Москва
  • Главная
  • »

Судебная практика по вопросам банкротства с 01 по 07 августа 2021

Информируем о позициях судов в сфере банкротства с 01 по 07 августа 2021 года.

***

Верховный суд рассмотрел жалобу уполномоченного органа по взысканию убытков с арбитражного управляющего и генерального директора должника в связи с нарушением очередности удовлетворения требований кредиторов.

Определение ВС от 15.07.2021 года по делу №А57-3954/2015 (306-ЭС19-13670 (6, 7)).

Обстоятельства.

В отношении крупной организации дорожно-строительной отрасли возбуждено дело о банкротстве, введена процедура наблюдения. Деятельность должника связана со строительством и реконструкцией автомобильных дорог. Между должником (подрядчиком) и ФКУ «Федеральное управление автомобильных дорог» (заказчиком) был заключен контракт по строительству дорог, сумма контракта составляла более шести миллиардов рублей.

В рамках банкротного дела налоговая служба обратилась в суд с заявлением о взыскании с генерального директора должника, а также с арбитражного управляющего убытки, и приостановить рассмотрение вопроса о размере убытков до формирования конкурсной массы. Доводы уполномоченного органа сводились к тому, что должник находится в процедуре наблюдения более пяти лет и не исполняет обязанности по уплате обязательных платежей, исполняя контракт по строительству автодороги. Виновными лицами была нарушена очерёдность удовлетворения требований кредиторов по текущим платежам, предусмотренная ст. 134 закона о банкротстве.

Позиция судов:

В удовлетворении жалобы уполномоченного органа было отказано судами трех инстанций. Суды исходили из того, должник имеет 17 филиалов и только один из них исполняет вышеуказанный контракт, причем сумма начисленного налога данным филиалом погашена. Задолженность по текущим платежам образовалась в связи с не перечислением налоговых платежей за сотрудников головной организации должника, что не имеет отношения к расходованию денежных средств в связи с исполнением контракта. Бюджетные средства по контракту носят целевой характер и расходуются под контролем казначейства.

Позиция Верховного суда:

Согласно постановлению Пленума ВАС от 06.06.2014 № 36 руководитель должника, либо арбитражный управляющий обязан при наступлении срока исполнения соответствующего обязательства направлять распоряжение для его исполнения в кредитную организацию, не дожидаясь напоминания от соответствующего кредитора или предъявления им требования в суд. Временный управляющий и руководитель должника обязаны возместить должнику, кредиторам и иным лицам убытки, причинённые ими в результате нарушения законодательства.

Судом было установлено, что основная деятельность должника связана с исполнением контракта по строительству автодороги М-5. В процедуре наблюдения на счета должника по данному контракту поступила определенная денежная сумма, из которых большая часть была перечислена субподрядной организации, а налоговые платежи уплачены в гораздо меньшем размере.

Также Верховный суд установил, что вопреки выводам судов Федеральным казначейством не проверялась полнота уплаты обязательных платежей, включенных в контракт.
Верховный суд указал на то, что суды должны были определить состав текущих обязательств должника, очередность их удовлетворения, установить причину задолженности, а также разрешить вопрос о добросовестности и разумности действий арбитражного управляющего и руководителя должника.

Осталась без внимания и информация о значительном снижении стоимости активов должника, что может свидетельствовать об отсутствии источника погашения постоянно возрастающей текущей налоговой задолженности.

Спор был направлен на новое рассмотрение.

***

Установление вознаграждения арбитражному управляющему зависит от его активной позиции при участии в банкротных процедурах.
Постановление АС от 07.07.2021 года по делу № А73-10780/2019 (Ф03-3458/2021).

Обстоятельства.

Арбитражный управляющий инициировал привлечение контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности, в связи с чем одним из контролирующих должника лиц было погашено включенное в реестр требований кредиторов должника требование уполномоченного органа по обязательным платежам.

Арбитражный управляющий обратился в суд с ходатайством об установлении суммы стимулирующего вознаграждения в размере 49095392 рублей (30% от суммы удовлетворенных требований). Доводы заявителя сводились к тому, что вследствие его активной позиции по привлечению контролирующих лиц к ответственности и оспариванию сделок должника, требования уполномоченного органа были удовлетворены в полном объеме.

Позиция судов:

Суд первой инстанции частично удовлетворил требования арбитражного управляющего, снизив размер вознаграждения до 500000 рублей. Суд исходил из того, что требования кредитора были удовлетворены за счет совместных действий уполномоченного органа и конкурсного управляющего, в том числе на основании материалов налоговой проверки, а также факты проверки действий контролирующих должника лиц правоохранительными органами, в том числе по обращениям уполномоченного органа о преступлении.

Апелляционный суд поддержал позицию нижестоящего суда.

Позиция суда округа:

При определении размера стимулирующего вознаграждения, суду необходимо учитывать, насколько действия арбитражного управляющего способствовали компенсации имущественных потерь кредиторов лицом, погашающим их требования.
 
Закон о банкротстве предусматривает право суда снизить размер стимулирующего вознаграждения в случае, если будет установлено, что положительный результат достигнут действиями не только арбитражного управляющего, но и иными, участвующими в деле о банкротстве лицами.

Уменьшение суммы вознаграждения допустимо лишь в тех случаях, если заявленная к взысканию сумма явно несоразмерна объему работы, выполненной арбитражным управляющим в целях достижения главной цели конкурсного производства, либо поступление денежных средств в конкурсную массу не обусловлено действиями арбитражного управляющего.

Вместе с тем суд первой инстанции не привел конкретных мотивов, послуживших основанием к выводу о снижении размера стимулирующего вознаграждения до 500 000 рублей. В свою очередь стимулирующее вознаграждение арбитражного управляющего является специальной мерой, мотивирующей арбитражного управляющего к подаче заявления о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности и принятию активных по достижению положительного результата в процедурах банкротства.

***

Суда округа указал, что продажа группы однородного имущества должника отдельными лотами, приведет к увеличению числа покупателей, нежели продажа той же группы единым лотом.
Постановление АС от 29.07.2021 года по делу № А40-121894/18 (106519_2096346).

Обстоятельства.

Гражданина Н. был признан несостоятельным, введена процедура реализации имущества. Арбитражный управляющий имуществом должника представил в суд Положение о порядке, условиях и сроках продажи имущества должника и просил суд его утвердить. Редакция Положения предусматривала продажу семи единиц оружия одним лотом.

Банк был не согласен с редакцией Положения, представленного арбитражным управляющим, полагая, что продажа семи единиц оружия единым лотом существенного ограничило круг покупателей имущества.

Позиция судов:

Суд первой и апелляционной инстанции утвердили Положение в той редакции, которая была предложена арбитражным управляющим. Суды пришли к выводу, что данная редакция является наиболее экономически выгодной, не нарушает баланс интересов кредиторов и направлена на соразмерное удовлетворение требований кредиторов с учетом принципов очередности и пропорциональности.

Суды указали, что банк, полагающий возможным продажу оружий отдельными лотами, с учетом специфики реализуемого имущества, не привел разумных обоснований того, что избранный способ продажи имущества должника являлся наиболее выгодным для широкого круга покупателей, должника и его кредиторов и приведет к получению максимальной выручки.

Позиция суда округа:

Согласно закону об оружии право на его приобретение на территории Российской Федерации имеют различные субъекты, в том числе юридические и физические лица, занимающиеся коллекционированием или экспонированием оружия, граждане Российской Федерации, но при рассмотрении заявления физического лица, занимающегося коллекционированием, о выдаче лицензии на приобретение охотничьего или спортивного огнестрельного оружия с нарезным стволом и патронов к нему Росгвардия применяет к нему требования, установленные Административным регламентом для другого субъекта, а именно гражданина Российской Федерации.

Согласно данному Регламенту в случае соединения различных видов оружия в единый лот, физическому лицу для его приобретения потребуется как минимум, два вида лицензий общим количеством 9 штук, каждую из которых необходимо получать по отдельному заявлению.

Действующими нормами предусмотрены дополнительные требования к физическому лицу, претендующему на получение лицензии на приобретение нарезного оружия, - не менее 5 лет являться владельцем гладкоствольного оружия.

Кроме того, закон об оружии предусматривает, что общее количество приобретенного гражданином РФ охотничьего огнестрельного оружия с нарезным стволом не должно превышать пять единиц, огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия - пять единиц. Как установлено судом, в перечне оружия, подлежащего продаже, содержится нарезное и гладкоствольное ружье.

Таким образом, реализация всех единиц оружия единым лотом отсекает от числа возможных покупателей физических лиц, не владеющих свыше 5 лет гладкоствольным оружием, а также физических лиц, в собственности которых имеется более одной единицы гладкоствольного оружия, а также физических лиц, получивших только одну лицензию на приобретение одной единицы оружия. Суды не учли, что продажа группы однородного имущества отдельными лотами, каждый из которых имеет более низкую начальную стоимость, приведет к увеличению числа покупателей, нежели продажа той же группы единым лотом с высокой начальной стоимостью.

Дело направлено на новое рассмотрение.

***

Спор о привлечении КДЛ к субсидиарной ответственности был передан в экономическую коллегию Верховного суда.
Определение ВС о передаче от 30.07.2021 года по делу № А43-41665/2017 (301-ЭС20-18311 (2)).

Обстоятельства.

Общество признано несостоятельным (банкротом). В рамках банкротства должника арбитражный управляющий просил привлечь к ответственности гражданку Г. и гражданина Г. в субсидиарном порядке. Доводы арбитражного управляющего были мотивированы тем, что гражданином Г. не была передана документация общества, а также получение привлекаемым лицом сумм неосновательного обогащения. Гражданкой Г. в свою очередь были совершены недействительные сделки на большую сумму.

Судами первой и апелляционной инстанции было отказано в удовлетворении требований заявителя.

Вскоре арбитражный управляющий был освобожден от исполнения возложенных на него обязанностей, а дело о банкротстве должника было прекращено в связи с отсутствием кандидатуры арбитражного управляющего, изъявившего желание быть утвержденным в качестве конкурсного управляющего должником.

Далее акционерное общество вновь обратилось в суд с заявлением о признании общества банкротом. Решением суда должник был признан несостоятельным, утвержден конкурсный управляющий, который ходатайствовал о привлечении гражданки Г. и гражданина Г. к субсидиарной ответственности.

Позиция судов:

Суд первой инстанции прекратил производство по обособленному спору на основании п. 2 ч.1 ст. 150 АПК РФ, посчитав, что аналогичные требования были рассмотрены в рамках предыдущего дела о банкротстве, по итогам которого в привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности было отказано.

Апелляционный суд отменил решение нижестоящего суда. Суд исходил из того, что в настоящем споре дело о банкротстве не является продолжением дела о первом банкротстве должника, а потому предъявленное в его рамках требование о привлечении контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности нельзя признать тождественным ранее рассмотренному в предыдущем деле о банкротстве.

Суд округа поддержал позицию суда апелляционной инстанции.

Гражданин Г. не согласился с выводами судов и обратился в Верховный суд с кассационной жалобой. Податель жалобы полагает, что судами были неправильно применены нормы действующего законодательства, за время, которое прошло с момента прекращения производства по первому делу, до момента возбуждения второго дела о банкротстве в вопросе о банкротстве должника ничего не произошло.

Дело передано экономколлегии Верховного суда и назначено к рассмотрению на 26 августа 2021 года.

***

Суд округа указал, что ходатайство о внесении изменений в реестр требований кредиторов следует рассматривать в порядке ст. 311 АПК РФ.
Постановление АС от 30.07.2021 года по делу № А07-26871/2017 (6667004_1186887).

Обстоятельства.

Решением суда гражданка М была признана банкротом, с введением в отношении ее имущества процедуры реализации. Требования Сбербанка в декабре 2017 года были включены в третью очередь в реестр требований кредиторов как обеспеченное залогом имущества должника (недвижимое имущество и право аренды недвижимого имущества).

Спустя два года должник обратился в суд с заявлением, в котором просил внести изменения в реестр требований кредиторов, отразив в нем требования Сбербанка как необеспеченные залогом имущества должника. Доводы заявителя основывались на том, что в 2016 году судебным приставом-исполнителем было вынесено постановление об окончании исполнительного производства, которым было установлено, что Сбербанк отказался оставить за собой имущество должника и поскольку кредитор не воспользовался своим правом оставить предмет залога после несостоявшихся торгов за собой, то залог недвижимого имущества прекратился.

Позиция судов:

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований должника и исходил из того, что прекращение залога не доказано заявителем. Так не представлены доказательства, свидетельствующие о признании торгов несостоявшимися, не представлены уведомления, свидетельствующие о направления судебным приставом взыскателю уведомления о праве оставить за собой нереализованное имущество, кроме того не представлено доказательств об обращения Сбербанка в ФССП с заявлением об отказе от имущества должника. Кроме того суд первой инстанции основывал свои доводы на том, что требования банка были включены в реестр в связи с отсутствием доказательств гибели, безвозмездной утраты предмета залога либо иных обстоятельств, которые могли бы повлечь прекращение залога в силу ст. 352 ГК РФ.

Апелляционный суд отменил решение суда первой инстанции и внес изменения в реестр требований кредиторов. Судом было установлено, что согласно постановлению об окончании исполнительного производства банк отказался оставить за собой имущество должника, в связи с чем исполнительное производство окончено, исполнительный документ возвращен банку, а нереализованное имущество, с которого снят арест, передано должнику. Данное обстоятельство установлено решением Арбитражного суда, из которого следует, что ипотека прекратилась, в связи с чем требования банка подлежали отражению в реестре требований кредиторов как необеспеченные залогом имущества должника.

Суд округа обратил внимание на то, что требования банка были включены в реестр требований кредиторов в 2017 году, а те обстоятельства, на которые ссылается заявитель, произошли в 2015-2016 годах, то есть до момента включения требований кредитора в реестр. При указанных обстоятельствах заявление должника необходимо было рассматривать с позиции пересмотра акта, вступившего в законную силу на основании ст. 311 АПК РФ. В свою очередь заявление должника было рассмотрено судами нижестоящих инстанций как ходатайство об исключении требований кредитора из реестра, однако институт исключения требований из реестра не должен подменять собой институт пересмотра судебных актов по новым или вновь открывшимся обстоятельствам.

Дело направлено на новое рассмотрение.

***

Верховный уд рассмотрел спор, касающийся исключения единственного жилья должника из конкурсной массы.
Определение ВС от 27.07.2021 года по делу № А73-12816/2019 (303-ЭС20-18761).

Обстоятельства.

По инициативе Россельхозбанка индивидуальный предприниматель Б. был признан несостоятельным (банкротом), в отношении его имущества введена процедура реализации. В рамках указанной процедуры должник ходатайствовал перед судом об исключении их конкурсной массы земельного участка и расположенного на нем жилого дома общей площадью 366,4 квадратных метра. Доводы должника сводились к тому, что спорное жилое помещение является единственным местом для его проживания.

Позиция судов:

Суды двух инстанций отказались исключать заявленное имущество из конкурсной массы ввиду следующего. Было установлено, что местом регистрации должника с 2004 года по май 2020 года являлась квартира его матери. Однако после признания должника несостоятельным, он оформил право собственности на жилой дом, прописался в нем и незамедлительно обратился в суд с настоящим ходатайством. Суды пришли к выводу, что действия должника при оформлении собственности на жилье после банкротства были недобросовестными, направленными на искусственное наделение недвижимости исполнительским иммунитетом.

Суд округа отменил решения нижестоящих судов и исключил спорное имущество из конкурсной массы. Суд указал на то, что судом первой и апелляционной инстанции не учтено то обстоятельство, что жилое помещение является единственно пригодным местом для проживания должника и его супруги, иных помещений они в собственности не имеют. Изменение места регистрации не может являться основанием для признания действий должника недобросовестными. Суд округа указал, что критерии определения излишнего и необходимого жилья не определены на законодательном уровне, правила замещения излишнего жилья необходимым не установлены.

Позиция Верховного суда:

Постановление Конституционного суда от 14.05.2012 года дает разъяснение о том, что исполнительский иммунитет на жилое помещение предназначен не для сохранения за гражданами жилых помещений, а для того, чтобы гарантировать каждому уровень обеспеченности жильем, необходимым для нормального существования.

Если в ходе процедуры банкротства должник совершает действия, направленные на изменение места регистрации с целью наделения имущества исполнительским иммунитетом и тем самым, причинения ущерба кредиторам, то такие действия могут быть признаны как злоупотребление правом.

При оценке поведения должника на предмет добросовестности судам необходимо сопоставлять момент предъявления претензий к должнику о взыскании долга, вынесения решения о присуждении, возбуждения исполнительного производства, возбуждения дела о банкротстве должника, с одной стороны, и причины, послужившие изменению регистрации по месту жительства.

В свою очередь выводы судов первой и апелляционной инстанции о злоупотреблении правом со стороны должника ввиду смены регистрации места жительства после введения процедуры банкротства, являются преждевременными.

Должник ссылался на то, что задолго до возбуждения дела о банкротстве он стал проживать в спорном доме, однако в связи с непредставлением необходимых документов, а также в связи со спорной ситуацией относительно установления границ с соседними участками, в регистрации права собственности на жилое помещение ему было отказано. Указанным доводам заявителя судами не была дана оценка.

Суд округа, отменяя решения нижестоящих судов и исключая недвижимость сиз конкурсной массы не учел, что обстоятельства, изложенные должником по поводу изменения регистрации места жительства, подлежали проверке судами, наделенными полномочиями по исследованию доказательств, которые такую проверку не провели.

Таким образом, при вынесении определения, судебная коллегия основывалась на правовой позиции, данной в Постановлении Конституционного суда от 26.04.2021 года, а именно: исполнительский иммунитет не исключает возможность ухудшения жилищных условий должника; предоставление завещающего жилья должно происходить на территории того же населенного пункта, где расположена спорная недвижимость; при отказе в применении исполнительского иммунитета, должник и его семья не должны остаться без жилища площадью не меньшей, чем по нормам предоставления жилья на условиях социального найма; отказ от исполнительского иммунитета не должен иметь намерение наказать должника, а наоборот, должен иметь экономический смысл, направленный на соразмерное удовлетворение требований кредиторов.

Порядок предоставления замещающего жилья устанавливается судом.  Замещающее жилое помещение может быть предоставлено кредитором, однако последний несет риски того, что выручка от продажи жилого помещения не покроет его расходы на приобретение замещающего жилья. Также такое жилье может быть предоставлено и финансовым управляющим за счет выручки от продажи имущества должника, находящегося в наличии, но при этом право собственности должника на имеющееся у него жилое помещение должно прекратиться не ранее, чем возникнет права собственности на замещающее жилье.

Вопрос о приобретении замещающего жилья должен быть предварительно вынесен на обсуждение собранию кредиторов, где будет высказано мнение каждого участника такого собрания. Данное обсуждение предваряет последующую передачу на рассмотрение арбитражного суда заинтересованными лицами вопроса об ограничении исполнительского иммунитета путем предоставления замещающего жилья.

При изложенных обстоятельствах финансовому управляющему следовало провести собрание кредиторов по вопросу о предоставлении замещающего жилья, установить рыночную стоимость спорного жилья и земельного участка, а также установить стоимость замещающего жилья. После этого исчислить сумму, на которую пополнится конкурсная масса в результате замены жилого помещения, и проверить, не будет ли сальдо малозначительным, вследствие чего продажа дома и участка выполнит исключительно карательную функцию, не являясь эффективным способом погашения требований кредиторов.

Спор направлен на новое рассмотрение.

***

Верховный суд передал на рассмотрение судебной коллегии кассационную жалобу по делу о включение в Положение о реализации транспортного средства сведений об его обременении.

Определение ВС о передаче от 03.08.2021 года по делу № А68-3921/2019 (310-ЭС21-6469).

Обстоятельства.

Гражданин признан несостоятельным, введена процедура реализации имущества. Финансовый управляющий ходатайствовал перед судом об утверждении положения о порядке, условиях и сроках реализации автотранспортного средства.

Должник был не против утверждения положения, представленного в редакции финансового управляющего, однако настаивал на том, чтобы в положении были отражены сведения об обременении транспортного средства. Должник указывал, что между ним и кооперативом «Калина» был заключен договор займа, в обеспечении которого был заключен договор залога спорного автомобиля в пользу кооператива.

Финансовый управляющий отмечал, что требование кооператива не включено в реестр, в силу чего спорное имущество не может продаваться как обремененное залогом. Реализация имущества с учетом обременения снизит его ликвидность.

Позиция судов:

Суды трех инстанций утвердили Положение с учетом ходатайства должника, указав в Положении об обременении транспортного средства залогом.
 
Судами было установлено, что транспортное средство действительно обеспечено залогом в связи с заключением должником договора займа. Довод финансового управляющего был отклонен на основании того, что включение залогодержателя в реестр требований кредиторов влияет лишь на реализацию им прав залогодержателя в деле о банкротстве. Исходя из разъяснений Пленума ВАС от 23.07.2009 № 58, не заявленные в деле о банкротстве предпринимателя требования, не связанные с осуществлением предпринимательской деятельности, сохраняются и после завершения конкурсного производства; при продаже предмета залога вследствие сохранения основного обязательства сохраняется и право залога, о чем указывается в условиях проведения открытых торгов.

Финансовый управляющий обратился в Верховный суд с кассационной жалобой, в которой указывал на несогласие с выводами судов нижестоящих инстанций. Кассатор считает, что отражение сведений о залоге автомобиля является неправомерным ввиду того, что кооператив не является кредитором должника. Сведения о залоге отсутствовали в реестре уведомлений о залоге на момент инициирования обособленного спора. Кроме того податель жалобы указывает, что согласно действующему гражданскому законодательству и законодательству о банкротстве, при продаже имущества с торгов в деле о несостоятельности залог прекращается.

Дело назначено к слушанию на 26 августа 2021 года.