Москва
  • Главная
  • »

Судебная практика по вопросам банкротства с 15 по 21 августа 2021

Информируем о позициях судов в сфере банкротства с 15 по 21 августа 2021 года.

***

Верховный суд указал на то, что к должнику, являющемуся профессиональным участником рынка ценных бумаг применимы особые правила банкротства.

Определение ВС от 12.087.2021 года по делу No А40-127722/2019 (305-ЭС21- 5898).

Обстоятельства.
  
Между гражданином А. (клиентом) и акционерным обществом был заключен договор о брокерском обслуживании путем присоединения к регламенту оказания брокерских услуг на рынке ценных бумаг акционерным обществом. В этот же день между теми же сторонами заключен депозитарный договор, в котором гражданин А. выступал депонентом, а общество депозитарием. Согласно условиям договора акционерное общество обязалось оказывать депоненту услуги по хранению сертификатов ценных бумаг, учету и удостоверению прав на ценные бумаги, а также содействовать в реализации прав по ценным бумагам.  

Правопреемником акционерного общества стал «Брокерский дом Юнити Траст», который впоследствии был признан несостоятельным по решению суда, в отношении должника была открыта процедура конкурсного производства. В рамках указанной процедуры гражданин А. ходатайствовал перед судом о включении в реестр требований кредиторов стоимость принадлежащих ему акций, а также сумму причитающихся дивидендов и компенсацию морального вреда.  

Доводы заявителя были основаны на том, что он приобрел акций при исполнении договора о брокерском обслуживании. Впоследствии ему потребовались денежные средства на лечение, в связи с чем он пытался продать свои акции, но должник, сославшись на временные трудности, отказал в удовлетворении поручения о продаже, после чего должник и вовсе прекратил свою деятельность. 
 
Позиция судов:  

Суды трех инстанций отказал в удовлетворении требований заявителя, сославшись на то, что последним не был подтвержден факт наличия у должника неисполненных обязательств, а требование о компенсации морального вреда не подтверждено актом компетентного суда.  

Позиция Верховного суда:

Поскольку должник является участником рынка ценных бумаг, участником клиринга, то в рамках обособленного спора должны применяться правила параграфа 4,8 главы 9 Закона о банкротстве.  

Указанные правила говорят о том, что имущество клиентов, находящихся на специальных счетах, не могут входить в конкурсную массу должника. В течение полугодовалого срока со дня, когда должник был признан несостоятельным, указанное имущество должно быть возвращено клиентам, в противном случае арбитражный управляющий передает его в депозит нотариуса. В том случае, если активов должника недостаточно для передачи их всем имеющимся клиентам, то они подлежат пропорциональному распределению, а неудовлетворенные требования включаются в реестр.  

Судами нижестоящих инстанций было установлено, что гражданин А. обращался к арбитражному управляющему о получении имущества, однако последним был дан отзыв, в котором он пояснял, что не может выявить круг лиц, имеющих право на получение остатка средств и ценных бумаг на счетах. В результате суды отказали гражданину только потому, что должник скрыл документацию, а управляющий уклонился от исполнения обязанностей по поиску информации.  

В рассматриваемой ситуации заявитель выступает слабой стороной договора, на которого недопустимо перекладывать негативные последствия не передачи документации конкурсному управляющему.  

Спор направлен на новое рассмотрение.

*** 

Верховный суд передал экономколегии спор о признании сделок недействительными, совершенные банком (должником) за два дня до отзыва лицензии. 
Определение ВС о передаче от 13.08.2021 года по делу No А40-256738/2018 (305-ЭС20-9150(4-6)). 

Обстоятельства. 

В кассу головного офиса банка несколькими физическим лицами были внесены денежные средства для их последующего зачисления на расчетные счета физических и юридических лиц. Через два дня после указанных операций у банка была отозвана лицензия на осуществление банковских операций и назначена временная администрация. 

В рамках дела о несостоятельности банка. Конкурсный управляющий и временная администрация обратились в суд с заявлением, в котором просилипризнать недействительными указанные сделки банка и применить последствия их недействительности. Заявители полагали, что оспариваемые сделки представляют собой цепочку взаимосвязанных сделок, направленных на вывод активов банка. 

Заявления были объединены в одно производство. 

Позиция судов: 

Судами трех инстанций оспариваемые сделки были признаны недействительными. 

Апелляционный суд исходил из доказанности совокупности условий, необходимых для признания оспариваемых сделок недействительными как совершенными с целью причинения вреда имущественным правам кредиторов должника путем вывода ликвидных активов банка в преддверии его банкротства. 

Судом было установлено, что в результате фиктивного внесения денежных средств физическими лицами на свои счета и счета юридических лиц, открытых в банке, были искусственно сформированы остатки на счетах юридических и физических лиц – клиентов банка с целью осуществления в дальнейшем проводок с погашением тем самым кредитных обязательств. 

Несколько участников оспариваемых сделок обратились в Верховный суд с кассационными жалобами, в которых просили отменить судебные акты в части признания недействительными сделок, совершенных с их участием. Кассаторы указывают на то, что в материалах дела отсутствуют какие-либо доказательства, свидетельствующие об аффилированности ответчиков между собой и с банком, а также согласованности действий последних. Кроме того податели жалоб указывают на наличие договорного условия о возможности досрочного погашения кредита, а также разумных экономических причин для таких действий. 

Дело передано в экономколлегию Верховного суда и назначено к рассмотрению на 23 сентября 2021 года.

*** 

Экономическая коллегия Верховного суда рассмотрит спор о взыскании убытков с сотрудников, входивших в органы управления банка- банкрота. 
Определение ВС о передаче от 12.08.2021 года по делу No А56-94386/2018 (307-ЭС19-18598 (15)). 

Обстоятельства. 

Между банком, выступающим на стороне займодавца, и обществом был заключен кредитный договор, по условиям которого банк выдает обществуденежные средства в размере двести миллионов рублей с обязательством общества вернуть указанную сумму и уплатить проценты. Исполнение обязательства было обеспечено залогом товаров в обороте на сумму 50 миллионов рублей. 

Кредит был одобрен и выдан председателем правления банка гражданином К. и заместителем председателя правления банка гражданином И. Позднее банк был признан банкротом. Конкурсный управляющий должником «Агентство по страхованию вкладов» обратился в суд с заявлением о взыскании убытков с гражданина К. и гражданина И. Заявитель полагал, что выдача кредита, который не был возвращен, была совершена при наличии признаков недобросовестности и неразумности в действиях ответчиков, входивших в органы управления банка. Кроме того заявитель ссылался на приговор районного суда в отношении гражданина К., согласно которому документы о платежеспособности заемщика были сфальсифицированы, имела место выдача заведомо невозвратного кредита, о чем гражданин К. знал. 

Позиция судов: 

Суд первой инстанции удовлетворил требования заявителя, сделал выводы о том, что ответчики должны были знать о выдаче необеспеченного кредита. Апелляционный суд не согласился с позиций суда первой инстанции и отказал в удовлетворении заявленных требований. Суд исходил из того, что агентством не представлены доказательства о том, что кредит выдавался как заведомо невозвратный и что действиями органов управления банка по заключению кредитного договора последнему причинены убытки. 

Суд округа поддержал выводы апелляционного суда, и отклонил довод заявителя о том, что в отношении гражданина К. вынесен приговор. Суд указал, что в соответствии с приговором удовлетворен гражданский иск агентства о взыскании с гражданина К. ущерба, причиненного банку, а его привлечение к ответственности в виде взыскания убытков приведет к повторному взысканию, что недопустимо. 

Арбитражный управляющий обратился с кассационной жалобой в Верховный суд РФ. Податель жалобы указывает на то, что на момент рассмотрения настоящего спора в суде апелляционной инстанции, приговор в отношении гражданина К. вступил в законную силу, в связи с чем последний знал об отсутствии реального обеспечения обязательств по кредиту. Помимо прочего гражданский иск в рамках уголовного дела удовлетворен не был. Кассатор просит отменить решения нижестоящих судов и удовлетворить заявленные им требования. 

Дело назначено к слушанию экономической коллегией Верховного суда на 30 сентября 2021 года.

*** 

На рассмотрение Верховного суда передан спор о привлечении КДЛ к ответственности в субсидиарном порядке. 
Определение ВС о передаче от 13.08.2021 года по делу No А40-252160/2015 (305-ЭС18-13210 (2)). 

Обстоятельства. 

В рамках банкротного дела в отношении банка «Балтика», арбитражный управляющий ходатайствовал перед судом о привлечении к субсидиарной ответственности контролирующих должника лиц. 

По обстоятельствам дела председатель правления банка выдал доверенности его сотрудникам - гражданке Р. и гражданину К., в полномочия которых входили заключение кредитных договоров, договоров залога и поручительства. В этой связи указанными лицами были подписаны кредитные договора на огромные суммы с компаниями, которые не вели реальной хозяйственной деятельности, без надлежащей проверки заемщиков. От имени банка были совершены сделки по приобретению ценных бумаг (акций) эмитентов, которые не вели эффективной хозяйственной деятельности, их акции не имели какой-либо ценности. 

Позиция судов. 

Суд апелляционной инстанции удовлетворил требования арбитражного управляющего и привлек к ответственности контролирующих должника ли., а также председателя правления банка, выдавшего доверенность. Судом было установлено, что ухудшение финансового состояния банка произошло в результате совершения его руководителями действий по формированию активов банка безнадежной ссудной задолженностью, а также заключения сделок по приобретению неликвидных активов. 

Суд округа поддержал позицию нижестоящего суда. 

Гражданин К. и гражданка Р. обратились в Верховный суд с кассационной жалобой. Гражданка Р. указывала на то, что не была вовлечена в процесс одобрения вменяемых ей кредитных договоров. В свою очередь гражданин К. указывает, что в период работы в банке одобрил только два кредитных договора и часть денежных средств по ним возвращена заемщиками.

Неблагоприятные последствия для банка появились после увольнения гражданина К. Кроме этого из обжалуемых судебных актов невозможно установить, по каким конкретно эпизодам каждое из контролирующих должника лиц привлечено к субсидиарной ответственности. 

Дело передано на рассмотрение в экономколегию Верховного суда и назначено к рассмотрению на 30 сентября 2021 года.

***

Суд округа не согласился с позицией нижестоящих судов, которые оставили заявление о признании должника банкротом без рассмотрения в связи с преждевременной подачей заявления, указав на формальность применения норм права. 
Постановление (6667004_1190981). АС от 13.08.2021 года по делу No А76-800/2021

Обстоятельства.

Общество «Стройград» обратилось в суд с заявлением о признании общества «Урал-Ресурс» несостоятельным (банкротом). Заявитель также просил ввести процедуру наблюдения, утвердить арбитражного управляющего и включить его требования в реестр требований кредиторов.

Позиция судов:

Суд первой инстанции принял заявление к производству, однако в дальнейшем оставил заявленные требования без рассмотрения. Судом было установлено, что сообщение о намерении обратиться в суд с заявлением о признании должника банкротом, было размещено в едином федеральном реестре 30 декабря 2020 года. Настоящее заявление поступило в суд 14 января 2021 года. В свою очередь согласно положениям закона о банкротстве право на обращение в арбитражный суд возникло у кредитора только 15 января 2021 года, а значит подача заявления о признании должника банкротом была преждевременной и нарушило право другого кредитора первым обратиться в суд с соответствующим заявлением.

Апелляционный суд подержал выводы нижестоящего суда, заявление было оставлено без рассмотрения.

Позиция суда округа:

Судом округа было установлено, что по московскому времени заявление было подано на 2 часа раньше, чем возникло право на обращение в суд, однако по месту жительства должника (Челябинская область) заявление подано вовремя. Имеет место крайне незначительная разница между московским и местнымвременем, при том, что регистрация данного заявления в базе арбитражного суда в любом случае имела место только 15.01.2021 года. Помимо прочего заинтересованные лица были уведомлены в срок о предстоящем банкротстве должника.

Вывод судов о том, что заявление кредитора подано преждевременно, когда у него еще не возникло право на подачу заявления о банкротстве должника, является неверным, не соответствует обстоятельствам дела и сделан при формальном применении норм права без учета всех установленных судами фактических обстоятельств.

Спор направлен на новое рассмотрение.

*** 

Верховным судом рассмотрен спор о признании бездействия управления МВД по снятию наложенных ограничений на имущество должника незаконным. 
Определение ВС от 17.08.2021 года по делу No А63-6015/2020 (308-ЭС21- 5600). 

Обстоятельства. 

ООО «Транс» было признано несостоятельным решение суда от 26 февраля 2019 года. 

В декабре 2019 года между должником (продавцом) и обществом с ограниченной ответственностью (покупателем) был заключен договор купли- продажи восьми единиц транспортных средств. 

В январе общество уведомило должника о намерении расторгнуть договор купли-продажи в связи с наложением запрета на осуществление регистрационных действий в отношении приобретенных транспортных средств. 

Должник в свою очередь направил в ГУ МВД уведомление о том, что он признан несостоятельным и требовал снять наложенные ограничении, но ГУ МВД сообщило конкурсному управляющему о том, что все запреты на регистрационные действия наложены судебными приставами и уведомление о банкротстве должника перенаправлено в службу судебных приставов. Управление считало, что запрет на совершение регистрационных действий в отношении транспортных средств должен быть снят тем должностным лицом, которым он наложен. В связи с указанными обстоятельствами ООО «Транс» ходатайствовало перед судом о признании бездействия ГУ МВД по снятию ограничений с транспортных средств незаконными и просило обязать управление аннулировать записи о наличии ограничений. 

Позиция судов: 

Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования, бездействия ГУ МВД были признаны незаконными. Выводы суда основывались на том, что в связи с открытием в отношении должника конкурсного производства, все имеющиеся ограничения, наложенные на принадлежащие ему транспортные средства, отменяются в силу прямого указания закона. Суд пришел к выводу, что управление обязано было самостоятельно погасить соответствующие записи в ФИС ГИБДД-М с даты введения конкурсного производства, устранив тем самым препятствия к распоряжению имуществом общества в интересах реализации процедуры банкротства. 

Суд апелляционной инстанции и суд округа оставили решение нижестоящего суда в силе. 

Позиция Верховного суда: 

Закон о банкротстве предусматривает правило о том, что основанием для снятия ареста на имущество должника является решение суда о признании должника банкротом. Закон об исполнительном производстве говорит о том, что при получении судебным приставом-исполнителем решения суда о признании должника банкротом, все ограничения по распоряжению имуществом должника подлежат аннулированию. 

В соответствии со ст. 62 Закона об исполнительном производстве сотрудники органов внутренних дел полномочны оказывать содействие судебным приставам-исполнителям в ходе исполнительного производства. В свою очередь действующее законодательство не устанавливает полномочий органа внутренних дел самостоятельно принимать решение о снятии запрета на совершение регистрационных действий либо отменять постановление судебного пристава- исполнителя о наложении ареста в случае получения решения суда о признании банкротом и открытии конкурсного производства в отношении лица, являющегося собственником транспортного средства. 

В связи с изложенным, действия ГУ МВД, выразившиеся в направлении уведомления в адрес УФССП являются законными и соответствуют законодательству о порядке рассмотрения заявлений граждан. 

Иной подход к толкованию приводил бы к необязательности информирования уполномоченного органа или должностного лица о наличии основания для снятия ареста на имущество должника и, как следствие, препятствовал бы им правильно осуществлять дальнейшие действия в отношении должника и его имущества. 

В удовлетворении заявления было отказано.

*** 

Суд округа указал, что кандидатура арбитражного управляющего должна быть отклонена в любом случае при наличии малейших подозрений в его независимости. 
Постановление АС от 16.08.2021 года про делу No А56-87672/2019 (165/2021- 51789(1)). 

Обстоятельства. 

По заявлению одного из кредиторов в отношении акционерного общество возбуждено производство по делу о банкротстве. Позднее акционерное общество было признано банкротом, открыто конкурсное производство и назначен арбитражный управляющий Лебедев. 

Представитель работников должника, а также два кредитора возражали против утверждения кандидатуры Лебедева в качестве арбитражного управляющего, и просили о случайном выборе саморегулируемой организации, кандидатуры конкурсного управляющего, либо об утверждении любого иного управляющего. Доводы заявителей сводились к тому, что у них имелись сомнения по поводу независимости арбитражного управляющего Лебедева по отношению к мажоритарному кредитору – акционерному обществу «Силовые машины. 

Заявители указывали на то, что представителями арбитражного управляющего и кредитора являются одни и те же лица – сотрудники адвокатского бюро, а также отмечают пассивное поведение конкурсного управляющего при рассмотрении в суде споров с участием АО «Силовые машины». 

Позиция судов: 

Суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии доказательств некомпетентности арбитражного управляющего Лебедева и его аффилированности по отношению к должнику или кредиторам. 

Апелляционный суд согласился с выводами суда первой инстанции. 

Позиция суда округа: 

Согласно позиции Верховного Суда, выраженной в определении Судебной коллегии по экономическим спорам от 26.08.2020 No 308-ЭС-2721 по делу No А53- 30443/2016, стороне, возражающей против утверждения конкретной кандидатуры арбитражного управляющего, достаточно подтвердить существенные и обоснованные сомнения в независимости управляющего, иными словами, зародить у суда разумные подозрения относительно приемлемости названной кандидатуры. Следовательно, в целях отклонения кандидатуры управляющегоотсутствовала необходимость доказывать его аффилированность с должником, избранный судом округа подход является излишне строгим, что не согласуется с вышеназванными разъяснениями. 

Поскольку при утверждении кандидатуры конкурсного управляющего суду следует стремиться к обеспечению баланса интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве, утверждение Лебедева конкурсным управляющим должником не должно создать ситуацию потенциального конфликта интересов между лицами, привлеченными для обеспечения деятельности управляющего в процедуре конкурсного производства, и представителями мажоритарного кредитора.

***

Условие о признании кредиторами и должником отсутствия вины бывшего руководителя в банкротстве должника не может рассматриваться в рамках мирового соглашения.

Постановление АС от 13.08.2021 года по делу No А20-3680/2015 (725/2021- 38306(1)).

Обстоятельства.

Общество было признано несостоятельным, открыто конкурсное производство. В рамках банкротного процесса арбитражный управляющий заявил ходатайство об утверждении мирового соглашения. Представители двух кредиторов не возражали против заключения мирового соглашения и представили документы, подтверждающие оплату задолженности. В свою очередь общество «Росагролизинг» возражало против утверждения мирового соглашения. Суд первой инстанции утвердил мировое соглашение и прекратил производство по делу, сославшись на соответствие соглашения требованиям закона о банкротстве. С определением суда об утверждении мирового соглашения была не согласна налоговая служба и указывала, что управление не давало согласие должнику на освобождение от исполнения обязательств по уплате процентов. При утверждении мирового соглашения суд не учел проценты, подлежащие начислению на задолженность по основному долгу, включенных в реестр требований кредиторов.

Также с определением суда не согласилось и общество «Росагролизинг», указав, что утвержденное соглашение содержит положения об ограничении юридической ответственности контролирующих должника лиц, а отказ от права привлечения контролирующих должника лиц к субсидиарной ответственности ограничивает правоспособность независимых миноритарных кредиторов. 

Также обществом было отмечено, что истиной целью мирового соглашения являетсяосвобождение бывшего руководителя должника от субсидиарной ответственности и возмещения убытков независимым кредиторам должника. В условиях мирового соглашения отсутствуют указания на источники финансирования погашения задолженности кредиторов.

Позиция суда округа:

Судом было установлено, что одним из условий мирового соглашения было условие о признании кредиторами и должником отсутствия вины бывшего директора в банкротстве должника. В свою очередь данный вопрос не мог рассматриваться в рамках мирового соглашения, поскольку является компетенцией суда при рассмотрении соответствующего требования. Кроме того, бывший директор должника не являлся участником мирового соглашения.

Таким образом, мировое соглашение принято о правах и обязанностях третьего лица, которое не принимало участия в заключении мирового соглашения, то есть кредиторы вышли за пределы своих полномочий при заключении мирового соглашения.

Следовательно, условие мирового соглашения противоречит закону о банкротстве и в соответствии абзацем 5 пункта 2 статьи 160 Закона о банкротстве не подлежало утверждению судом.

В удовлетворении ходатайства об утверждении мирового соглашения было отказано.