Москва
  • Главная
  • »

Судебная практика по вопросам банкротства с 25 по 31 июля 2021

Информируем о позициях судов в сфере банкротства с 25 по 31 июля 2021 года.

***

Верховный суд передал экономической коллегии спор, касающийся привлечения лица к субсидиарной ответственности за неподачу заявления о возбуждении дела о банкротстве. 
Определение ВС о передаче от 22.07.2021 года по делу №А40-6179/2018 (305-ЭС21-7572).

Обстоятельства.

Гражданин М. являлся единственным участником общества СС ограниченной ответственностью «Комплект КС». Решением суда общество было признано несостоятельным. Конкурсный управляющий должником обратился в суд с требованием привлечь гражданина М. к субсидиарной ответственности. Доводы заявителя были мотивированы тем, что поскольку общество было подконтрольно гражданину М., то при обнаружении признаков банкротства общества, последний не обратился в суд с заявлением о банкротстве должника. Указанное обстоятельство.

Позиция судов:

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении требований заявителя, указав, что в указанный конкурсным управляющим период общество не имело признаков неплатежеспособности, недостаточности имущества.

Апелляционный суд отменил решение нижестоящего суда и счел заявление подлежащим удовлетворению. Судом было установлено, что вследствие финансовых трудностей в июне 2015 года общество фактически перестало исполнять взятые на себя обязательства, и впало в ситуацию объективного банкротства. Согласно ст. 10 Закона о банкротстве гражданин М. обязан был инициировать банкротство общества. Размер ответственности был определен в 40339649 рублей, исходя из задолженности, взысканной решениями Арбитражных судов.

Суд округа поддержал позицию суда апелляционной инстанции.

Гражданин М., не согласившись с привлечением его к субсидиарной ответственности, обратился с кассационной жалобой в Верховный суд. Податель жалобы указывает, что согласно ст. 10 Закона о банкротстве субсидиарная ответственность ограничивается объемом обязательств, возникших после истечения месячного срока, исчисляемого со дня, когда должно было быть подано заявление о банкротстве.

В рассматриваемом случае таких обязательств у общества не имеется, поскольку они возникли до 2015 года. 

Дело назначено к слушанию на 16 августа 2021 года.

***
Экономколлегией Верховного суда рассмотрена жалоба по спору, связанному с включением в конкурсную массу автомобиля, проданного должником по договору купли-продажи, признанному впоследствии расторгнутым по решению суда.
Определение ВС от 22.07.2021 года по делу №А56-154235/2018 (307-ЭС21-5824).

Обстоятельства.

Между гражданином М. (Покупателем) и гражданином Б. (Продавцом) был заключен договор купли-продажи транспортного средства, стоимость которого составила 1 миллион 280 тысяч рублей. Однако в связи с тем, что требования к качеству автомобиля было нарушено существенным образом, Покупатель обратился в суд общей юрисдикции с требованием о расторжении договора купли-продажи. В апреле 2018 года судом исковые требования были удовлетворены, с продавца взысканы денежные средства в пользу покупателя, на покупателя возложена обязанность передать автомобиль Продавцу после полной выплаты денежных средств за оплату автомобиля.

В марте 2019 года в отношении Продавца было возбуждено дело о банкротстве, введена процедура реструктуризации долгов. Требования Покупателя в размере 1 миллиона 280 тысяч рублей были включены в третью очередь реестра требований кредиторов. 

Арбитражный управляющий обратился в суд об истребовании у Покупателя в конкурсную массу автомобиля, подлежащего возврату должнику по расторгнутому договору. Доводы арбитражного управляющего сводились к тому, что Покупатель реализовал своё требование к должнику об исполнении денежного обязательств путем включения его требований в реестр. 

Позиция судов:

Суды трех инстанций сочли требования арбитражного управляющего подлежащими удовлетворению, поскольку судом общей юрисдикции права собственности на транспортное средство было восстановлено за Продавцом в связи с расторжением договора купли-продажи. Суды сочли, что Продавцом было реализовано свое право на получение денежных средств от должника путем включения своего требования в реестр требований кредиторов. Суды указывали на то, что при возврате автомобиля в конкурсную массу, арбитражным управляющим будет произведено удовлетворение требований кредиторов, в том числе и требования самого Покупателя.

Позиция Верховного суда:

После расторжения договора купли-продажи, происходит возврат встречных имущественных предоставлений, однако право собственности за продавцом автоматически не восстанавливается, а возникает у последнего производным способом. В свою очередь у покупателя образуется обязанность по передаче товара продавцу, обусловленное возвратом денежных средств. Согласно положениям статей 218, 223 ГК РФ до момента фактической обратной передачи товара продавцу его собственником является покупатель. Таким образом, в силу ст. 213.25 Закона о банкротстве до передачи товара, последний не может рассматриваться как часть конкурсной массы должника.

Включение требований Покупателя в реестр требований кредиторов не может рассматриваться как исполнение продавцом своего встречного обязательства, поскольку реального получения покупателем денежных средств не было. В противном случае покупатель окажется в невыгодном положении, лишившись одновременно и денег, и имущества.

С другой стороны, в реестр требований кредиторов должника включены требования покупателя о возмещении убытков в сумме цены договора, однако автомобиль осталась за покупателем, и имеет какую-то стоимость.

Судебная коллегия считает, что присутствует необходимость в предоставлении покупателю права выбора относительно спорного имущества: оставление некачественного товара себе, либо передачу его в конкурсную массу должника. 

В случае оставления имущества себе, сумма убытков, включенная в реестр требований кредиторов, будет частично погашена стоимостью этого имущества. В случае передачи вещи в конкурсную массу должника, продавец приобретет собственность на спорное имущество, а требования покупателя будут иметь залоговый статус и удовлетворяться в порядке ст. 138 Закона о банкротстве.

Решения нижестоящих судов о понуждении передать вещь в конкурсную массу против его воли незаконно.  

Судебная коллегия отправила спор на новое рассмотрение для устранения разногласий, касающихся исполнения решения суда общей юрисдикции в части передачи автомобиля должнику, рекомендовав судам при рассмотрении спора учесть правовую позицию Верховного суда, данную в настоящем определении.

***

Суд округа указал, что при включении требований в реестр требований кредиторов необходимо установить наличие обязательства должника перед кредитором, которое подтверждено доказательствами.
Постановление АС от 11.06.2021 года по делу № А40-81692/19 (106926_2051838).

Обстоятельства.

Между АО «Новая карандашная фабрика» (покупателем) и ЗАО «Контакт-М» (Продавец) заключен договор купли-продажи, по которому Продавец должен был передать строительные материалы, а покупатель принять и оплатить их. Цена товара составила 109 миллионов рублей. Договор также содержал условие о том, что за нарушение продавцом сроков поставки товара, последний обязуется уплатить в пользу покупателя сумму неустойки в размере 0,01 процент от уплаченной цены товара за каждый день просрочки.

Покупатель исполнил свои обязательства по оплате товара в полном объеме, в свою очередь продавец свои обязательства исполнил частично, передав товар на сумму 48 миллионов рублей.

Позже ЗАО «Контакт-М» был признан банкротом. АО «Новая карандашная фабрика» обратилось с заявлением в суд с требованием включить задолженность в размере 64 миллиона рублей в реестр требований кредитора.

Судом первой и апелляционной инстанции в удовлетворении заявления было отказано, однако суд округа отменил решения суда и отправил спор на новое рассмотрение. Суд округа указал на то, что суды не устранили сомнения в произведенных платежах кредитора, а также пришли к противоречивым выводам относительно мнимого характера спорного договора.

Позиция судов:

При новом рассмотрении спора суд первой, а в дальнейшем суд апелляционной инстанции удовлетворил требования заявителя и включил задолженность в реестр требований кредиторов. Выводы судов были основаны на том, что представленные в материалы дела документы отражают факт реального осуществления хозяйственной операции кредитора с должником и подтверждают обоснованность заявленного требования кредитора.
 
Довод одного из кредиторов должника о мнимости сделки судами был отклонен, поскольку частичное исполнение договора сторонами свидетельствует о том, что сделка была направлена на достижение определенного правового результата.

Включение задолженности в реестр требований кредиторов должника возможно только в случае установления действительного наличия обязательства у должника перед кредитором, которое подтверждено соответствующими доказательствами.

Судами было установлено, что в материалы дела не представлено доказательств, опровергающих доводы покупателя относительно наличия частичного исполнения должником договора, а также не представлено доказательств, свидетельствующих о мнимости сделки.

Суд округа указал, что судами нижестоящих инстанций правильно применены нормы материального права, выводы судов соответствуют фактическим обстоятельствам и основаны на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств.

***

Арбитражный суд округа отправил на новое рассмотрение спор, касающийся отстранения арбитражного управляющего от исполнения своих обязанностей.
Постановление АС от 22.07.2021 года по делу № А40-61943/2018 (106852_2090169).

Обстоятельства.

АО «Газ и Нефть Транс» признано несостоятельным по решению суда, открыто конкурсное производство и утвержден финансовый управляющий.

Налоговая служба обратилась в суд с ходатайством, в котором просила отстранить арбитражного управляющего от исполнения обязанностей конкурсного управляющего должника и назначить конкурсного управляющего из другой саморегулируемой организации. Доводы налоговиков сводились к тому, что СРО, их числа членов которой был утвержден конкурсный управляющий, была представлена обществом. Данное общество связано с компаниями, в которую входит должник.

Позиция судов:

Суд первой и апелляционной инстанции сочли требования ФНС необоснованными и оказали в удовлетворении ходатайства. Суды исходили из того, что жалобы на действия конкурсного управляющего не подавались, судебные акты о ненадлежащем исполнении обязанностей арбитражного управляющего не выносились; какие-либо отступления конкурсного управляющего от установленных правил ведения процедуры конкурсного производства, а также возможность причинения убытков конкурсным кредиторам действиями арбитражного управляющего судом не выявлены и документально не подтверждены. Кроме того, судами было установлено, что признаки заинтересованности арбитражного управляющего по отношению к кредиторам должника отсутствуют, каких-либо доводов в обоснование аффилированности по отношению к должнику и кредиторам приведено не было.

Позиция суда округа:

Судом не должны допускаться случаи утверждения кандидатуры конкурсного управляющего, при представлении сведений о наличии в деле конфликта интересов и принадлежности конкурсного управляющего к какой-либо из групп. В ситуации конфликта интересов кандидатура конкурсного управляющего определяется посредством случайного выбора.

Согласно практике Верховного суда, выбор управляющего или СРО определяется решением кредиторов, которые не относятся к контролирующим должника или аффилированным с ним лицам.

факта аффилированности должника и кредитора достаточно, чтобы отказать в утверждении кандидатуры управляющего из числа членов СРО, представленной таким кредитором. Наличия недобросовестных действий или бездействия со стороны управляющего не требуется.

Дело направлено на новое рассмотрение.

***
Суд округа указал, что именно на конкурсном управляющем лежит бремя опровержения сомнений заявителя о необоснованности произведенных платежей.
Постановление АС от 22.07.2021 года по делу №А56-63013/2015 (165/2021-46262(1)).

Обстоятельства.

Общество было признано несостоятельным и было открыто конкурсное производство. Один из кредиторов должника обратился в суд с заявлением, в котором просил признать незаконными действия конкурсного управляющего по погашению текущей задолженности перед ООО «Полюс Групп» и о взыскании с конкурсного управляющего убытков. Доводы заявителя были мотивированы тем, что права требования текущих платежей были приобретены обществом у аффилированных с должником лиц и полагает, что очередность удовлетворения требований аффилированных лиц может быть понижена. Кроме того заявитель отмечает, что ООО «Полюс Групп» было создано после возникновения обязательств, из которых вытекает погашенная задолженность, в связи с чем отсутствуют основания для проведения названных платежей.

Позиция судов:

Суд первой инстанции пришел к выводу об отсутствии оснований для удовлетворения жалобы кредитора. Апелляционный суд был согласен с выводами суда первой инстанции.
Суд округа указал на то, что в обязанности конкурсного управляющего входит ведение реестра текущих обязательств должника, конкурсный управляющий распоряжается документацией должника, ввиду чего именно на конкурсном управляющем лежит бремя опровержения сомнений заявителя о необоснованности произведенных платежей. Вместе с тем, в материалы дела не представлен реестр текущих обязательств должника, отражающий сведения об учете требований ООО «Полюс Групп», а также его правопредшественников в составе текущих платежей, а также основания для их включения в такой реестр.

Поскольку судами первой и апелляционной инстанций не установлены все фактические обстоятельства по делу и не дана оценка доводам заявителя, судебные акты были отменены, спор направлен на новое рассмотрение.

***

Верховный суд указал, что понизить очередность в удовлетворении требований кредитора невозможно в деле о банкротстве физического лица.
Определение ВС от 26.07.2021 года по делу № А40-301015/2019 (305-ЭС21-4424).

Обстоятельства.

В рамках дела о несостоятельности (банкротстве) гражданина Османова, гражданка Виноградова обратилась в суд с заявлением, в котором просила включить задолженность в размере 8339394 рубля в реестр требований кредиторов. Сумма задолженности была подтверждена платежным поручением, из которого следовало, что заявитель предоставил должнику денежные средства по договору займа. 

Позиция судов:

Суд первой и апелляционной инстанции удовлетворили требования заявителя, однако пришли к выводу об удовлетворении заявленных требований в очередности, предшествующей распределению ликвидационной квоты.

Судами было установлено, что займодавец и гражданка Семенова являются близкими родственницами и участниками ООО «Магнус Плюс. В свою очередь гражданка Семенова и должник являются участниками ООО «Призма».
 
Денежные средства, которые были переданы по договору займа поступили займодавцу с банковских счетов общества «Магнус Плюс» в качестве дивидендов от подконтрольного общества и от гражданки Семеновой А.В., оказавшей займодавцу материальную помощь в связи с родственными связями.

Ввиду указанных обстоятельств судами была установлена аффилированность должника и кредитора, на основании чего очередность в удовлетворении требований Виноградовой была понижена.

Суд округа согласился с позицией нижестоящих судов.

Позиция Верховного суда:

Из разъяснений, изложенных в обзоре судебной практике от 29 января 2020 года следует, что основанием для понижения очередности удовлетворения требования является нарушение кредитором, контролирующим должника-организацию, обязанности по подаче заявления о банкротстве последнего. В случае, если контролирующим лицом не подано заявление о банкротстве должника и он в свою очередь предпринял попытки для выхода должника из финансового кризиса, включая предоставление займа, то данное лицо принимает на себя все риски, связанные с тяжелым материальным положением должника, в том числе и риск утраты сумм займа при его банкротстве. В связи с тем, что данные риски не могут нести независимые кредиторы, то их требования удовлетворяются в приоритетном порядке по отношению к требованию о возврате компенсационного финансирования.

Однако действующее законодательство не возлагает обязанность на физическое или юридическое лицо подавать заявление о признании банкротом именно должника-гражданина, а также не содержит положений о запрете финансирования такого должника. Обязанность по обращению в суд заявлением о банкротстве закреплена только в отношении несостоятельных организаций, в связи с чем понижение очередности удовлетворения требований займодавца не подлежат применению в деле о банкротстве физического лица.

Отменяя решения нижестоящих судов и отправляя спор на новое рассмотрение, судебная коллегия также основывалась на следующих обстоятельствах:

Гражданка Виноградова указывала на то, что она не входит в одну группу лиц с должником, так как последний имеет лишь 3% доли в уставном капитале общества «Призма». Должник не является родственником ни заявителю, ни гражданке Семеновой и не имеет никакого отношения к обществу «Магнус Плюс». Возражения Виноградовой судами проверены не были.

Судами не приведены обстоятельства, указывающие на фактическую аффилированность займодавца и должника. Факт выдачи займа, источником которого послужили дивиденды, полученные ООО «Магнус Плюс» и ее родственницы, такую аффилированность не подтверждают. Данный факт не является достаточным основанием для вывода о мнимости сделки. 
Кроме того, судами не дана оценка доводам финансового управляющего имуществом должника и доводам иного конкурсного кредитора, которые утверждали, между Виноградовой и должником наличествуют доверительные отношения при оформлении договора займа.

***

Суд округа посчитал вывод нижестоящих судов о необоснованности заявления о привлечении руководителя общества к субсидиарной ответственности по основанию реализации квартиры, преждевременным. 
Постановление АС от 06.07.2021 года по делу №А40-235978/17(106757_2074331).

Обстоятельства.

В 2018 году решением суда общество с ограниченной ответственностью было признано несостоятельным, открыто конкурсное производство. В 2020 году конкурсное производство было завершено.

Один из конкурсных кредиторов должника обратился в суд с требованием привлечь руководителя общества к субсидиарной ответственности, которому также принадлежало сорок процентов доли в уставном капитале общества. Заявитель ссылался на ст. 61.11 Закона о банкротстве и указывал на то, что руководителем не предприняты меры по взысканию дебиторской задолженности, которая составляла более 13 миллионов рублей. Кроме того в 2015 году привлекаемым лицом была реализована квартира должника, средства от продажи которой на расчеты с кредиторами должника не направлены, однако рыночная стоимость спорного имущества позволила бы произвести расчет в полном объеме по обязательствам перед кредиторами. Заявитель считает, что своими действиями руководитель общества причинил вред имущественным правам кредиторов.

Позиция судов:

Суды двух инстанций отказали в удовлетворении заявленных требований. Суды исходили из того, что заявителем не было не раскрыто необходимых условий, указанные в пп. 1 п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве, на основании которых возможно привлечение к субсидиарной ответственности по обязательствам должника, а факт реализации квартиры не может служить основание для привлечения лица к ответственности  в субсидиарном порядке. Кроме того судами было установлено, что дебиторы и их задолженность перед должником была проанализирована конкурсным управляющим, по итогам анализа которого было установлено, что меры по взысканию задолженности не привели бы к результату, а должник понес бы дополнительные траты на такие меры. Также кредитор не указал, какие именно действия (бездействие) совершил руководитель, приведшие к существенному ухудшению финансового положения должника.

Позиция суда округа:

Суд округа согласился с позицией судов нижестоящих инстанций относительно недоказанности заявителем оснований для привлечения руководителя к субсидиарной ответственности, однако вывод о необоснованности заявления по основанию реализации квартиры посчитал преждевременным.

Опровержение доводов заявителя о нарушении прав кредиторов в связи с отчуждением спорного имущества возлагается на ответчика, которым в свою очередь не представлены соответствующие возражения.

При доказанности обстоятельств, составляющих основания опровержимых презумпций доведения до банкротства, закрепленные в п. 2 ст. 61.11 Закона о банкротстве, предполагается, что именно действия (бездействие) контролирующего лица явились необходимой причиной объективного банкротства.

По общему правилу, контролирующее лицо, создавшее условия для дальнейшего значительного роста диспропорции между стоимостью активов должника и размером его обязательств, подлежит привлечению к субсидиарной ответственности в полном объеме, поскольку презюмируется, что из-за его действий (бездействия) окончательно утрачена возможность осуществления в отношении должника реабилитационных мероприятий, направленных на восстановление платежеспособности, и, как следствие, утрачена возможность реального погашения всех долговых обязательств в будущем.

Спор направлен на новое рассмотрение.

***

Верховный суд рассмотрит спор об признании сделки по отчуждению квартиры должника недействительной. 
Определение ВС от 16.07.2021 года по делу № А56-7844/2017 (307-ЭС21-8025).

Обстоятельства.

Должник зарегистрировался по месту жительства в однокомнатной квартире. Указанная квартира была передана брату должника акционерным обществом, а в 2006 году ее приобрела в собственность супруга должника, которая подарила половину квартиры своей матери.

В 2012 году должник приобрел право собственности на четырехкомнатную квартиру, в которую были прописаны его супруга и двое несовершеннолетних детей.

В последующем между супругами был заключен брачный контракт, имеющий следующее содержание: вся приобретенная на момент заключения договора в период брака недвижимость переходит в единоличную собственность супруги, а имущество, приобретенное после заключения договора, является собственностью того супруга, на чье? имя оно будет приобретено. В тот же день стороны заключили ещё одну сделку – договор купли – продажи четырёхкомнатной квартиры, но в регистрации перехода права собственности было отказано.

Должник реализовал четырехкомнатную квартиру, а вырученные от продажи денежные средства направил на погашение ипотечного кредита перед залогодержателем, остальные денежные средства передал супруге.

Финансовый управляющий обратился в суд об оспаривании сделки купли-продажи квартиры должника, но в удовлетворении заявленных требований было отказано.

Спустя месяц после указанного обстоятельства, брак между супругами был расторгнут.

В 2017 году судом было принято заявление о банкротстве должника.

Конкурсный управляющий вновь обратился в суд с заявлением о признании оспариваемых цепочек сделок по отчуждению четырехкомнатной квартиры недействительными.

Позиция судов:

Суд первой инстанции посчитал требования конкурсного управляющего подлежащими удовлетворению. Суд пришел к выводу о ничтожности оспариваемой цепочки сделок, указав, что действия должника по отчуждению квартиры направлены на вывод актива из конкурсной массы актива должника при при неисполненные денежных обязательств на дату заключения договора. Квартира не являлась единственной для должника на момент ее отчуждения, в конкурсную массу должника денежные средства от продажи данной квартиры не поступили.
 
Суд апелляционной инстанции и судом округа в удовлетворении заявления конкурсного управляющего было отказано, судебный акт нижестоящего суда отменен. Судами было установлено, что супругой и её матерью подан иск о снятии должника с регистрационного учёта. Суды пришли к выводу о том, что на единственное жилье должника должен распространяется исполнительский иммунитет.

Конкурсный обратился с кассационной жалобой в Верховный суд. Кассатор считает, что поскольку на момент отчуждения четырёхкомнатная квартира не являлась для должника и членов его семьи единственным жильём, то правило об исполнительском иммунитете не подлежит применению.

Спор передан на рассмотрение экономколлегии Верховного суда, дело назначено к слушанию на 23 августа 2021 года.