Москва
  • Главная
  • »

Судебная практика по вопросам банкротства с 21 по 27 июня 2021

Информируем о позициях судов в сфере банкротства с 21 по 27 июня 2021 года.

***

Арбитражный суд округа указал, целью истребования документов арбитражным управляющим должна являться реальность их получения, а не отметка в отчете о направлении запроса соответствующим органам.

Постановление АС от 21.06.2021 года по делу № А60-17153/2017 (№№ Ф09-2674/21).

Обстоятельства.

В октябре 2017 года гражданин И. был признан банкротом, ведена процедура банкротства – реализация имущества гражданина.

В рамках данной процедуры в феврале 2020 года арбитражный управляющий обратился в суд с заявлением о признании сделки по перечислению судебным приставом-исполнителем денежных средств, принадлежащих должнику, в пользу общества «Европлан» недействительной и применении последствий недействительности сделки.

Доводы заявителя сводились к тому, что при совершении сделки по перечислению денежных средств должника в пользу Европлана согласно исполнительному производству, у должника имелась задолженность перед другими кредиторами, подтвержденная решениями судов.

Позиция судов.

Суд первой инстанции в полном объеме удовлетворил требования управляющего, сделка была признана недействительной.

Апелляционный суд изменил решения суда первой инстанции в части признания сделки недействительной в части взыскания меньшей суммы, чем заявлял управляющий.

Суды исходили из того, что на момент совершения спорной сделки, в отношении должника была введена процедура реализации имущества, ввиду чего действия по перечислению сумм по сделке одному кредитору, нарушили прав других кредиторов на удовлетворение их требований за счет имущества должника.

Доводы возражающей стороны о пропуске управляющим срока давности для обращения в суд были отклонены. Поскольку ответ на запрос управляющего от 2017 года в службу судебных приставов о предоставлении документации в адрес последнего не поступил, сведениях от налоговиков о счете должника, с которого списывались деньги, отсутствовала, документация была истребована управляющим в судебном порядке. Ввиду указанных обстоятельств управляющий не знал и не мог знать о спорной сделке.

Повторный запрос в службу судебных приставов был направлен управляющим в сентябре 2019 года, после чего информацию предоставили. Суд апелляционной инстанции указал, что именно с этой даты и нужно исчислять срок давности.

Позиция суда округа.

Суд округа указал, что действия арбитражного управляющего должны быть добросовестными и разумными, в связи с чем он обязан был в любом случае запросить сведения об исполнительных производствах в отношении должника. При этом цель истребования данной документации – реальное ее получение, а не просто отражение в своем отчете о направлении запроса в соответствующие органы.

В связи с отсутствием ответа на запрос, управляющий, действующий разумно, должен был повторно обратиться с запросом, либо истребовать необходимые сведения через судебный орган. В рассматриваемой ситуации арбитражный управляющий обратился с повторным запросом спустя два года после того, как ответа на его запрос не поступило.
В связи с тем, что арбитражный управляющий не представил доказательств, подтверждающих уважительность причин пропуска срока давности, в удовлетворении заявления было отказано.


***

Зачет или сальдирование?

Постановление АС от 23.06.2021 года по делу №А40-90454/2018 (305-ЭС19-17221 (2))

Обстоятельства.

Между инженерной группой «Волга» (Подрядчик) и проектно-изыскательским институтом «Мосгипротрансом» (Заказчиком) был заключен договор субподряда, впоследствии права требования заказчика были переданы Банку «Открытие».

В 2017 году заказчик направил уведомление в адрес подрядчика о расторжении договора вместе с требованием оплатить штрафную неустойку. Поскольку подрядчик считал, что при исполнении договора подряда заказчиком также были допущены определенные нарушения условий договора, он направил последнему встречное уведомление о своем согласии частично оплатить неустойку, а оставшуюся сумму оставить себе в счет оплаты выполненных работ.

Позднее инженерная компания была признана банкротом. В рамках банкротного дела арбитражный управляющий обратился в суд об оспаривании сделки, произведенной зачетом, считая ее подозрительной.

Позиции судов.

Суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о том, что в результате зачета заказчик получил неравноценное встречное исполнение в виде погашения своих обязательств по финансовым санкциям, которые подлежат погашению после основного долга. Кроме того суды  указали, что долговые обязательства заказчика выступали предметом залога, ввиду чего банку должно было быть перечислено не менее восьмидесяти процентов от размера долга, остальной процент подлежал включению в конкурсную массу должника. В результате зачета банк были лишен возможности обратить взыскание на предмет залога. Заявленные требования были удовлетворены.

Суд округа оставил решения судов в силе, однако указал, что зачет различных по значению обязательств не может указывать на неравноценность встречного предоставления. Доводы ответчика о том, что при совершении сделки имело место сальдирование, а не зачет, были отклонены судом ввиду того, что действия сторон были направлены на преимущественное удовлетворение требований заказчика, в свою очередь права иных кредиторов были нарушены.

Позиция Верховного суда РФ.

Преимущественное удовлетворение требований одного кредитора не может служить основанием для признания данных действий причиняющими вред иным кредиторам, в ином случае ст. 61.3 Закона о банкротстве была бы лишена смысла. 

Судебная практика о разграничении зачета и сальдирования на сегодняшний день является весьма устойчивой, в связи с чем судам при разрешении вопроса необходимо было обратиться к соответствующим определениям Верховного суда РФ.

Когда в рамках договора определяется завершающая обязанность сторон при полном прекращении договорных отношений, имеет место сальдирование. Сопоставление обязанностей сторон из одних отношений и осуществление арифметических операций с целью определения лица, на которого возлагается завершающее исполнение (с суммой такого исполнения), не может быть квалифицировано как зачет и не подлежит оспариванию как отдельная сделка по правилам ст. 61.3 Закона о банкротстве, так как в данном случае отсутствует такой квалифицирующий признак, как получение заказчиком какого-либо предпочтения. Причитающуюся подрядчику итоговую денежную сумму уменьшает он сам своим ненадлежащим исполнением основного обязательства, а не заказчик, констатировавший расчетную операцию сальдирования.

В рассматриваемой ситуации встречное обязательство не возникает, а формируется завершающая обязанность одной из сторон договора. 

Вывод суд округа о том, что в данном случае имел место зачет, а не сальдирование, является ошибочным. Согласно гражданского законодательства  обязательным признаком при подобной залоговой конструкции является наличие у залогодателя прав кредитора по обязательству. При сальдировании не возникают встречные обязанности сторон, то есть подрядчик не становится кредитором в отношении заказчика в части вычтенной суммы, у него отсутствует соответствующее право требования. По этой причине денежные средства не подлежат направлению подрядчику (залогодателю); их удержание не может причинить вред залоговому кредитору, а также квалифицироваться как нарушение очередности удовлетворения требований последнего.

Таким образом, решения судов нижестоящих инстанций были отменены, в заявленных требованиях отказано.

***

Верховный суд указал, что завершение процедуры конкурсного производства является незаконной, при не рассмотрении судами по существу всех предъявленных требований. 
Постановление АС от 23.06.2021 года по делу № А63-4172/2019 (308-ЭС21-3561).

Обстоятельства.

Общество  было признано банкротом, введена процедура наблюдения. В рамках указанной процедуры налоговая служба обратилась в суд с требованием включить долг в размере 116 миллионов рублей в реестр требований кредиторов. Арбитражный суд отложил рассмотрение данного вопроса сначала до момента открытия конкурсного производства, а затем разрешение вопроса было отложено до вступления решения суда о признании налоговой задолженности обоснованной в законную силу. 

Впоследствии решение суда состоялось в пользу налогового органа и налоговая недоимка была признана законной.

Далее в отношении должника было открыто конкурсное производство, которое было завершено ввиду отсутствия активов должника. При завершении процедуры ходатайство ФНС включении ее требований в реестр так и не было рассмотрено судом.

Позиция судов.

Не согласившись с завершением процедуры конкурсного производства, ФНС обратилась с апелляционной жалобой на решение суда первой инстанции, однако апелляционный суд оставил жалобу без удовлетворения. Судом было указано, что в деле отсутствовала перспектива удовлетворения требования кредиторов, что привело бы к дополнительным расходам. Суд кассационной инстанции поддержал позицию судов.

Тогда ФНС обратилась с жалобой в Верховный суд РФ. 

Позиция Верховного суда РФ.

Верховный суд РФ принял решение об отказе в завершении процедуры конкурсного производства. Выводы суда основывались на том, что обязательным условием при завершении процедуры конкурсного производства является рассмотрение всех требований по существу, а также при установлении того, что все мероприятия по выявлению конкурсной массы, по формированию реестра требований кредиторов и их удовлетворению были выполнены. Что касается данного спора, ходатайство налогового органа так и не было рассмотрено по существу. Суд указал, что завершение процедуры банкротства нарушает права ФНС на реализацию своих прав. Вывод нижестоящих судов об отсутствии у налоговой службы права обжаловать решение суда о завершении конкурсного производства является ошибочным, поскольку такое право у ФНС возникает с момента принятия их требований к рассмотрению судом.

*** 

Со всеми судебными актами, указанными в данной публикации, вы можете ознакомиться в прикрепленном файле.