего жилья должнику из средств от реализации единственного жилья приведет к ущемлению права должника на жилище. Оспариваемые решения не предусматривают реального механизма наделения должника иным жильем помимо жилого дома, не учитывают права иных зарегистрированных в доме лиц, в том числе троих несовершеннолетних детей; не конкретизирован порядок предоставления жилья должнику и его семье на период после продажи дома. Вместе с тем признание объекта недвижимости предметом роскоши и постановка вопроса о возможности реализации имущества должника в рамках процедуры банкротства не нарушают прав должника и его кредиторов.

Позиция суда округа:

Суть возражений должника сводилась не только к вопросу оспаривания компетенции собрания кредиторов, но и к несогласию с лишением должника и членов его семьи единственного пригодного для их проживания жилого помещения.

Разногласия между должником и его кредиторами не были рассмотрены по существу, судами не дана оценка тому, имеются ли в данном конкретном случае необходимые основания для отказа в применении исполнительского иммунитета к единственному жилью должника.

Делая вывод о том, что оспариваемые решения собрания кредиторов о признании жилья роскошным и подлежащим продаже права должника и иных лиц не нарушают, поскольку представляют собой консолидированное мнение кредиторов о допустимом источнике формирования конкурсной массы, суды не учли, что соответствующие решения влекут определенные правовые последствия, в частности предполагают подготовку порядка продажи указанного жилья, разработку механизма предоставления замещающего жилья, с последующей передачей указанных вопросов на рассмотрение арбитражного суда, рассматривающего дело о банкротстве.

Признание законными оспариваемых решений собрания кредиторов должника означает, что суды с позицией кредиторов согласились и признали реализацию жилья допустимой, в то время как фактические основания для этого не проверены и не установлены.

Обособленный спор направлен на новое рассмотрение.

***

Суд округа указал, что при банкротстве застройщика, его кредитор вправе обратиться в суд о включении своих требований в реестр о передаче жилых помещений даже после закрытия такого реестра.
Постановление АС от 29.11.2021 года по делу № А56-50508/2016 (751/2021-76496(2)).

Обстоятельства.

Между гражданкой И. и жилищно-строительным кооперативом был заключен договор о порядке оплаты паевого взноса и предоставления помещения. По условиям договора после окончания строительства объекта и ввода его в эксплуатацию кооператив передает в собственность гражданке И. квартиру при условии надлежащего и полного исполнения ею обязательств по договору (выплата паевого взноса в полном объеме). Размер паевого взноса члена кооператива составлял три миллиона рублей и подлежал оплате в срок до февраля 2013 года. 

В феврале 2014 года гражданка И. заключила кредитный договор с банком, согласно которому банк предоставляет заемщику кредит в размере 2 400 000 рублей сроком на 180 месяцев для целевого использования, а именно – оплаты паевого взноса кооператива и получения заемщиком квартиры на праве собственности.  

В 2018 году кооператив был признан несостоятельным по правилам параграфа 7 Закона о банкротстве (банкротство застройщиков), открыто конкурсное производство. Реестр требований о передаче жилых помещений закрыт в сентябре 2018 года.
Спустя два года после закрытия реестра, гражданка И. обратилась в суд с заявлением, в котором просила включить в реестр требований о передаче жилых помещений должника требование о передаче жилого помещения, а также ходатайствовала о восстановлении пропущенного срока для включения требования в реестр. Доводы заявителя сводились к тому, что она фактически владела спорной квартирой на протяжении длительного времени, однако произошло самозаселение многоквартирного дома членами кооператива. Конкурсным управляющим не были предприняты дополнительные меры по извещению кредитора о необходимости включения его требования в реестр, поскольку ему было известно о заселении квартиры, управляющий должен был использовать иные способы и средства коммуникации для уведомления кредитора.

Позиция судов:

Суд первой инстанции отказал в восстановлении пропущенного срока для обращения с соответствующим заявлением в связи с тем, что не признал причины пропуска срока уважительными.

Апелляционный суд поддержал выводы нижестоящего суда.

Позиция суда округа:

Верховным Судом Российской Федерации выработан ряд правовых позиций, согласно которым в исключительных случаях лицо может претендовать на включение задолженности в реестр требований кредиторов юридического лица даже несмотря на то, что требование заявлено после закрытия реестра. В частности, возможно предъявление не уведомленным или поздно уведомленным участником строительства требования к застройщику о включении в реестр.

Возможность восстановления срока может быть связана с длительным не проживанием по адресу регистрации, и неполучением в связи с этим уведомления конкурсного управляющего.

Отказав в восстановлении срока на обращение с требованием участника строительства, суды не исследовали вопрос о наличии или отсутствии возможности передачи спорной квартиры заявителю, имеется ли спорный объект в натуре. Вопросы возможного дополнительного уведомления гражданки И. по месту нахождения спорной квартиры, или по телефону, указанному в договоре, ни судом первой инстанции, ни апелляционным судом не исследованы.

Спор направлен для рассмотрения в суд первой инстанции.

***

Верховный суд указал на то, что выплата страховой пенсии производится банкроту без каких-либо ограничений.
Определение ВС от 01.12.2021 года по делу №А60-17624/2020 (309-ЭС21-8570).

Обстоятельства.

Решением суда в 2016 году гражданин В. был признан несостоятельным, введена процедура реализации имущества.

В 2019 году финансовый управляющий обратился в Управление пенсионного фонда с требованием вернуть денежные средства, составляющие пенсию должника на специальный счет для пополнения конкурсной массы последнего, поскольку управлением денежные средства были перечислены на счет исправительного учреждения, в котором отбывал наказание должник. В свою очередь Пенсионный фонд отказался выполнять требования финансового управляющего, указав на то, что пенсия, полагающаяся должнику должна выплачивается согласно его волеизъявлению и в соответствии с пенсионным законодательством.

Финансовый управляющий обратился в суд с заявлением, в котором просил признать действия пенсионного фонда незаконными, а также просил возвратить денежные средства на специально открытый расчетный счет должника-банкрота.

Позиция судов:

Суды трех инстанций удовлетворили требования финансового управляющего и исходили из того, что закон о банкротстве содержит специальные нормы, которые имеют приоритет по отношению к нормам УИК РФ и закона о страховых пенсиях. Суды указали на то, что пенсия должна входить в конкурсную массу должника. Кроме того, все права по отношению к имуществу должника и распоряжение им, осуществляются только финансовым управляющим от имени гражданина.

Позиция Верховного суда.

Согласно ч.12 ст.21 Закона о страховых пенсиях, выплата страховой пенсии на территории РФ производится пенсионеру без каких-либо ограничений, в том числе при признании этого гражданина банкротом. Указанные изменения были внесены в Закон о страховых пенсиях в 2019 году и были направлены на установление ясности в правовом регулировании вопроса о выплате и доставке страховой пенсии гражданину, признанному банкротом.

Суд пришел к выводу, что требования финансового управляющего незаконны,  а действия сотрудников пенсионного фонда, напротив, являлись правомерными.

Решения нижестоящих судов были отменены, в удовлетворении заявления финансового управляющего было отказано.

***

Суд округа разбирался в споре об установлении размера компенсации за исключенное из конкурсной массы имущество.
Постановление АС от 01.12.2021 года по делу № А60-997/2012 (6667080_1223086).

Обстоятельства.

Между федеральной службой исполнения наказаний и предприятием был заключен договор, по условиям которого  ФСИН передало предприятию в хозяйственное ведение федеральное имущество с целью осуществления задач, возложенных на предприятие уголовно-исполнительным законодательством. Переданное имущество состояло из нескольких зданий технического назначения.

Позднее предприятие было признано банкротом, а имущество, переданное по договору, включено в конкурсную массу должника, некоторое из переданного имущество было реализовано на торгах.

Управление обратилось в суд с ходатайством об исключении из конкурсной массы имущества должника, переданного ему в оперативное управление. Ходатайство было удовлетворено в полном объеме, нереализованное спорное имущество было исключено из конкурсной массы, а сделки по реализации части имущества были признаны недействительными.

Конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением об установлении размера компенсации за исключенное из конкурсной массы имущество. Доводы заявителя сводились к тому, что должник в период своей деятельности нес затраты по содержанию имущества, находящегося в оперативном управлении, следовательно, должник и его кредиторы вправе рассчитывать на получение соответствующей компенсации его стоимости.

Позиция судов:

Суд первой инстанции и апелляционный суд удовлетворили ходатайство конкурсного управляющего в части, компенсировав должнику 23 миллиона рублей.  В применении правил параграфа 5 Закона о банкротстве «Банкротство стратегических предприятий и организаций», о необходимости применения которых было заявлено в ходе рассмотрения спора, судами было отказано. 

Позиция суда округа:

Спорное имущество изначально не должно было быть включено в конкурсную массу должника, его включение являлось неправомерным, поскольку оно не находилось на праве собственности у должника. Кредиторы должны были знать об этом исходя их статуса самого должника и особенностей спорного имущества.

Учитывая, что имущество, исключенное из конкурсной массы, изначально, при ее формировании в нее включено неправомерно и не могло быть использовано как механизм расчетов с кредиторами, суд округа пришел к выводу об ошибочности выводов судебных инстанций о наличии правовых оснований для удовлетворения заявления конкурсного управляющего о взыскании компенсации.