Москва
  • Главная
  • »

Судебная практика по вопросам банкротства с 22 по 28 августа 2021

Информируем о позициях судов в сфере банкротства с 22 по 28 августа 2021 года.

***

Верховный суд рассмотрел спор о признании дополнительного соглашения к договору аренды, заключенного должником, недействительным.
Определение ВС от 19.08.2021 года по делу № А40-216122/2016 (305-ЭС18-19395 (12)).

Обстоятельства.

Между должником (арендатором) и обществом «Реал-Инвест» (арендодатель) был заключен договор аренды складских и административно-бытовых помещений, по условиям которого арендная плата подлежала исчислению в долларах и индексировалась ежегодно не менее, чем на три процента годовых.

Через пять лет указанный договор был продлен дополнительным соглашением сторон, в котором арендная плата стала исчисляться в российских рублях, а индексация увеличилась до восьми процентов.

В связи с ненадлежащим исполнением обязательств арендатором, арендодатель расторгнут договор аренды в судебном порядке и взыскал с арендатора сумму задолженности по арендным платежам.

В рамках дела о несостоятельности арендатора, конкурсный управляющий его имуществом обратился в суд о признании дополнительного соглашения недействительным. Заявитель считал, что соглашение являлось кабальной сделкой, заключенной при злоупотреблении правом и в целях причинения вреда имущественным правам кредиторов должника.

Позиция судов:

Суды трех инстанций удовлетворили требования конкурсного управляющего. Выводы судов были мотивированы тем, что арендная плата была увеличена в два раза в отсутствие к тому объективных причин, она превышала рыночную стоимость пользования подобным имуществом. Такое изменение условий договора свидетельствует о фактической аффилированности арендодателя и арендатора. Кроме того, на день подписания дополнительного соглашения должник уже отвечал признакам неплатежеспособности и имел неисполненные обязательства перед иными кредиторами, требования которых включены в реестр и неудовлетворенны на момент рассмотрения указанного спора. Также суды пришли к выводу о нецелесообразности заключения договора аренды должником, поскольку у последнего отсутствовала необходимость арендовать большие по площади объекты недвижимости.

Позиция Верховного суда:

Судом было установлено, что ранее договор аренды исчислялся в долларах США, а при продлении указанного договора исчисление перешло в рублевой эквивалент, в связи с чем валюта долга, установленная в рублях была снижена почти на сто миллионов рублей. Между тем валюта долга, то есть выражение денежного обязательства, и валюта платежа являются разными вещами.

Нижестоящими судами не было учтено того, что должник принял на себя риск падения курса рубля при заключении дополнительного соглашения. Изменение ежегодного процента индексации не может свидетельствовать о недействительности дополнительного соглашения.

В удовлетворении заявления было отказано.

***

Арбитражный суд Дальневосточного округа разбирался в вопросе об освобождении должника от исполнения дальнейших обязательств перед кредиторами  в рамках завершения процедуры конкурсного производства.
Постановление АС от 19.08.2021 года по делу № А51-24570/2017 (Ф03-3775/2021).

Обстоятельства.

Приговором суда капитан судна был признан виновным в его крушении. Впоследствии капитана признали банкротом.

В реестр требований кредиторов должника были включены требования компании, которой принадлежало судно. Компания основывала свои требования на приговоре суда, которым было установлена вина капитана в форме неосторожности за нарушение правил безопасности и эксплуатации корабля.

Кроме того в реестре требований кредиторов были включены требования общества «ДВ-Акватория» и требования банка.

Финансовый управляющий обратился в суд с ходатайством о завершении процедуры реализации имущества должника, а также об его освобождении от дальнейшего исполнения обязательств перед кредиторами. Заявитель указывал на невозможность восстановления платежеспособности должника, а также указывал на то, что признаки фиктивного или преднамеренного банкротства, а также основания для оспаривания сделок должника не установлены.


Позиция судов:

Суд первой и апелляционной инстанции завершили процедуру реализации имущества, однако разрешая вопрос об освобождении должника от исполнения обязательств перед кредиторами, пришли к выводу о том, что долг перед компанией, которой понесен ущерб в связи с крушением судна, остался за должником.

Суды заключили, что в данном случае установленные вступившим в законную силу судебным актом обстоятельства свидетельствуют о том, что при возникновении обязательства, на котором компания основывала свое требование и которое включено в реестр требований кредиторов должника, последний действовал незаконно, что повлекло причинение ущерба конкурсному кредитору.

Позиция суда округа:

Социально-реабилитационная цель потребительского банкротства достигается путем списания непосильных долговых обязательств гражданина.

В основу решения суда по вопросу об освобождении или не освобождении гражданина от обязательств по итогам процедуры реализации имущества должен быть положен критерий добросовестности поведения должника по удовлетворению требований кредиторов. Суд вправе не применить правила об освобождении гражданина от исполнения долговых обязательств в ситуации, когда действительно будет установлено недобросовестное поведение должника.

В рассматриваемой ситуации умышленного причинения вреда кредитору не было. 

Кроме того, судами нижестоящих инстанций не было учтено того, что причиненный работником вред возмещает работодатель, имеющий право регрессного требования к работнику. Вместе с тем, в реестр к должнику были включены требования как самой компании, так и работодателя, вытекающие из факта причинения фактически одного и того же ущерба.
Поскольку по делу не установлено обстоятельств, свидетельствующих о противоправности действий должника, направленных на умышленное причинение ущерба кредиторам, уклонение от исполнения своих обязательств, сокрытие своего имущества и доходов, воспрепятствование деятельности финансового управляющего и тому подобных фактах недобросовестного поведения, оснований для неприменения к должнику правил об освобождении от исполнения обязательств перед компанией не имелось. 

Таким образом, должник был освобожден от исполнения всех обязательств.

***

Верховный суд пришел к выводу о том, что установление процентов по вознаграждению арбитражному управляющему не подлежат выплате в связи с бездействием последнего в рамках процедуры реструктуризации долгов гражданина.

Определение ВС от 23.08.2021 года по делу № А41-36090/2017 (305-ЭС21-9813).

Обстоятельства.

Гражданка Б. была признана несостоятельной решением Арбитражного суда. В рамках банкротства должника введена процедура реструктуризации долгов и назначен финансовый управляющий. В третью очередь реестра требований кредиторов включены требования единственного кредитора, банка, в размере девяти миллионов рублей. 

Должником был представлен план реструктуризации долгов, подразумевающий погашение задолженности в течение 22 месяцев. Кредитор и финансовый управляющий возражали относительно утверждения плана реструктуризации и настаивали на введении процедуры реализации имущества.

В свою очередь суд утвердил план реструктуризации, предложенный должником, и в последствие план был выполнен в срок.

Финансовый управляющий заявил ходатайство, в котором просил завершить процедуру реструктуризации долгов, а также просил установить проценты по его вознаграждению из расчета семи процентов от суммы погашенных требований банка.

Позиция судов:

Суды двух инстанций пришли к выводу о завершении процедуры реструктуризации долгов и прекратили производство по делу, однако в установлении вознаграждения арбитражному управляющему было отказано. Суды установили, что исполнение плана реструктуризации долгов гражданина происходило в отсутствие активного участия финансового управляющего, поскольку им не оспаривались совершенные должником сделки, имущество должника не подлежало реализации, а требования кредитора были погашены исключительно действиями самого должника, изыскавшего средства для их удовлетворения.

Суд округа занял иную позицию по делу, взыскав с должника в пользу финансового управляющего проценты по вознаграждению. Суд округа указал, что у нижестоящих судов не имелось оснований для отказа в установлении процентов по вознаграждению финансового управляющего, поскольку не был не доказан факт противоправности действий управляющего, возникновение дополнительных необоснованных расходов и убытков.

Позиция Верховного суда:

Задачей арбитражного управляющего является прежде всего помощь должнику в выходе из состояния банкротства и восстановление его платежеспособности. Для успешного выполнения данной задачи деятельность арбитражного управляющего в первую очередь должна быть направлена на погашение долгов перед кредиторами, а также на максимальное сохранение имущества должника. Кроме того, управляющий должен стараться получить максимальную выгоду от реализации имущества гражданина и направить полученные денежные средства на погашение задолженности перед кредиторами.

Исходя из поставленных задач в силу законодательства о банкротстве, арбитражный управляющий обязан активно содействовать при разработке, утверждении и исполнении плана реструктуризации долгов с обеспечением справедливого баланса между имущественными интересами кредиторов и правами должника.

В рассматриваемой ситуации финансовый управляющий был изначально против введения реабилитационной процедуры в банкротстве и утверждения плана реструктуризации долгов. Контроль за процедурой реструктуризации со стороны арбитражного управляющего заключался в ожидании момента окончания расчётов не должника с банком. 

Судом было установлено, что долг был погашен за счёт вырученных от сдачи недвижимого имущества в аренду и полученных в качестве трудового дохода денежных средств, однако какого – либо участия в этих процессах финансового управляющего не наблюдалось.

Исходя из судебной практики, вознаграждение управляющего носит встречный характер и включает в себя плату за проведение всех мероприятий в процедурах банкротства. В данном случае, вместо оказания содействия должнику по выполнению плана реструктуризации, арбитражный управляющий, заняв противоположную позицию, допустил нарушения баланса интересов между кредитором и должником, что является недопустимым.

Установление процентов по вознаграждению арбитражного управляющего неразрывно связано с ролью последнего в процедуре банкротства гражданина и совершаемыми им действиями. 

Таким образом суд пришел к выводу о том, что в связи с не внесением управляющим существенного вклада в достижение целей реабилитационной процедуры банкротства, в связи с воспрепятствованием выработке экономически обоснованного плана реструктуризации, стимулирующая часть вознаграждения не подлежит выплате.

***

На рассмотрение экономической коллегии Верховного суда было передано дело по спору о включении требований кредитора о возмещении вреда, причиненного здоровью в порядке ст. 135 Закона о банкротстве.

Определение ВС о передаче от 18.08.2021 года по делу № А40-73626/2018 (305-ЭС21-10068).

Обстоятельства.

В 2015 году по вине работника акционерного общества «Научно-производственное объединение» произошло ДТП, в результате которого несовершеннолетнему гражданину В. был причинен тяжкий вред здоровью, в связи с чем он был признан ребенком-инвалидом.

В 2016 году решением районного суда с акционерного общества в пользу пострадавшего были взысканы суммы в счет возмещения морального вреда, возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья, а также в связи с утратой заработка.

В декабре 2019 году решением районного суда с акционерного общества в пользу гражданина В. взысканы суммы в счет возмещения расходов на проведение оперативного лечения, на приобретение лекарственных средств, на санаторно-курортное лечение, а также суммы в счет возмещения вреда, причиненного повреждением здоровья и в связи с утратой заработка.

В июле 2019 года акционерное общество было признано несостоятельным, открыта процедура конкурсного производства. В рамках указанной процедуры пострадавший от ДТП заявил ходатайство в суд, в котором просил установить его требование о возмещении вреда, причиненного здоровью, в порядке ст.135 Закона о банкротстве и выразил согласие на переход требования о возмещении вреда в размере капитализированных платежей к РФ, просил суд принять это согласие.

Позиция судов:

Суд первой инстанции принял согласие заявителя на переход к Российской Федерации его требования к акционерному обществу в сумме капитализированных повременных платежей.
Судом было установлено, что по первому решению суда общей юрисдикции задолженность была погашена не в полном объеме, в связи с чем непогашенная задолженность была включена в реестр требований кредиторов как требование ФНС России с удовлетворением в первую очередь.

В свою очередь задолженность по второму решению является текущей, поскольку возникла после возбуждения дела о банкротстве общества. В этой части производство по требованию заявителя было прекращено.

Суд апелляционной инстанции и суд округа поддержали позицию суда первой инстанции.

Не согласившись с решениями судов, гражданин В. подал кассационную жалобу в Верховный суд РФ. Податель жалобы считал, что судами было неверно определено время возникновения обязательства из причинения вреда: в целях признания требования текущим, вред должен быть причинен после возбуждения дела о несостоятельности, в свою очередь ДТП произошло ранее. Кроме того заявитель ссылался на информационное письмо Президиума ВАС РФ от 13.04.2010 № 136, согласно которого положения статьи 135 Закона о банкротстве распространяются на требования граждан о возмещении вреда, причиненного здоровью, независимо от момента их возникновения.

Дело передано на рассмотрение в экономическую коллегию Верховного суда и назначено к слушанию на 07.10.2021 года.

***

Верховный суд передал на рассмотрение в экономколлегию спор, относительно погашения требования кредитора путем передачи квартиры в качестве отступного.
Определение ВС о передаче от 19.08.2021 года по делу № А65-24332/2017 (306-ЭС20-5179 (2)).

Обстоятельства.

Между должником и гражданином С. был заключен договор долевого участия жилого помещения, который впоследствии был расторгнут в судебном порядке. Решением этого же суда с должника в пользу гражданина С. была взыскана сумма задолженности, компенсация морального вреда и штраф.

В рамках дела о банкротстве должника, требования гражданина С. были включены в третью очередь реестра требований кредиторов. Позднее определением суда в удовлетворении требования гражданина С. об исключении его требований из реестра и о включении требования в реестр требований о передаче жилого помещения было отказано в связи с отсутствием договорных отношений между застройщиком и участником долевого строительства.

Конкурсный управляющий и гражданин С. обратились в суд с заявлением о погашении требования гражданина С. путем передачи квартиры в качестве отступного.


Позиция судов:

Судами трех инстанции в удовлетворении заявленных требований было отказано. Выводы судов основывались на том, что в связи с прекращением договора долевого участия в строительстве по инициативе гражданина С., требования последнего были трансформированы в денежные, и он не вправе требовать исполнения должником условий прекратившего свое действие договора.

Гражданин С. обратился в Верховный суд с кассационной жалобой. Заявитель указывал на нарушение его права как участника строительства, внесшего денежные средства по договору, а также на нарушение принципа равенства участников строительства, которые получили свои квартиры в сданном в эксплуатацию доме. Считает, что расторжение договора не препятствует передаче имеющегося в распоряжении должника жилого помещения в качестве отступного.

Спор передан в экономколлегию Верховного суда и назначено к рассмотрению на 27 сентября 2021 года.

***

На рассмотрении экономической коллегии Верховного суда оказался спор, касающийся отстранения арбитражного управляющего стратегического предприятия от возложенных на него обязанностей.

Определение ВС о передаче от 23.08.2021 года по делу №А32-4783/2016 (308-ЭС21-8991).

Обстоятельства.

ФГУП «Кубанское» было признано несостоятельным, открыто конкурсное производство, назначен конкурсный управляющий. В отношении должника применены правила о банкротстве стратегических предприятий и организаций, предусмотренных главой 9 Закона о банкротстве.
 
Уполномоченный орган ходатайствовал перед судом об отстранении назначенной кандидатуры конкурсного управляющего по названному делу. Доводы заявителя сводились к тому, что в рамках дела о банкротстве другой стратегической организации арбитражный управляющий, назначенный по делу ФГУП «Кубанское», был отстранен от исполнения своих обязанностей в связи с их ненадлежащим исполнением. В связи с указанным обстоятельством заявитель полагал, что кандидатура управляющего перестала отвечать требованиям, предъявляемым к арбитражному управляющему стратегического предприятия или организации, установленным постановлением Правительства РФ от 19.09.2003 № 586.

Позиция судов:

Суды трех инстанций отказали в удовлетворении требований заявителя. Суды исходили из того, что отстранение управляющего в рамках иного дела не свидетельствует о его неспособности к надлежащему ведению конкурсного производства в настоящем деле. Кроме того суды считали нецелесообразным отстранять арбитражного управляющего на этапе конкурсного производства, поскольку процедура утверждения нового управляющего может увеличить сроки и расходы по делу о несостоятельности должника.

Уполномоченный орган обратился с жалобой на решения нижестоящих судов в Верховный суд РФ. Кассатор полагал, что установленные постановлением № 586 специальные требования к арбитражным управляющим стратегических предприятий являются обязательными, а кандидатура назначенного арбитражного управляющего перестала соответствовать требованиям постановления № 586, что влечёт невозможность осуществления им обязанностей конкурсного управляющего в деле о банкротстве должника.

Дело назначено к слушанию на 23 сентября 2021 года.

***

Верховный суд рассмотрит дело по жалобе контролирующего должника лица, связанную с возвратом его жалобы на действия конкурсного управляющего. 
Определение ВС о передаче от 25.08.2021 года по делу № А56-17680/2017 (307-ЭС21-9176).

Обстоятельства.

Общество с ограниченной ответственностью было признано несостоятельным, открыто конкурсное производство и утвержден финансовый управляющий. В рамках указанной процедуры финансовый управляющий заявил ходатайство о привлечении нескольких специалистов общества к субсидиарной ответственности и взыскания с них денежных сумм в солидарном порядке. Заявление арбитражного управляющего принято к производству Арбитражным судом.

Спустя девять месяцев одним из лиц, привлекаемых к ответственности, подана жалоба на действия управляющего в связи с ненадлежащим формированием конкурсной массы должника. Заявитель указывал, что арбитражным управляющим не была взыскана дебиторская задолженность, установленная решением суда, а также он необоснованно привлек специалистов для выполнения своих обязанностей, превысив при этом лимиты выплат привлеченным лицам.  

Позиция судов:

Суд первой инстанции возвратил жалобу заявителю, указав на то, что он не относится к числу лиц, имеющих право подавать соответствующую жалобу в соответствии со ст. 34, 35 и 61.15 Закона о банкротстве. Суд указал, что заявитель наделен правами и обязанностями участвующего в деле о банкротстве лица только в пределах рассмотрения обособленного спора по заявлению о привлечении его к субсидиарной ответственности.

Апелляционный суд и суд округа были согласны с позицией нижестоящего суда.

Заявитель решил обжаловать решение суда в Верховный суд РФ, сославшись на нарушение принципа юридического равенства в доступе к правосудию. Податель жалобы считает, что он не может быть лишён права на обращение в суд со ссылкой на отсутствие у него статуса основного участника дела о банкротстве. В противном случае при наступлении негативных последствий, вызванных необоснованными действиями арбитражного управляющего, могут быть переложены на контролирующее лицо, поскольку размер конкурсной массы прямо влияет на объём потенциального имущественного обязательства заявителя.

Дело назначено к рассмотрению на 23 сентября 2021 года.

***

Верховный суд рассмотрел спор, касающийся привлечения бывших руководителей должника-унитарного предприятия, оказывавшего услуги в сфере ЖКХ, к ответственности.
Определение ВС от 19.08.2021 года по делу № А40-240402/2016 (305-ЭС21-4666(1, 2, 4)).

Обстоятельства.

МУП «Управляющая компания ЖКХ» была создана на основании постановления собственников его имущества. Руководителями предприятия в последовательном порядке являлись трое человек.

В 2018 году предприятие было признано несостоятельным (банкротом). Конкурсный управляющий и кредитор обратились в суд с заявлением, в котором просили привлечь руководителей предприятия и администрацию поселения к субсидиарной ответственности по обязательствам должника. Доводы заявителей сводились к тому, что руководители должника и администрация поселения не предприняли меры по своевременному обращению в суд с заявлением о банкротстве предприятия. Кроме того заявители указывали, что привлекаемыми лицами не была передана документация конкурсному управляющему, руководители предприятия совершали убыточные сделки и искажали данные бухгалтерской и финансовой отчетности. Заявители полагали, что в связи с действиями ответчиков удовлетворить требования кредиторов не представилось возможным.

Позиция судов:

Суд первой инстанции пришел к выводу об отказе в удовлетворении заявленных требований и исходил из отсутствия совокупности условий, необходимых для привлечения бывших руководителей к субсидиарной ответственности.

Суд апелляционной инстанции исходил из того, что признаки неплатежеспособности предприятия на момент его функционирования доказаны, в связи с чем каждый из руководителей должен был инициировать банкротство должника.

Относительно требований по привлечению администрации к ответственности, суд указал на то, что положения статей 9,10 Закона о банкротстве не предусматривают возможность привлечения собственника имущества бюджетного учреждения к субсидиарной ответственности за неподачу заявления о банкротстве должника. 

При таких обстоятельствах суд пришел к выводу о доказанности наличия оснований для привлечения бывших руководителей к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, одновременно отказав в привлечении к такой ответственности администрации.

Суд округа поддержал позицию апелляционного суда.

Позиция Верховного суда:

При разрешении вопроса о привлечении бывшего руководителя к ответственности необходимо установить, в какой именно момент на руководителе лежала обязанность по подаче заявления о банкротстве должника. Возникновения такой обязанности должно определяться моментом осознания руководителем критического положения предприятия, свидетельствующего о невозможности продолжения нормальной хозяйственной деятельности.

В свою очередь апелляционный при привлечении КДЛ к ответственности ограничился лишь наличием у должника неисполненных обязательств по оплате энергоресурса, при этом финансовое состояние предприятия судом исследовано не было, а также не дана оценка бухгалтерской документации о хозяйственной деятельности должника.

Согласно ст. 2 Закона о банкротстве неплатежеспособность должника выражается в прекращении исполнения последним денежных обязательств, включая обязательства по уплате обязательных платежей в связи с недостаточностью денежных средств. Не оплата конкретного долга отдельному кредитору не может свидетельствовать о банкротстве должника и не может рассматриваться как безусловное доказательство, подтверждающее необходимость обращения руководителя в суд с заявлением о банкротстве. Кроме того, Верховный суд указал на необходимость учета того, что финансовые трудности могли быть вызваны временными обстоятельствами.

Кроме того суд указал, что при определении вины руководителей необходимо учитывать специфику деятельности предприятия-должника. В рассматриваемом споре деятельность предприятия была связана с оказанием услуг ЖКХ, а следовательно, перед предприятием существовала существенная дебиторская задолженность потребителей, что не позволило предприятию-должнику надлежащим образом погасить образовавшиеся долги перед поставщиком энергоресурса и бюджетом. 

Другой особенностью функционирования такого рода предприятий, созданных для решения общественно задач, является более высокая степень участия собственника имущества в их оперативной деятельности. В связи с этим извещение руководителем предприятия собственника его имущества о финансовых затруднениях и отсутствие встречного указания на необходимость подачи заявления о банкротстве может расцениваться как обстоятельство, свидетельствующее о наличии у последнего намерения оказать содействие в преодолении кризисной ситуации, что исключает ответственность директора как лица, добросовестно полагавшегося на подобное поведение собственника имущества предприятия.

Спор направлен на новое рассмотрение в апелляционный суд.

***

Суд округа направило спор о включении требований бывшего работника в реестр должника на новое рассмотрение, поскольку посчитал прекращение дела апелляционным судом незаконным.
Постановление АС от 24.08.2021 года по делу № А13-7533/2017 (620/2021-53618(1)).

Обстоятельства.

Строительная корпорация была признана несостоятельной, открыто конкурсное производство и назначен арбитражный управляющий. 

В рамках указанного дела гражданка Р. обратилась в суд с заявлением, в котором просила разрешить разногласия с арбитражным управляющим по вопросу включения в реестр требований кредиторов задолженности по выплате заработной платы в размере 195 тысяч рублей, а также денежной компенсации за задержку выплаты заработной платы за два месяца.

Одновременно арбитражный управляющий ходатайствовал перед судом о признании недействительным приказа должника-работодателя в части выплаты двух среднемесячных заработков согласно коллективного договора и применить последствия недействительности сделки в виде взыскания с гражданки Р. в конкурсную массу должника определенной денежной суммы.

Заявления гражданки Р. и арбитражного управляющего были объединены в одно производство для совместного рассмотрения.

Позиция судов:

Суд первой инстанции разрешил разногласия следующим образом: обязанность включить во вторую очередь реестра текущих платежей требование гражданки Р. в размере 14275 рублей, а также 1067 рублей в счет компенсации за задержку выплаты зарплаты, возложена на конкурсного управляющего, в удовлетворении требований в остальной части отказано. Приказ в части выплаты двух среднемесячных заработков признан недействительным, с гражданки Р.  взыскано 45 тысяч рублей в конкурсную массу должника. Суд исходил из того, что требования гражданки Р. подлежат рассмотрению в деле о банкротстве, а оспариваемый приказ является сделкой должника, повлиявшей на установление размера заработной платы.

Апелляционный суд отменил решение нижестоящего суда и прекратил производство по делу. Апелляция считала, что в данном случае имеет место спор между бывшим работником и должником о наличии задолженности по заработной плате, в связи с чем обособленный спор относится к категории индивидуальных трудовых споров и не подлежит рассмотрению в арбитражном суде.

Позиция суда округа:

В соответствии со ст. 381 ТК РФ под индивидуальным трудовым спором понимается разногласия между работодателем и работником по вопросам применения трудового законодательства, о которых заявлено в орган по рассмотрению индивидуальных трудовых споров.

В настоящем споре разногласия между работником должника и арбитражным управляющим связаны не с применением трудового законодательства и иных нормативных правовых актов, а с несостоятельностью корпорации.  Гражданка Р. просит обязать управляющего включить в реестр требований кредиторов задолженность по выплате заработной платы, а  конкурсный управляющий в свою очередь оспаривает приказ о назначении выплат гражданке Р.

В соответствии с п. 4 ст. 4 Закона о банкротстве если должник оспаривает размер денежных обязательств, требований о выплате выходных пособий или об оплате труда лиц, работающих или работавших по трудовому договору, определяется арбитражным судом в порядке, предусмотренном названным Законом.
 
В связи с указанной нормой закона гражданка Р. имела право на обращение в арбитражный суд, рассматривающий дело о банкротстве должника, с заявлением о разрешении разногласий относительно причитающихся ей выплат.

В силу ст. 61.1 Закона о банкротстве сделки, совершенные должником могут признаваться недействительными в соответствии с ГК РФ, а также по основаниям и в порядке, которые указаны в названном Законе. Согласно постановления Пленума ВАС от 23.12.2010 № 63 по правилам главы 3.1 Закона о банкротстве могут, в частности, оспариваться выплата заработной платы, в том числе премии. Таким образом, требования, заявленные конкурсным управляющим, также подлежат рассмотрению в деле о банкротстве корпорации.
Дело направлено на новое рассмотрение.