Москва
  • Главная
  • »

Судебная практика по вопросам банкротства с 05 по 11 сентября 2021

Информируем о позициях судов в сфере банкротства с 5 по 11 сентября 2021 года.

***

Экономколлегия Верховного суда рассмотрит спор по установлению вознаграждения арбитражному управляющему.
Определение ВС от 01.09.2021 года по делу № А40-3184/2018 (305-ЭС21-10040).

Обстоятельства:

В отношении должника введена процедура реализации имущества сроком на шесть месяцев. В реестр требований кредиторов включены требования четырех кредиторов на общую суму один миллион восемьсот тысяч рублей.

Арбитражным судом утверждено Положение о порядке, сроках и условиях реализации имущества должника, представленное арбитражным управляющим. Согласно указанному Положению имущество должника сформировано на три лота: ? доли в жилом помещении, жилое помещение и земельный участок.

Арбитражным управляющим были проведены торги вышеуказанного имущества, по результатам которых были заключены договора ? доли жилого помещения, земельного участка. 
Параллельно с данными событиями Арбитражным судом принято к производству заявление гражданина С., заключающееся в желании удовлетворить требования кредиторов к должнику в полном объеме. Впоследствии заявление гражданина С. было удовлетворено, в связи с чем последний перечислил на специальный счет, открытый арбитражным управляющим, денежные средства в размере одного миллиона восьмисот тысяч рублей.

Арбитражный управляющий обратился в су с заявлением, в котором просил установить проценты по вознаграждению в размере семи процентов от стоимости реализованного имущества. Заявитель ссылался на то, что в рамках процедуры реализации имущества должника от заключения договоров купли-продажи на счёт должника поступили денежные средства в размере 9 460 000 рублей.

Позиция судов:

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявленных требований. Суд посчитал поведение арбитражного управляющего недобросовестным, направленным на  необоснованное увеличение своего вознаграждения, выразившееся в проведении торгов по реализации имущества должника при наличии заявления гражданина С., внесения им на специальный банковский счет денежных средств, а также в реализации имущества должника на сумму, многократно превышающую размер всех требований к должнику.

Апелляционный суд, посчитав, что основания для отказа в выплате стимулирующей части вознаграждения арбитражному управляющему отсутствуют, отменил решение суда первой инстанции и удовлетворил заявленные требования.

Суд округа был согласен с позицией апелляционного суда.

Должник обратился с кассационной жалобой в Верховный суд и настаивал на несоответствии действий финансового управляющего по реализации двух объектов имущества должника как интересам самого должника, так и принципам добросовестности и разумности. Податель жалобы указывал, что действия арбитражного управляющего совершены с целью извлечения личной выгоды путём продажи имущества должника, стоимость которого в несколько раз превышает размер реестра требований кредиторов, в отсутствии на то необходимости.

Дело назначено к слушанию на 07 октября 2021 года.

***

В рамках дела о банкротстве должника дело было прекращено на основании заключения мирового соглашения. Не согласившись с решением Арбитражного суда, один из кредиторов обратился с кассационной жалобой в Верховный суд.
Определение ВС о передаче от 01.09.2021 года по делу № А40-144528/2017 (305-ЭС21-8059).

Обстоятельства.

В реестр требований кредиторов должника включены требования в размере 419 миллионов рублей, часть из которых была обеспечена залогом.

На собрании кредиторов было принято решение заключить мировое соглашение, условиями которого требования кредиторов должника погашаются за счет средств, полученных от производственной и хозяйственной деятельности должника и с прощением долга в размере 95% от суммы задолженности должника перед каждым кредитором.

Позиция судов:

Суд первой инстанции и суд округа утвердили мировое соглашение, посчитав его соответствующим предъявляемым Законом о банкротстве требованиям, и одобрено собранием кредиторов должника. Кроме того условия соглашения не нарушают прав конкурсных кредиторов и предусматривают равные условия погашения их требований.

Банк, являясь одним из кредиторов должника, подал жалобу в Верховный суд. Податель жалобы считает, что возобновление должником хозяйственной деятельности и получения выручки, достаточной для погашения требований кредиторов не была доказана. Банк указывает, что в связи с утверждением мирового соглашения кредиторы получат существенно меньше, чем при реализации имущества должника. 

В приложении к жалобе банком были представлены сведения, размещенные на ЕФРСБ, согласно которым совокупная балансовая стоимость имущества составляет более 229 миллионов рублей, а по условиям мирового соглашения должник обязуется направить на погашение требований кредиторов около 20,8 миллионов. Целью заключения мирового соглашения явилось обеспечение неоправданных преимуществ аффилированным с должником кредиторам, составляющих более пятидесяти процентов установленных требований.

Рассмотрение дела назначено на 21 октября 2021 года.

***

Верховным судом был рассмотрен спор, касающийся удовлетворения требований налогового органа к должнику лицом, выразившим намерение погасить долг.
Определение ВС от 26.08.2021 года по делу №А19-27158/2018 (302-ЭС21-4744).

Обстоятельства.

Общество было признано банкротом, открыто конкурсное производство. В рамках банкротного дела гражданин Т. заявил в суд ходатайство, в котором выразил намерение погасить требования уполномоченного органа к должнику. Арбитражный суд пошел навстречу заявителю и установил срок для погашения задолженности перед налоговой службой до 19 августа 2020 года. В свою очередь гражданин Т. не успел в установленный срок погасить требования кредитора, в связи с чем в признании требований погашенными было отказано.

Тогда гражданин Т. вновь обратился в суд с аналогичным требованием и ему был установлен срок для погашения долга до 18 ноября 2020 года. Представив платежные документы. Подтверждающие оплату долга, граждан Т. просил суд признать требования уполномоченного органа погашенными.

Позиция судов:

Суд первой и апелляционной инстанции отказали в удовлетворении заявленных требований, сославшись на п. 12 ст. 129.1 Закона о банкротстве и исходили из нарушения заявителем установленного срока для погашения задолженности. Кроме того, те денежные средства, которые ранее были уплачены заявителем, не могут быть зачтены в счет исполнения повторно поданного заявления о намерении погасить требования к должнику, поскольку положения Закона о банкротстве не предусматривают возможности такого зачета.

Позиция Верховного суда:

Погашение требований уполномоченного органа позволяет должнику эффективно использовать институт мирового соглашения, в результате заключения которого платежеспособность должника будет восстановлена. К примеру одним из условий соглашения может быть предусмотрена отсрочка удовлетворения требований иных кредиторов на более длительный срок, нежели установленная налоговым законодательством для уплаты обязательных платежей в бюджет.

Согласно законодательству о банкротстве, для признания требований уполномоченного органа погашенными лицу необходимо получить разрешение суда о намерении погасить долг и представить доказательства, свидетельствующие о перечислении денежных средств, причем оплата задолженности должна быть произведена не позднее рассмотрения соответствующего заявления.

Как установлено материалами дела, гражданин Т. представил доказательства, подтверждающие оплату задолженности, а уполномоченный орган подтвердил погашение задолженности общества перед бюджетом в полном объеме. 

Перечисление денежных средств в пользу уполномоченного органа ранее срока, указанного в определении суда, не препятствует удовлетворению настоящего заявления при условии соответствия осуществленного погашения определению арбитражного суда об удовлетворении заявления о намерении.

Спор направлен на новое рассмотрение.

***

Верховный суд разъяснил, как разрешать спор о привлечении КДЛ к ответственности, когда при первом банкротстве должника данный спор уже находился на рассмотрении суда. 
Определение ВС от 01.09.2021 года по делу № А43-41965/2017 (301-ЭС20-18311 (2)).

Обстоятельства.

Инвестиционная компания была признана несостоятельной. В рамках данного дела арбитражный управляющий просил суд привлечь контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности, указав на совершение последними недействительных сделок и получения неосновательного обогащения на крупную сумму. Определением суда первой и апелляционной инстанции в удовлетворении заявления было отказано.

В последующем арбитражный управляющий был отстранен от исполнения своих обязанностей и дело о банкротстве должника было прекращено по причине отсутствия кандидатуры управляющего, желающего быть утвержденным по данному делу.

Акционерное общество вновь ходатайствовало перед судом о возбуждении банкротного процесса в отношении инвестиционной компании, в результате чего решением суда компания была признана банкротом.

Арбитражный управляющий обратился в суд с заявлением о привлечении контролирующих лиц к субсидиарной ответственности.

Позиция судов:

Судом первой инстанции производство по заявлению арбитражного управляющего было прекращено в связи с тем, что заявленные требования уже были рассмотрены в первом деле о банкротстве должника, по итогам которых было вынесено решение об отказе в привлечении КДЛ к ответственности.

Апелляционный суд отменил решение нижестоящего суда и направил спор на новое рассмотрение. Суд указал, что заявление управляющего является отдельным видом спора и не продолжает спор, рассмотренный при первом банкротстве должника. 

Суд округа согласился с позицией апелляционного суда и указал, что в новом деле могли возникнуть новые обстоятельства.

Позиция Верховного суда:

Согласно нормам АПК РФ в рамках дела о банкротстве повторное разрешение спора о привлечении того же лица к субсидиарной ответственности по тому же основанию не допускается.

Цель привлечения к субсидиарной ответственности - возмещение вреда, причиненного кредиторам. В этой связи возбуждение нового дела о банкротстве не устраняет признака тождественности.

Кроме того, для признания заявления тождественным ранее рассмотренному необходимо сопоставить стороны, предмет и основание заявленных требований. В рассматриваемой ситуации присутствует совпадение указанных обстоятельств.

Таким образом, суд первой инстанции правомерно прекратил производство по заявлению конкурсного управляющего.

Определение суда первой инстанции оставлено в силе.

***

Верховный суд указал на то, что арбитражный управляющий вправе запрашивать сведения из регистрирующего органа даже в отношении имущества должника, которое было отчуждено последним до возбуждения дела о банкротстве.
Определение ВС от 03.08.2021 года по делу № А56-106643/2019 (307-ЭС21-1939).

Обстоятельства.

В отношении общества была введена процедура наблюдения, назначен временный управляющий. Согласно полученным выпискам из ЕГРЕ управляющим было установлено, что до банкротства должник совершил несколько сделок по отчуждению имущества. Также управляющим было установлено, что денежные средства от вышеназванных сделок не поступили на счет должника. 

Поскольку руководитель должника не предоставил соответствующую документацию арбитражному управляющему, последний сделал запрос в регистрирующий орган, в котором просил предоставить копии договоров купли-продажи, стороной которых являлся должник.

Управление Росреестра отказалось выдавать запрашиваемые документы, поскольку считало, что в полномочия органа не входит обязанность по выдаче правоустанавливающих документов на объекты недвижимости, которые принадлежали должнику до возбуждения дела о банкротстве.

Отказ Росреестра арбитражный управляющий обжаловал в Арбитражный суд.

Позиция судов:

Суд первой и апелляционной инстанции указали, что у регистрирующего органа отсутствовали основания для отказа в предоставлении испрашиваемых сведений. В силу положений законов №218-ФЗ, №127-ФЗ арбитражный управляющий вправе запрашивать любые сведения из органов Росреестра, которые необходимы последнему для исполнения возложенных на него обязанностей, в связи с чем требования управляющего суды признали обоснованными.

Суд округа не согласился с выводами судов нижестоящих инстанций и отказал в удовлетворении заявленных требований. Обязанность по предоставлению копий документов в отношении имущества, которое принадлежало должнику до его банкротства, законом не предусмотрена.

Позиция Верховного суда:

Федеральным законом от 30.04.2021 № 120-ФЗ внесены изменения в закон о государственной регистрации недвижимости, согласно которым на органы Росреестра возложена обязанность по предоставлению сведений на объекты, принадлежавшие должнику до банкротного процесса. Данные изменения вступили в силу с 30.04.2021.

Верховным судом было установлено, что запрос временного управляющего касался только сделок, совершенные должником и испрашиваемые сведения были необходимы арбитражному управляющему для осуществления им своих полномочий.

Таким образом, выводы судов первой и апелляционной инстанции о том, что оснований для отказа в предоставлении копий документов у регистрирующего органа не имелось, Верховный суд признал обоснованными, в связи с чем решения нижестоящих судов были оставлены в силе.

***

Верховный суд оставил в силе решение суда первой инстанции по спору об оспаривании цепочки сделок должника, направленных на отчуждение четырехкомнатной квартиры.
Определение ВС от 30.08.2021 года по делу № А56-7844/2017 (307-ЭС21-8025).

Обстоятельства.

В 2017 году гражданин Е. был признан банкротом. Арбитражным управляющим было установлено, что должник до признания его банкротом реализовал недвижимое имущество путем совершения единой сделки, состоящей из ряда неправомерных действий.

Должник приобрел четырехкомнатную квартиру на основании договора о долевом участии в строительстве, которая представляла собой объединенную однокомнатную и трехкомнатную квартиры, находящиеся рядом.

В 2015 году должник со своей семьей проживал в однокомнатной квартире, площадью 74 кв.м., которая была в долевой собственности супруги должника и ее матери. В последующем жена должника и двое несовершеннолетних детей были зарегистрированы по месту жительства в четырехкомнатной квартире, а местом регистрации должника осталась однокомнатная квартира. В апреле указанного года между должником и его женой был заключен брачный договор, который предусматривал сохранение имущества за тем супругом, на кого оно было приобретено в случае расторжения брака. Наряду с заключением брачного соглашения, должник продает жене четырехкомнатную квартиру, однако в регистрации договора купли-продажи было отказано. Чуть позднее должник все же продал четырехкомнатную квартиру своей знакомой за десять миллионов рублей, а спустя еще месяц  продал другую, принадлежащую ему на праве собственности квартиру, площадью 154 кв.м. 

Денежными средствами, вырученными от реализации квартир, должник погасил ипотеку в банке, а остаток денежных средств передал супруге. Спустя месяц брак между супругами был расторгнут.

Через год после указанных обстоятельств супруга должника выкупает у его знакомой четырехкомнатную квартиру по той же цене (десять миллионов рублей). Кроме того, после продажи должником четырехкомнатной квартиры, его семья продолжала там проживать.

Арбитражный управляющий заявил ходатайство о признании сделки по отчуждению четырехкомнатной квартиры недействительной и просил применить последствия недействительности сделки в виде возврата квартиры в конкурсную массу должника.

Позиция судов:

Суд первой инстанции пришел к выводу о ничтожности сделок, совершенных должником  при продаже четырехкомнатной квартиры. Судом было установлено, что оспариваемая цепочка сделок была совершена с целью вывести активы должника из конкурсной массы. Кроме того, на момент заключения сделок по продаже недвижимости, у должника имелись неисполненные обязательства перед банком в крупном размере. Также судом было указано о согласованности действий участников сделок и на их недобросовестное поведение. Возражения должника относительно исполнительского иммунитета на квартиру, судом были отклонены, поскольку в период продажи четырехкомнатной квартиры, последняя не являлась единственным местом для проживания должника и его семьи.

Апелляционной суд и суд округа отменили решение нижестоящего суда и пришли к выводу об отказе в удовлетворении требований арбитражного управляющего. Суды исходили из того, что на проданную квартиру распространяется исполнительский иммунитет, в связи с чем продажа должником единственного жилья не может причинить вред кредиторам. 

Позиция Верховного суда:

В рассматриваемом случае очевидной причиной, способствовавшей совершению оспариваемых сделок, явилось предъявление банком к должнику своих требований по взысканию задолженности по договору об открытии возобновляемой кредитной линии. Это и объясняет действия должника по выводу активов из конкурсной массы. В течение десяти лет квартира была свободной от каких-либо притязаний, а в предбанкротный период в спорную квартиру были зарегистрированы супруга и дети должника, заключен брачный договор и совершена оспариваемая цепочка сделок. 

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о согласованности действий участников сделок, направленных на причинение вреда кредиторам. 

На момент отчуждения квартиры должник не проживал в ней и никогда не был там зарегистрирован. В связи с указанными фактами сам должник не считал четырёхкомнатную квартиру своим единственным жильем, выразив волю на отказ от исполнительского иммунитета. 

Кроме того в собственности должника имелось несколько квартир, которые он последовательно направил на реализацию, а полученные денежные средства не были направлены на удовлетворение требований кредиторов или на приобретение нового жилого помещения. 

Отсутствие у должника жилья, свободного от исполнительского иммунитета, является исключительно результатом совершённых им действий.

Поскольку доказано, что должник намеренно придавал недвижимости статус единственного жилья, его действия можно квалифицировать как злоупотребление правом. В применении к спорной квартире исполнительского иммунитета было отказано.

Решение суда первой инстанции оставлено в силе. 

***

Верховный суд разбирался в вопросе о признании лизинговых платежей недействительными.
Определение ВС от 01.09.2021 года по делу № А40-185154/2017 (305-ЭС20-8917 (3)).

Обстоятельства:

Должник, являясь лизингополучателем, и лизинговая компания заключили между собой договора лизинга. До возбуждения дела о банкротстве должника, а также после его возбуждения в пользу лизинговой компании вносились платежи за должника третьими лицами.

Арбитражный управляющий заявил в суд ходатайство, в котором просил признать вышеуказанные лизинговые платежи недействительными, полагая что они были совершены с предпочтением по отношению к иным кредиторам должника.

Позиция судов:

Суды пришли к выводу о том, что доказательства осведомленности лизингодателя о наличии признаков неплатежеспособности должника не был доказан, в связи с чем заявленные требования были удовлетворены частично. Суды признали недействительными только те платежи, которые  совершались в после возбуждения банкротного процесса. Также судами было установлено предпочтение удовлетворение требований лизинговой компании по отношению к другим кредиторам.

Позиция Верховного суда. 

При вынесении решения судом не были учтены положения, регулирующие особенность лизинга в рамках банкротства должника. В свою очередь, как установлено законом, при нарушении должником своих обязательств, право собственности на имущество, которое обеспечивало их исполнение, остается за кредитором и не включается в конкурсную массу.

Нижестоящими судами было установлено, что своими действиями по выплате лизинговых платежей, должник отдавал предпочтение лизингодателю по сравнению с иными кредиторами. Однако платежи по договору лизинга не могут свидетельствовать об оказании предпочтения, поскольку они были получены законным путем.

Руководитель должника, принимающий решение по лизинговым платежам, должен был выбрать: либо погасить платежи оставить имущество за собой, либо отказаться от дальнейшего обслуживания лизингового договора. Если в планах должника было продолжение деятельности с использованием выкупленного оборудования в целях выхода из кризисной ситуации, то смысла признавать спорные платежи недействительными, нет. 

Дело было направлено на новое рассмотрение.

***

Арбитражный Северо-Западного округа рассмотрел спор о признании бездействия арбитражного управляющего незаконным, выразившегося в отказе организовать собрание кредиторов по вопросам утверждения смет на проведение конкурсного производства.
Постановление АС от 07.09.2021 года по делу № А56-52798/2016 (790/2021-57086(1).

Обстоятельства.

Кредитная организация была признана несостоятельной (банкротом), открыто конкурсное производство. Агентство по страхованию вкладов было утверждено в качестве арбитражного управляющего. Кредиторы обратились к конкурсному управляющему с требованием собрать собрание кредиторов по вопросам отчета конкурсного управляющего о своей деятельности, об утверждение сметы расходов (затрат) на проведение мероприятий конкурсного производства, а также иных вопросов, однако получили отказ.

Ввиду указанных обстоятельств кредиторы кредитной организации (банка) обратились в арбитражный суд с заявлением, в котором просили разрешить возникшие разногласия, признать бездействия Агентства незаконным и обязать последнего провести собрание кредиторов по предлагаемой ими повестке.

Доводы заявителей сводились к недобросовестным действиям Агентства, который, уклонился от предусмотренной п. 4 ст. 189.84 Закона о банкротстве обязанности, касающейся утверждения сметы текущих расходов. При этом конкурсные кредиторы лишены возможности выступить с самостоятельным требованием о созыве собрания кредиторов в силу предусмотренных особенностей банкротства кредитной организации, поскольку большую часть реестра требований кредиторов составляют требования не голосующих кредиторов.

Кроме того заявители указывают, что неисполнение обязанности по утверждению сметы расходов исключает возможность контроля за расходованием денежных средств в процедуре конкурсного производства.

Позиция судов:

Суд первой инстанции признал бездействие арбитражного управляющего незаконным и обязал его собрать собрание кредиторов по вопросу утверждения сметы затрат на проведение конкурсного производства. Судом было установлено, что в реестр включены требования самого агентства, интересы которого представляет налоговая служба, за счет представителей которой полностью сформирован комитет кредиторов банка. Со стороны комитета имеет место бездействие при голосовании об утверждении смет текущих расходов, а полномочия налоговой службы как кредитора ограничены в силу закона. В связи с изложенным суд пришел к выводу о передаче вопроса об утверждении смет на рассмотрение собрания кредиторов Банка.

Апелляционный суд отменил решение нижестоящего суда и отказал в удовлетворении заявления. Апелляция указала на недостаточность голосов кредиторов, которые обратились к арбитражному управляющему для заявления требования о созыве собрания кредиторов, а бездействие комитета кредиторов при утверждении смет не может быть расценено как нарушение со стороны конкурсного управляющего.

Позиция суда округа:

Как было установлено судами нижестоящих инстанций, в рамках банкротного дела кредитной организации  имело место систематическое нарушение порядка утверждения сметы текущих расходов. Комитет кредиторов, состоящий из представителей налоговой службы и действующий в интересах агентства по страхованию вкладов, не утвердил смету расходов.

Суд первой инстанции правильно пришел к выводу о недопустимости отказа в реализации принадлежащих кредиторам своих прав.  В данном случае имеет место обращение значительного количества голосующих кредиторов в защиту их законных интересов, при отсутствии иного способа их защиты. 

Суд первой инстанции правомерно посчитал, что невозможность осуществления расходов по смете, утвержденной за предыдущие периоды, не исключает проверки обоснованности осуществления этих расходов при рассмотрении вопроса относительно ее утверждения, направленной на восстановление нарушенных прав заявителей.