Москва
  • Главная
  • »
  • Полезные статьи
  • »

Возможно ли предъявить требования к лицу, причинившему вред организации обходя процедуру банкротства.

Возможно ли предъявить требования к лицу, причинившему вред организации обходя процедуру банкротства.

В результате рассмотрения спора Верховный суд пришел к выводу о том, что принцип зеркальных убытков распространяет свое действие только на акционеров, а кредиторы в свою очередь вправе подавать самостоятельные иски к владельцу компании, который неправомерно вывел из нее активы в целях избежать погашение требований кредиторов
Так житель Испании был трейдером, совершавшим сделки посредством двух оффшорных компаний, которые в свою очередь заключили договор с брокером из Британии. Впоследствии у трейдера образовался долг перед брокером, в связи с чем решением английского суда с оффшорных компаний в пользу брокера было взыскано пять с половиной миллионов долларов.

Однако до вынесения решения суда, трейдер, имевший свой целью не рассчитываться по долгам с брокером, вывел с английских счетов своих оффшорных компаний все свои денежные средства и инициировал банкротство оффшорных компаний. В рамках указанного дела о банкротстве большая часть задолженности должника была перед акционерами, а брокер оказался единственным независимым кредитором, который навряд ли смог удовлетворить свои требования за счет имущества должника.

Тогда брокер обратился с исковыми требованиями прямо к трейдеру. В свою очередь трейдер возражал против удовлетворения исковых требований, полагая, что ущерб при выводе активов был причинен компаниям, а не истцу. Кроме того ответчик считал, что требования истца должны быть разрешены в рамках банкротного дела путем включения его требований в реестроудовлетворения их в порядке очередности.

В итоге суд поддержал позицию трейдера, сославшись на принцип «зеркальных убытков». По мнению суда, иск, связанный с выводом активов могут подавать лишь сами компании в лице арбитражного управляющего, а не их кредитор, убытки которого производны от убытков компаний.

Говоря об истории возникновения принципа «зеркальных убытков», то она проистекает с 1847 года, а его четкая формулировка дана намного позже, в 1982 году. Суд сформулировал правило о том, что поскольку ущерб, причиненный акционеру является отражением ущерба, причиненного компании, то он не вправе обращаться с исковым заявление в суд напрямую к причинителю вреда.

В дальнейшем данный принцип был уточен Палатой лордов при рассмотрении одного из аналогичных дел.  В судебном решении говорилось, что акционер все же может предъявить прямой иск причинителю вреда компании, но при наступлении двух обязательных условий: в случае отсутствия у компании права предъявлять иск, а также в случае, когда ущерб акционера связан именно с нарушениями, касающимися акционера, и являются отдельным от ущерба компании.

Один из судей, Лорд Миллета, высказал мнение о том, что принцип зеркальных убытков возможен для применения к работнику компании. Если работник не получил заработную плату по причине нанесения ущерба компании, то он имеет право предъявить иск только к компании, но не к причинителю ущерба. Данный вывод позволил расширительно толковать рассматриваемый принцип, и занял главенствующее место в решении Верховного Суда, вынесенного семью судьями.

Председатель суда Лорд Рид поддержал принцип «зеркальных убытков» однако позиция лорда Миллета была подвержена критике. По мнению судьи, убытки, понесенные акционером, не могут рассматриваться в отдельности от ущерба компании, в свою очередь налаживать запрет на действия кредитора по подаче иска не является обоснованным. Судья считает, что исковые требования возможно объединить в одно производство, тем самым исключив двойное взыскание.

Другой судья предлагал упразднить принцип зеркальных убытков и допустить предъявление исков напрямую к причинителювреда как акционеров, так и кредиторов, предоставив суду возможность в каждом конкретном случае принимать самостоятельное решение. 

В результате было разработано правило: недопустимо подача иска акционером к причинителю ущерба компании, если последняя вправе самостоятельно обратиться с исковым заявлением к причинителю вреда. Напротив, подача кредитором иска к причинителю вреда возможна, и даже в том случае, если сама компания имеет право на такой иск. 
Однако спорные моменты все-таки остались.

Во-первых, права акционеров будут нарушены в связи с лишением их права на подачу иска к причинителю вреда. Многие считают, что в применении принципа к данной ситуации нет необходимости, вопрос о допустимости исковых требований акционера следует решать отдельно в каждом конкретном случае.

Во-вторых, в судебном решении не дано ответа на вопрос о том, как быть, если ответа если законодательство другой страны предусматривает иные правила, отличные от сформулированных английскими судами.

В-третьих, не будет ли создано препятствий процедуре банкротства должника принятие судом к рассмотрению иска кредитора.

В-четвертых, разработанное правило не предусматривает признака недобросовестности причинителя вреда.

В-пятых, остался открытым вопрос, касающийся исключения двойного взыскания. 

И наконец, правило сформулировано без учета того, является ли компания состоятельной или находится в банкротстве. 

Касаясь российского законодательства, встает вопрос о том, может ли кредитор просто предъявить исковые требования к директору фирмы или к контролирующему должника лицу, обходя процедуру банкротства. В связи с тем, что действия лица, причинившие ущерб компании находятся в тесной взаимосвязи с понесенными убытками кредитора, формально подача такого иска возможна. Однако на практике таких судебных решений очень мало в связи с тем, что удовлетворив иск одного кредитора в обход другим, будет нарушаться принцип справедливости. Кроме того причинно-следственная связь между действиями директора и убытками кредитора носит косвенный характер, поскольку из-за неправомерно вывода активов наступает неплатежеспособность фирмы и только потом появляются убытки кредитора.

На сегодняшний день в России указанные споры в большинстве случаев относятся к рассмотрению судами общей юрисдикции.