Москва
  • Главная
  • »

Судебная практика по вопросам банкротства с 26 сентября по 02 октября 2021

Информируем о позициях судов в сфере банкротства с 26 сентября по 02 октября 2021 года.

***

Апелляционный суд указал, что медиативное соглашение является самостоятельным основанием для инициирования дела о банкротстве.
Постановление АС РФ от 24.08.2021 года по делу № А76-9068/2021 (18АП-10202/2021).

Обстоятельства.

Гражданин Г. обратился в суд с заявлением о признании общества «Меркада» банкротом и о включении его требований в размере шести миллионов рублей в реестр требований кредиторов. Доводы заявителя были мотивированы тем, что им были предоставлены ООО «Компаньон» денежные средства в размере 36 миллионов рублей под десять процентов годовых. Исполнение договора займа обеспечивалось поручительством ООО «Меркада». 

Через три года после заключения договора займа, между теми же сторонами было заключено медиативное соглашение, условия которого предусматривали погашение задолженности по графику, а также в случае неисполнения обязательств основным заемщиком, обязательство должен исполнить поручитель. Медиативное соглашение было удостоверено нотариусом. В связи с тем, что задолженность не была погашена в установленный сторонами срок, гражданин Г. обратился в суд с соответствующим заявлением.

Позиция судов:

Суд первой инстанции возбудил производство по дел о банкротстве ООО «Меркада», ввел процедуру наблюдения и включил требования заявителя в реестр требований кредиторов. Суд исходил из того, что требования заявителя к должнику подтверждены представленными в дело доказательствами. Возражения должника относительно отсутствия вступившего в законную силу судебного акта, подтверждающего задолженность перед заявителем, были отклонены судом, поскольку инициирование дела о банкротстве на основании медиативного соглашения соответствует п.2 ст.7 Закона о банкротстве.

Апелляционный суд поддержал выводы нижестоящего суда и исходил из следующего:

Закон о банкротстве предусматривает право кредитора инициировать дело о банкротстве должника с момента вынесения судебного акта, вступившего в законную силу, которым будет установлено право взыскание с должника денежных средств. Данные положения закона определяет необходимость предварительного установления состава и размера требования заявителя.

Согласно ст. 12 Федерального закона о процедуре медиации, нотариально удостоверенное медиативное соглашение имеет силу исполнительного документа, на основании чего именно данное соглашение в рассматриваемом случае определят задолженность, которая имеет бесспорный характер и подлежит принудительному взысканию без дополнительной судебной оценки.

Должник, принимая участие в процедуре медиации и заключая медиативное соглашение, принял на себя обязательство отвечать перед кредитором по обязательствам основного должника в качестве поручителя. В связи с указанными обстоятельствами суд первой инстанции пришел к верному выводу о наличии на стороне должника-поручителя задолженности перед кредитором в заявленном размере.

Медиативное соглашение, удостоверенное нотариально, имеет силу исполнительного листа, в связи с чем, может являться самостоятельным основанием для инициирования дела о банкротстве.

***

Верховный суд рассмотрит спор, касающийся нарушения очередности удовлетворения текущих требований должника.
Определение ВС о передаче от 30.08.2021 года по делу №А28-2865/2016 (301-ЭС21-9161(1,2)).

Обстоятельства.

Деятельность общества «Водоканалсервис» была связана с забором, очисткой и распределением воды, для чего ему были предоставлены водные объекты Департаментом экологии и природопользования.

Между Администрацией (арендодателем) и обществом (арендатором) были заключены договора аренды муниципального имущества для оказания коммунальных услуг по водоснабжению и водоотведению жителям поселения.

Позднее «Водоканалсервис» был ликвидирован, а трудовой коллектив в порядке перевода был трудоустроен в иной компании под таким же названием.
Через год общество было признано банкротом, утвержден арбитражный управляющий.

На совещании, в котором приняли участие конкурсный управляющий, компания по водоснабжению и главы поселений, было принято решение:  рекомендовать конкурсному управляющему заключить договор на оказание услуг с компанией, имеющей квалифицированный персонал, чтобы не допустить нарушения прав граждан на непрерывное водоснабжение.
В результате в июле 2016 года должник, выступающий заказчиком, и компания, являющаяся исполнителем заключили договор на оказание услуг по ремонту технического состояния и обеспечению функционирования оборудования на объектах водоснабжения и водоотведения, арендованных должником, а также исполнитель  должен был осуществлять прием платежей в пользу заказчика за коммунальные услуги.

Конкурсный управляющий обратился к Администрации с заявлением о расторжении договоров аренды муниципального имущества, на что был получен отказ. При рассмотрении вопроса о расторжении договор аренды в судебном порядке, арбитражному управляющему также было отказано.

На собрании кредиторов было принято решение о расторжении договора на оказание услуг с компанией, однако впоследствии решением суда указанное решение было признано недействительным.

Конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением о признании обоснованным оказания компанией услуг по договору, заключенному в июле 2016 года. Заявленные требования были удовлетворены в полном объеме.

В 2017 году Администрация обратилась к конкурсному управляющему с письмом, в содержании которого указывалось, что в связи с угрозой увольнения работников компании возможно прекращение деятельности по водоснабжению граждан и Администрация будет вынуждена ввести режим ЧС. В письме Администрация предупреждала об ответственности за прекращение водоснабжения и требовало оплатить задолженность перед компанией.

В 2018 году было подписано концессионное соглашение с обществом «Водоканалсервис» для оказания услуг по водоснабжению и водоотведению потребителям, а через месяц договоры аренды между администрацией и должником были расторгнуты.

В рамках дела о несостоятельности должника требования компании были погашены следующим образом: прием компанией платежей за коммунальные услуги с потребителей должника на свой расчетный счет (кассу) с дальнейшим их зачетом в счет оказанных должнику услуг по заключенным договорам; выплата конкурсным управляющим денежных средств с указанием в платежных поручениях третьей очереди погашения требований со ссылкой на статус лица, привлеченного для обеспечения функций арбитражного управляющего; ПАО "Норвик Банк" произвело перечисление компании денежных средств в в очередности для оплаты услуг привлеченного лица.

Один из кредиторов должника акционерное общество «Энергосбыт Плюс» обратился в суд с жалобой на действия конкурсного управляющего, выразившиеся в нарушении очередности погашения текущих обязательств должника, а также просил взыскать с него убытки. В свою очередь конкурсный управляющий ходатайствовал в суде об устранении разногласий, возникших между ним и кредиторами, относительно изменения очередности текущих платежей, связанных с оплатой услуг должника по договору на оказание услуг от июля 2016 года.

Данные заявления были объединены в одно производство.

Позиция судов:

Суд первой инстанции удовлетворил требования конкурсного управляющего, в удовлетворении требований АО «Энергосбыт» было отказано. Суд исходил из того, что обязанность должника привлекать сторонних специалистов для оказания услуг водоснабжения, водоотведения неоднократно устанавливалась в судебном порядке. Кроме того Администрация осуществляла контроль за деятельностью должника в сфере водоснабжения, проводились совещания, были предприняты меры по созданию новой ресурсоснабжающей организации. Продолжать хозяйственную деятельность должник был вынужден в целях предотвращения чрезвычайных ситуаций, негативных последствий для потребителей услуг. При этом определением суда от 2017 года признано обоснованным оказание услуг привлеченным лицом. Также суд указал на то, что в случае увольнения работников должника и их не переводов в другую организацию, оплата их труда подлежала бы удовлетворению во второй очереди текущих платежей.

Апелляционный суд отменил решение нижестоящего суда и удовлетворил требования кредитора, отказав конкурсному управляющему в удовлетворении его требований. Апелляция указала, что продолжение деятельности по оказанию услуг водоснабжения и водоотведения не являются основанием для первоочередного удовлетворения требований соответствующего кредитора, учитывая, что и договоры с иными текущими кредиторами были направлены на поддержание деятельности должника.
Суд округа был согласен с позицией суда апелляционной инстанции.

Конкурсный управляющий и ассоциация арбитражных управляющих обратились с кассационной жалобой в Верховный суд, в которой просят оставить в силе решение суда первой инстанции. Податели жалоб отмечают, что жизнедеятельность без оказания услуг водоснабжения и водоотведения в жилых домах населенных пунктов невозможна, что позволяет квалифицировать отступление от очередности как вынужденную социально значимую меру.
Судебное заседание назначено на 04 октября 2021 года.

***

Верховный суд оставил в силе решение суда первой инстанции о признании сделок должника недействительными.
Определение ВС от 27.09.2021 года по делу № А65-3658/2018 (306-ЭС19-5887 (3)).

Обстоятельства.

В преддверии своего банкротства компания реализовала дорогостоящие объекты инженерной инфраструктуры другой компании, которая была создана за несколько дней до совершения сделок. Сторонами было оформлено шесть договоров купли-продажи, имущество передано по актам приема-передачи, оплата произведена, осуществлена государственная регистрация перехода права собственности.

Конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением о признании данных договоров недействительными.

Позиция судов:

Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования и признал сделки недействительными. В судебном заседании было установлено, что цена реализуемых объектов недвижимости была явно заниженной, а новый приобретатель сдал указанное имущество в аренду, где ежемесячная арендная плата была выше стоимости приобретения. Суд пришел к выводу об аффилированности сторон сделки, а также о том, что совершение сделок должником было экономически нецелесообразным. 

Апелляция и кассация напротив не нашли связи между сторонами сделки и укали на то, что проданные объекты нуждались в ремонте, в связи с чем цена была занижена продавцом. Также вышестоящие суды указали о не назначении судом первой инстанции экспертизы, которая определяла бы рыночную стоимость имущества.

Позиция Верховного суда:

Одним из условий, что признать сделку недействительной, является признак неравноценности встречного исполнения обязательств другой стороной сделки. Неравноценность сделки заключается в разности между рыночной ценой имущества и ценой, по которой оно было продано в действительности.       

Подозрительная сделка всегда направлена на причинение вреда кредиторам, и стороны сделки всегда осведомлены о ее противоправности.
            
Из материалов дела следует, что оспариваемые сделки были совершены в пределах периода подозрительности согласно п. 2 ст. 61.2 Закона о банкротстве. На момент совершения сделок должник отвечал признакам неплатежеспособности.

В ситуации, когда доход от передачи имущества в аренду, полученный в пределах непродолжительного периода после отчуждения имущества, превышает стоимость такого имущества, следует исходить из того, что отчуждение, скорее всего, было осуществлено по заниженной цене.

Судом также было установлено, что покупатель имущества был создан незадолго до того, как приобрел имущество должника и имеет аналогичный адрес нахождения, что и должник. Помимо этого аффилированность должника и общества прослеживается через руководителя общества, подписавшего четыре договора об отчуждении спорной недвижимости. Условия договоров купли - продажи, содержащие правила о рассрочке от 8 месяцев до двух лет без обеспечения обязательства говорят о наличии доверительных отношений между продавцом и покупателем.

Изложенные обстоятельства свидетельствуют о том, что целью заключения оспариваемых договоров явилось вывод активов должника из конкурсной массы.

Определение суда первой инстанции было оставлено в силе.

***

Суд округа рассмотрел спор в отношении бездействия конкурсного управляющего по не передаче заинтересованному лицу в деле о банкротстве сведений, составляющих коммерческую тайну.
Постановление АС от 27.09.2021 года по делу № А76-32541/2018 (А76-32541/2018).

Обстоятельства.

В ноябре 2019 года гражданин С. был признан банкротом, открыто конкурсное производство, утверждена кандидатура конкурсного управляющего. В июле 2020 года в деле о банкротстве гражданина С. применены правила п. 4 главы 10 Закона о банкротстве, регулирующие рассмотрение дела в связи со смертью должника. В качестве заинтересованного лица в дело привлечена супруга должника в части вопросов наследственной массы

Супруга умершего обратилась с жалобой в Арбитражный суд, в которой просила признать бездействия конкурсного управляющего незаконными, поскольку он не представил информацию об обществах, доли которых составляли конкурсную массу должника, арбитражным управляющим не была представлена информация об основаниях проведения аудита, а также не была истребована документация у обществ за 20-21 годы. Кроме того, заявитель указывала на факт корпоративного конфликта меду ее супругом и контролирующее общество лицом. Заявитель ходатайствовала об отстранении утвержденного арбитражного управляющего от возложенных на него обязанностей. 

Позиция судов

Суд первой и апелляционной инстанции пришли к выводу о том, что требования заявителя не подлежат удовлетворению. Информация об обществах, которую требовала супруга должника, не подлежит предоставлению, поскольку данные сведения составляют  коммерческую тайну, которую нельзя разглашать третьим лицам без согласия обществ. Также судами было указано на отсутствие необходимости в получении информации, на основании которой проведен аудит, поскольку с заключениями аудитора заявитель была ознакомлена и при несогласии с ними была вправе просить о назначении судебной экспертизы. Суды не усмотрели в действиях арбитражного управляющего нарушение прав заинтересованного лица.

Отказывая в признании незаконным не истребования управляющим документов за 20-21 годы у обществ, суды исходили из того, что управляющий участвовал в собраниях этих обществ и ему переданы годовые отчеты, следовательно управляющий надлежащим образом осуществил контроль за деятельностью данных обществ.

Кроме того, суда казали на не предоставление заявителем доказательств того, что арбитражный управляющий действовал вопреки интересам должника и его кредиторов.

Позиция суда округа:

Судам нижестоящих инстанций необходимо было разрешить конфликт между двумя ценностями, а именно между информационными правами заинтересованного лица и правами обществ на сохранение коммерческой тайны. 

Финансовый управляющий является единственным субъектом, который может контролировать общества от лица должника, в связи с чем наго возложена обязанность по систематическому контролю за деятельностью обществ, включая истребование необходимой документации. Вместе с тем супруга должника, привлеченная в дело в качестве заинтересованного лица по вопросам наследства, должна иметь возможность располагать соответствующими сведениями, поскольку она заинтересована в формировании конкурсной массы в наибольшем размере.

Таким образом, у заявительницы имелось право на получение сведений от конкурсного управляющего, который мог взять с супруги расписку о неразглашение данных, составляющих коммерческую тайну. 

***

Суд округа указал, что обязанность по исполнению обязательства в натуре для ответчика должна быть объективно и субъективно исполнимой.
Постановление АС от 31.08.2021 года по делу № А40-196296/2019 (106925_2125312).

Обстоятельства.

Общество было признано несостоятельным, в отношении имущества должника ведена процедура реализации гражданина и утвержден конкурсный управляющий. Конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением об истребовании у экс-руководителя должника бухгалтерских документов, которые обуславливали деятельность должника, а также передачи транспортных средств, принадлежащих должнику.

Позиция судов:

Суд первой инстанции, а в дальнейшем апелляционный суд отказали в удовлетворении требований заявителя. Суды исходили из того, что приговором суда бывший руководитель должника был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ст. 318 УК РФ. В данной связи у ответчика отсутствовала возможность по передаче необходимой документации, а также транспортных средств. Кроме того, суды сослались на определение Арбитражного суда, устанавливающий факт добровольной передачи истребуемых документов. Также судами было указано, что заявителем не предоставлено доказательств того, что движимое имущество должника находится в пользовании бывшего руководителя и неправомерно удерживается им.


Позиция суда округа:

Возлагаемая по суду обязанность по исполнению обязательства в натуре для ответчика должна быть объективно и субъективно исполнимой. Учитывая специфику требования о присуждении к исполнению обязанности в натуре, в предмет доказывания входит исследование возможности исполнить эту обязанность, что в свою очередь, возможно лишь при наличии требуемого имущества у данного лица на момент рассмотрения спора.

Доводы кассационной жалобы уже были предметом исследования суда апелляционной инстанции, им дана надлежащая оценка, в связи с чем, их повторение представляет собой требование о переоценке доказательств и обстоятельств дела, что выходит за пределы компетенции суда кассационной инстанции.

Суд округа пришел к выводу, что определение суда первой инстанции и постановление суда апелляционной инстанции отмене не подлежат.

***

Верховный суд разберется, может ли арбитражный управляющий требовать с органов ЗАГС сведений о должнике.
Определение ВС о передаче от 15.09.2021 года по дел № А32-31853/2020 (308-ЭС21-12021).

Обстоятельства.

Гражданка Ж. была признана несостоятельной, открыто конкурсное производство. В рамках данного дела арбитражный управляющий направил запрос в ЗАГС с требованием предоставить ему данные о наличии детей у должника, о количестве заключенных браков с указание личных данных супругов должника и дат заключения браков.

Управление ЗАГС отказали в предоставление такой информации, сославшись на п. 3 ст. 13.2 Закона об актах гражданского состояния, в котором арбитражный управляющий не указан в качестве лица, которому может быть предоставлена запрашиваемая информация.

Арбитражный управляющий обратился в суд с заявлением о признании незаконными действий управления, выразившихся в отказе в предоставлении сведений.

Позиция судов:

Суды трех инстанций удовлетворили требования заявителя и исходили из того, что информация, связанная с семейным положением должника составляют сведения о должнике и его имуществе и могут быть предоставлены управляющему в силу его полномочий. Действия органов ЗАГС по отказу в предоставлении соответствующих сведений были расценены судами как препятствие финансовому управляющему осуществлять свою профессиональную деятельность.

Управление ЗАГС обратилось с кассационной жалобой в Верховный суд РФ.

Податель жалобы указывает на то, что ст. 13.2 Закона об актах гражданского состояния содержит перечень лиц, которым может быть предоставлена информация о государственной регистрации актов гражданского состояния. Данный перечень является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию. Правовых оснований для предоставления арбитражному управляющему истребуемой информации у органов ЗАГС не имеется. Кроме того кассатор указывает, что закон о банкротстве содержит положения о специальном порядке получения соответствующих сведений. Для начала необходимую информацию необходимо запросить у самого должника, а в случае ее не предоставления обратиться в Арбитражный суд в порядке ст. 66 АПК РФ.

Жалоба Управления ЗАГС была передана для рассмотрения в экономическую коллегию Верховного суда.