Москва
  • Главная
  • »

Судебная практика по вопросам банкротства с 28 июня по 03 июля 2021

***

Экономколегия Верховного суда РФ рассмотрит спор о разрешении разногласий относительно установления и распределения мораторных процентов залогового кредитора.
Определение ВС РФ о передаче от 28.06.2021 по делу № А51-25767/2015 (303-ЭС20-10154 (2)).

Обстоятельства.

Гражданин Ф. был признан банкротом, решением суда требования банка были включены в третью очередь реестра требований кредиторов как обеспеченное залогом имущество должника. За счет выручки от реализации предмета залога конкурсный управляющий погасил имевшуюся задолженность перед банком. В свою очередь банк потребовал от финансового управляющего выплату мораторных процентов за счет средств от реализации заложенного имущества. Финансовый управляющий направил акционерному обществу требование перечислить банку с расчетного счета должника денежные средства в указанном размере.

Акционерное общество было не согласно с требованием о перечислении мораторных процентов, в связи с чем обратилось в Арбитражный суд с ходатайством о разрешении разногласий относительно установления и распределения мораторных процентов залогового кредитора. Заявитель полагал, что мораторные проценты начисляются только на сумму основного долга без учета процентов за пользование займом.

Позиции судов.

Суд первой и апелляционной инстанции суд разрешил возникшие разногласия, установив, что мораторные проценты банка подлежат начислению только на сумму основного требования и уплачиваются после удовлетворения в полном объеме требований кредиторов согласно ст. 213.19 Закона о банкротстве.

Суд округа отменил решения нижестоящих судов и установил преимущественное право банка на получение мораторных процентов. Суд округа исходил из того, что мораторные проценты должны уплачиваться в процессе расчетов с кредиторами одновременно с погашением основного требования. 

Акционерное общество обратилось в Верховный суд с кассационной жалобой, в которой указывало, что требования залогового кредитора по взысканию процентов подлежат удовлетворению после погашения задолженности перед всеми кредиторами, включенными в реестр.

Верховный суд передал дело экономколлегии, дело назначено к слушанию на 16 августа 2021 года.

***

Суд округа указал, какие обстоятельства могут служить для признания действий выгодоприобретателя недобросовестными по делу об оспаривании сделки должника в рамках процедуры конкурсного производства.

Постановление АС РФ от 25.05.2021 по делу №А41-48359/2019 (106766_2033200).

Обстоятельства.

В 2019 году гражданин Т. был признан банкротом, введена процедура реализации имущества. В рамках данной процедуры банк, являясь кредитором должника, обратился в Арбитражный суд с заявлением о признании договора купли-продажи недвижимости, заключенный между должником (продавцом) и гражданкой Р. (покупателем) недействительным. В обосновании своих доводов банк ссылался на подозрительность сделки, считая ее совершенной на безвозмездной основе в период неплатежеспособности должника с целью не включения спорного имущества в конкурсную массу. Банк указал, что доказательства оплаты спорного имущества и распределения данных денежных средств должником не представлены.

Гражданка Р., являясь одной из сторон оспариваемой сделки, возражала против предъявленных требований и указала, что договор по отчуждению недвижимости был заключен в 2017 году, а зарегистрирован в органах Росреестра в 2018 году по итогу произведения полной оплаты стоимости квартиры. В данный период времени претензий со стороны кредиторов не предъявлялись, в связи с чем она не могла знать о неплатежеспособности должника.

Позиция судов.

Суды двух инстанций удовлетворили требования банка, посчитав, что данная сделка была совершена в период подозрительности, предусмотренный ст. 61.2 Закона о банкротстве. Представленные покупателем доказательства не подтверждают финансовую возможность для оплаты спорного имущества, а должником не представлены доказательства, свидетельствующие о распределении денежных средств, полученных от продажи квартиры. Данные обстоятельства указывают на безвозмездность сделки, имущество выбыло из конкурсной массы в целях недопущения обращения на него взыскания, чем были нарушены права кредиторов.

Позиция суда округа.

При рассмотрении кассационной жалобы, суд округа согласился с позицией нижестоящих судов. Цель причинения вреда имущественным правам кредиторов предполагается, если на момент совершения сделки должник отвечал признаку неплатежеспособности или недостаточности имущества и сделка была совершена безвозмездно. Целью оспаривания сделки в период подозрительности является ликвидация последствий недобросовестного вывода имущества перед банкротством, ввиду чего необходимо учитывать не дату подписания соглашения, а саму дату фактического вывода активов, то есть исполнения сделки путем отчуждения имущества.

В рассматриваемом споре установлено, что оспариваемая сделка была совершена безвозмездно с целью причинить вред имущественным правам кредиторов. Приобретатель недвижимости знал о данном намерении должника при совершении оспариваемой сделки.  Исходя из правовой позиции Президиума ВАС РФ, явно заниженная цена продаваемого имущества может свидетельствовать о том, что приобретатель не является добросовестным, о недобросовестности приобретателя может свидетельствовать не только заинтересованность, но и отсутствие встречного предоставления.

Кассационная жалоба оставлена без удовлетворения.

***

В рамках банкротного дела суды отказали во взыскании убытков с руководителя и финансового директора должника.
Постановление АС РФ от 24.05.2021 по делу № А41-1528/2016 (106922_2032660).

Обстоятельства.

Общество было признано несостоятельным (банкротом), введено конкурсное производство. Арбитражный управляющий обратился в суд с ходатайством о взыскании с руководителя и финансового директора общества в солидарном порядке убытков за снятие денежных средств со счетов общества с назначением платежа «выдача займов сотруднику». 

Позиция судов.

Суды трех инстанций в удовлетворении требований конкурсного управляющего отказали. Так, лицо, уполномоченное выступать от имени юридического лица, должно действовать в его интересах разумно и добросовестно и обязано возместить убытки, причинные юридическому лицу по его вине. При указанных обстоятельствах лицо будет нести ответственность, если его действия не соответствовали обычным условиям гражданского оборота. Деятельность судов по рассмотрению споров направлена на обеспечение защиты нарушенных прав, а не на проверку решений, принимаемых директорами, в связи с чем директор не может быть привлечен к ответственности поскольку не был установлен факт выхода последним за пределы обычного делового (предпринимательского) риска. 

Выводы судов о недопустимости взыскания убытков с финансового директора должника были основаны на решении суда общей юрисдикции, которым в удовлетворении требований должника о взыскании с директора денежных средств было отказано. Кроме того, доказательств того, что финансовый директор входил в состав органов управления должника и имел возможность распоряжаться денежными средствами по своему усмотрению, ввиду чего причинил обществу убытки, заявителем не представлено.  

Отказывая в удовлетворении требований о взыскании убытков с руководителя должника, суды исходили из того, что ответчик уже был привлечен к ответственности по данному основанию определением Арбитражного суда, а повторное привлечение к ответственности за одни и те же нарушения не допускается. 

***

24 июня 2021 года Верховный суд РФ вынес определение, в котором указал, что отказ от иска вполне может повлиять на состояние конкурсной массы должника в ущерб интересам его кредиторов.

Определение ВС РФ от 24.06.2021 по делу №А40-193248/2018 (305-ЭС21-1766(1,2)).

Обстоятельства.

ООО «АБ-Маркет» был признан банкротом по решению суда, введена процедура конкурсного производства. Должник обратился с исковым заявлением в Арбитражный суд РФ о взыскании задолженности с ООО «Ланит-Интеграция». В связи с отказом от иска дело было прекращено. 

В свою очередь ООО «Пепеляев Групп», являясь одним из кредиторов должника, обратилось в вышестоящий суд с апелляционной жалобой на определение суда о прекращении производства по делу. Доводы подателя жалобы основывались на том, что отказ от иска прикрывает сделку по выводу активов должника, являющуюся недействительной. Данное волеизъявление должника накануне банкротства совершено в целях причинения вреда кредиторам и прикрывает внесудебное соглашение между ответчиком и должником.

Позиция судов.

Суд апелляционной инстанции, а в последующем суд округа оставили решение суда первой инстанции в силе, а жалобу без удовлетворения. Суды исходили из того, что отказ от иска подан надлежащим на то лицом до возбуждения банкротного дела, ввиду чего права третьих лиц нарушены не были. Суд округа отметил, что основанием пересмотра судебного акта о принятии отказа от иска и прекращении производства по делу в исковом порядке является вновь открывшееся обстоятельство.
Конкурсный управляющий и общество «Пепеляев Групп» обратились с кассационной жалобой в Верховный суд РФ. 

Позиция Верховного суда.

Верховный суд РФ отменил решения нижестоящих судов и направил дело на новое рассмотрение. Одним из инструментов защиты конкурсных кредиторов от противоправных действий должника-банкрота по искусственному уменьшению своей имущественной массы, является предоставление ему права обжалования соответствующего судебного акта. Перед судами в рамках настоящего дела стоял вопрос о допустимости оспаривания действий должника, направленных на отказ от иска в рамках искового производства, по специальным основаниям, предусмотренным законодательством о банкротстве. По смыслу ст. 61.1 Закона о банкротстве оспариваться могут любые юридические факты, которые негативно влияют на имущественную массу должника в целях защиты интересов кредиторов. Разрешая вопрос о допустимости оспаривания решения суда о прекращении производства по делу, судам необходимо было определить, может ли отказ от иска негативно повлиять на конкурсную массу и, как следствие, на имущественные права кредиторов. 

В рассматриваемой ситуации, очевидно, что отказ от иска объективно влияет на состояние конкурсной массы должника в ущерб интересам его кредиторов, ввиду чего данное действие может быть оспорено по банкротным правилам.

***

Верховный суд РФ объяснил, что необходимо для признания отсутствующего должника несостоятельным (банкротом).

Определение ВС РФ от 25.06.2021 по делу № А04-8832/2019 (303-ЭС21-5541).

Обстоятельства.

В связи с наличием у гражданина-предпринимателя непогашенной кредиторской задолженности, уполномоченный обратился в Арбитражный суд с заявлением, в котором просил признать должника банкротом по упрощенной процедуре как отсутствующего должника. Кроме того, заявитель указал, что у должника отсутствует движимое и недвижимое имущество, место его нахождения неизвестно, предпринимательской деятельности последний вести прекратил. Также уполномоченный орган просил включить его требования в реестр требований кредиторов.

Позиция судов.

Суды трех инстанции посчитали требования заявителя не подлежащим удовлетворению, поскольку был установлен факт получения должником почтовой корреспонденции. Кроме того суды отметили, что отсутствие сведений об имуществе должника в государственном реестре не говорит об его отсутствии исходя из баланса должника.

Позиция Верховного суда.

Верховный суд РФ указал, что для применения упрощенной процедуры признания должника банкротом как отсутствующего достаточно наличие хотя бы одного из оснований, предусмотренных ст. 230 Закона о банкротстве. К данным основаниям относятся:  отсутствие имущества или денежных средств, достаточных для введения процедуры банкротства; в период последних двенадцати месяцев должник не совершал операции банковским счетам; наличие иных признаков, указывающих на отсутствие предпринимательской или иной деятельности должника. Если при рассмотрении соответствующего заявления суд придет к выводу, что указанные основания отсутствуют, то он должен поставить вопрос о рассмотрении заявления о банкротстве должника в общем порядке, в случае отказа заявителя дело подлежит прекращению. 

Решения нижестоящих судов отменены, дело направлено на новое рассмотрение.

***

Арбитражный суд рассмотрел кассационную жалобу, касающуюся пропуска срока для обращения в суд.

Постановление АС РФ от 03.06.2021 по делу № А12-70406/2016 (Ф06-2541/2021).

Обстоятельства.

ООО «Элоя Маркет» было признано несостоятельным, открыто конкурсное производство. В Арбитражный суд от конкурсного управляющего поступило ходатайство о привлечении контролирующих должника лиц – гражданки Е. и гражданина Д. - к субсидиарной ответственности солидарно. Доводы заявителя сводились к тому, что по результатам налогового контроля, в отношении должника вынесены решения о привлечении его к ответственности за совершение налогового правонарушения в связи с созданием формального документооборота с целью уклонения от уплаты налогов. Данные решения налогового органа обжалованы конкурсным управляющим в судебном порядке, однако жалобы были оставлены без удовлетворения. В ходе осуществления руководства финансово-хозяйственной деятельностью виновные действия контролирующих должника лиц привели к невозможности погашения требований кредиторов.

Позиция судов.

Суды двух инстанций требования заявителя удовлетворили. Гражданин Д. являлся единственным участником должника с долей участия в размере 50%.. Суды указали, что гражданин Д. должен был интересоваться о положении дел в компании, контролировать работу директора, знать о финансовом состоянии активов. Поскольку в период незаконного вывода денежных средств гражданин Д. являлся учредителем должника, то он мог оказывать давление на принятие директором управленческих решений, суды признали его виновным в причинении ущерба имущественным правам кредиторов. Гражданка Е. являлась фактическим руководителем должника и осуществляла идентичный вид деятельности, что и должник. Кроме того суды указали, что управляющий обратился с ходатайством в срок, а именно в пределах одного года с момента получения соответствующих налоговых документов, однако по общему правилу, согласно п. 5 ст. 10 Закона о банкротстве, такой срок составляет три года.

Суд округа отменил судебные акты и исходил из того, что срок для обращения с соответствующим ходатайством должен исчисляется с момента, когда управляющий узнал или должен был узнать о наличии оснований для привлечения к субсидиарной ответственности. Суды нижестоящих инстанций определили данный момент, когда конкурсный управляющий получил документы от налогового органа. В свою очередь конкурсный управляющий узнал или должен был узнать об основаниях для привлечения КДЛ к ответственности из обжалуемых им же решениях налогового органа о привлечении к ответственности за совершение налогового правонарушения.

***

Арбитражный суд округа рассмотрел вопрос об установлении вознаграждения конкурсному управляющему за привлечение КДЛ к ответственности.

Постановление АС РФ от 03.06.2021 по делу № А40-16623/2015 (106960_2043023).

Обстоятельства.

Арбитражный управляющий заявил ходатайство, в котором просил Арбитражный суд установить ему дополнительное стимулирующее вознаграждение от суммы, которая была успешно взыскана им с контролирующих должника лиц при привлечении последних к субсидиарной ответственности. Управляющий ссылался на Федеральный закон №266-ФЗ от 29.07.2017 года, который внес изменения в статью 20.6 Закона о банкротстве относительно вознаграждения управляющего.

Позиция судов.

Суды двух инстанций отказали в установлении такого вознаграждения, поскольку посчитали, что действие закона, на который ссылается заявитель, на него не распространяется, поскольку арбитражный управляющий был утвержден решением суда в 2016 году, а изменения в законодательство внесены в 2017 году.

Суд округа указал, что положения п. 3.1. ст. 20.6. Закона о банкротстве в редакции от 29.07.2017 должны применяться к отношениям, возникшим после введения их в действие, т.е. после 30.07.2017 года, учитывая в том числе, что предусмотренные проценты являются стимулирующим вознаграждением арбитражного управляющего.

Положения закона о банкротстве в новой редакции подлежат применению в период поступления денежных средств в конкурсную массу, а не на дату утверждения конкурсного управляющего. В рассматриваемой ситуации заявление о привлечении КДЛ к ответственности подано в 2018 году, денежные средства в счет исполнения судебного акта о привлечении к субсидиарной ответственности поступили в 2019 году. Таким образом, статья 20.6 Закона о банкротстве в редакции от 2017 года подлежит применению к заявителю в части установления последнему стимулирующего вознаграждения.

***

Арбитражный суд рассмотрел спор, касающийся оплаты услуг представителя должника за счет конкурсной массы последнего.
    
Постановление АС от 22.06.2021 года по делу № А03-18533/2016 (412/2021-33719(1)).

Обстоятельства.

ООО «Спецавтохозяйство» было признано банкротом. Арбитражный управляющий обществом обратился с заявлением в суд о привлечении контролирующего должника лица к субсидиарной ответственности. Для защиты своих прав и представительства в суде КДЛ заключил договор оказания юридических услуг с гражданкой Г..Договор был заключен в период процедуры банкротства КДЛ. Стороны договора согласовали стоимость услуг по договору, которая составила 814 786 рублей.

Позднее гражданка Г. обратилась к арбитражному управляющему с требованием об оплате задолженности за оказанные юридические услуги.
 
Арбитражный управляющий в свою очередь обратился в суд с заявлением о признании недействительным договора оказания юридических услуг, поскольку считал, что данный договор заключен сторонами со злоупотреблением правом, при установлении оплаты за счет конкурсной массы должника. 

Позиция судов.

Суды трех инстанций удовлетворили заявленные требования управляющего и признали договор недействительным. Суды исходили из того, что при заключении договора стороны действовали недобросовестно, договор заключен в период неплатежеспособности должника.

С того момента, как гражданин признан банкротом, все права в отношении имущества должника осуществляются только финансовым управляющим. Сделки, совершенные должником без участия финансового управляющего ничтожны. В рассматриваемом споре сделка совершена вопреки прямого запрета на распоряжение конкурсной массой. 

Положительный эффект, достигнутый в результате привлечения юриста, не свидетельствует о наличии бесспорных оснований для признания обоснованности и разумности таких расходов, принятых на себя должником без учета мнения финансового управляющего.

Привлечение представителя предполагает возникновения дополнительных текущих расходов, то есть ведет к нарушению прав конкурсных кредиторов. Привлечение должником представителя с оплатой последнему вознаграждения из средств конкурсной массы возможно только в случае, когда должником будет доказано, что финансовый управляющий недобросовестно и неразумно исполнял свои обязанности, либо в случае, если третье лицо было привлечено для защиты личных неимущественных прав должника. В рассматриваемой ситуации указанных обстоятельств должником и ответчиком не приведено.

Вместе с тем, суд округа отметил, что разрешение вопроса о возмещении расходов на оплату услуг представителя должника происходит иным путем - в порядке статей 60, 213.25 Закона о банкротстве.

***

Арбитражный суд округа рассмотрел спор о взыскании судебной неустойки с должника при неисполнении последним решения суда о возложении обязанности передать транспортное средство финансовому управляющему.

Постановление АС РФ от 24.05.2021 года по делу № А41-75769/2018 (106519_2032517).

Обстоятельства.

Гражданка Е. была признана несостоятельной (банкротом), введена процедура реализации имущества. Определением Арбитражного суда РФ на должника возложена обязанность по передаче финансовому управляющему автомобиля марки Порше Кайен, оригиналы документов на указанное транспортное средство, а также два комплекта ключей и комплект резины на автомобиль. В связи с отказом добровольной передачи вышеуказанного имущества, финансовому управляющему выдан исполнительный лист на принудительное взыскание. Впоследствии автомобиль был изъят у должника, о чем судебным приставом-исполнителем составлен акт об изъятии арестованного имущества.

Определение суда в части передачи финансовому управляющему двух комплектов ключей от автомобиля не было исполнено должником, ввиду чего финансовый управляющий обратился в суд с заявлением о взыскании судебной неустойки в размере одной тысячи рублей за каждый день просрочки неисполнения решения суда. Требования заявителя были основаны на ст. 308.3 ГК РФ.

Позиция судов.

Суды двух инстанций удовлетворили требования управляющего частично, взыскав с должника неустойку в размере ста рублей за каждый день просрочки исполнения решения суда в части передачи ключей от транспортного средства, но не более пятидесяти тысяч рублей. Суды исходили из того, что должник обязан исполнить судебный акт независимо от совершения финансовым управляющим действий по принудительному исполнению судебного акта.

Должник был не согласен с указанными решениями судов и обратился с кассационной жалобой в Арбитражный суд округа. В жалобе заявитель указывал, что заявление о взыскании неустойки подано ненадлежащим лицом, транспортное средство принадлежит иному лицу, в связи с чем судебный акт не обладает признаками исполнимости.
Суд округа указал, что судебная неустойка может быть взыскана финансовым управляющим в конкурсную массу, представляя собой меру ответственности должника за неисполнение судебного акта согласно положениям ст. 308.3 ГК РФ. Однако из материалов дела установлено, что спорное имущество изъято у гражданина П, а не непосредственно у должника, при этом надлежащих доказательств, что ключи продолжают находиться у должника, не представлено. В данном случае суды не установили надлежащим образом факт владения должником ключами после изъятия транспортного средства судебными приставами, а также факт наличия у должника ключей, поскольку имущество изъято у другого лица, в связи с чем судебные акты подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

***

Возможно ли взыскание убытков с должника при корпоративном конфликте между руководителями одной компании?

Определение ВС РФ от 25.06.2021 года по делу № А32-2305/2020 (308-ЭС21-1740).

Обстоятельства.

Должник, являясь руководителем фирмы, присвоил определенную денежную суму, которая была направлена на приобретение оборудования по внешнеторговому контракту. Конкурсный кредитор заявил ходатайство о включении убытков в реестр требований кредиторов. 

Позиция судов.

Суды трех инстанций посчитали требования кредитора подлежащими удовлетворению в силу того, что рыночная цена оборудования не соответствовала условиям внешнеторгового контракта, и включил требования кредитора в реестр.

Позиция Верховного суда РФ.

Верховный суд РФ пояснил, что доказательством факта причинения убытков должно подтверждаться тем, что конкурсная масса должника уменьшилась из-за неправомерных действий руководителя. 

Из материалов дела было установлено, что фирмой руководило два человека, должник и его партнер по доверенности, которым и был подписан контракт на приобретение оборудования. В итоге возник корпоративный конфликт между руководителя, ввиду чего должник выехал за пределы страны, а партнер остался контролировать дела фирмы. Данного обстоятельства не было учтено судами нижестоящих инстанций, однако это имеет существенное значение для разрешения спора. 

При наличии корпоративного конфликта должник мог причинить вред фирме только через причинение вреда бизнес-партнеру. Если будет установлен факт переплаты в компании, которые контролировал должник и его партнер, то можно говорить о том, что фирме не был причинен вред. 
Дело направлено на новое рассмотрение.

***
С судебными актами, указанными в настоящей публикации, Вы можете ознакомиться в прикрепленном файле.