Москва
  • Главная
  • »

Судебная практика по вопросам банкротства обзор с 24 по 30 октября 2021

Информируем о позициях судов в сфере банкротства с 23 октября по 30 октября 2021 года.

***

Верховный суд передал на рассмотрение экономколлегии дело по жалобе благотворительного фонда, который указывал на то, что нижестоящими судами не дана надлежащая правовая оценка его доводам.

Определение ВС о передаче от 20.10.2021 года по делу № А56-140063/2018 (307-ЭС19-11511).

Обстоятельства.

Между международным банком и благотворительным фондом был заключен договор банковского счета, по которому банк обязуется принимать и зачислять поступающие на счет денежные средства, выполнять распоряжения клиента о перечислении и выдаче соответствующих сумм со счета и проведении других операций по счету.

Со счета фонда были списаны денежные средства размере 185 миллионов рублей путем перевода денежных средств в размере 170 миллионов рублей на счет фонда, открытого в ПАО «Сбербанк». Назначением платежа явилось перечисление для пополнения расчетного счета Фонда. А также была совершена операция по переводу денежных средств в размере 15 миллионов рублей на счет фонда, открытого в ПАО «Банк «Санкт-Петербург».  Назначением платежа явилось пополнение расчетного счета. 

Позднее у банка была отозвана лицензия, решением суда он был признан банкротом, открыто конкурсное производство, в качестве арбитражного управляющего утверждено Агентство по страхованию вкладов.

Агентство обратилось в Арбитражный суд с ходатайством, в котором просило признать недействительными операций по переводу денежных средств, полагая, что вышеуказанные платежи имеют признаки сделок, влекущих оказание предпочтения фонду перед другими кредиторами должника.

Позиция судов:

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении ходатайства арбитражного управляющего.

Апелляционный суд и суд округа отменили решение нижестоящего суда и признали платежи, совершенные фондом, недействительными, применив последствия недействительности сделок. Суды исходили из того, что перечисления фондом были совершены менее чем за месяц до отзыва лицензии у банка, в связи с чем  произошло преимущественное удовлетворение требований одного кредитора перед иными. Кроме того судами было установлено, что оспариваемые операции выходят за пределы обычной хозяйственной деятельности банка, а также нетипичности спорных операций для фонда как клиента банка.

Благотворительный фонд обратился с кассационной жалобой в Верховный суд, в которой указывал, что суды апелляционной и кассационной инстанций не дали надлежащей правовой оценки доводам, на которых фонд основывает свою позицию. Вместе с тем  ст. 8, 9 АПК РФ содержат положения о том, что суд обязан создать сторонам равные условия для реализации ими своих процессуальных прав и не вправе ставить какую-либо из сторон в преимущественное положение.

***

Верховный суд рассмотрел спор, касающийся очередности включения требования кредитора в реестр.
Определение ВС от 20.10.2021 года по делу № А40-26474/2016 (305-ЭС18-19088(5)).

Обстоятельства.

За пять месяцев до возбуждения дела о банкротстве общества «Уникор-Сервис», между должником и гражданином Г. были заключены предварительный и основной договор купли-продажи транспортного средства. 

В рамках дела о несостоятельности общества Арбитражным судом было вынесено решение о признании данных сделок недействительных, применены последствия недействительности сделок, выразившиеся в том, что с покупателя было взыскано 2,6 миллионов рублей в конкурсную массу должника и восстановлена задолженность должника перед гражданином Г. в сумме одного миллиона рублей. Выводы суда были основаны на том, что сделка была совершена в период подозрительности при явном занижении цены спорного имущества.

Решение суда вступило в законную силу. В ходе принудительного исполнения указанного судебного акта, гражданин Г. исполнил свою обязанность по выплате в пользу должника 2,6 миллионов рублей. В связи с окончанием исполнительного производства, гражданин Г. обратился в суд с заявлением, в котором просил включить его требования, восстановленные судом, в реестр требований кредиторов.

Позиция судов:

Суд первой инстанции удовлетворил требования гражданина Г. и включил его требования в третью очередь реестра. Суд исходил из того, что требование заявителя предъявлено в пределах двухмесячного срока, установленного ст. 61.6, 142 Закона о банкротстве, который начал течь с момента окончания исполнительного производства в отношении гражданина Г.

Апелляционный суд и суд округа поддержали позицию суда первой инстанции.

Позиция Верховного суда:

Для включения восстановленного требования в реестр, оно должно быть заявлено в течение двух месяцев со дня вступления в законную силу судебного акта о признании сделки недействительной и применении последствий ее недействительности. Кроме того, в пределах этого же двухмесячного срока кредитор по восстановленному требованию должен осуществить возврат в конкурсную массу имущества, полученного по недействительной сделке.

Судом было установлено, что после вступления в силу решения суда о признании сделки недействительной, гражданин Г. в течение двух месяцев не осуществил возврат денежных средств в конкурсную массу должника и не просил суд включить восстановленное требование в реестр.

Факт того, что исполнительное производство в отношении гражданина Г. было завершено после истечения двухмесячного срока, не имеет правого значения для определения очередности удовлетворения восстановленного требования, поскольку препятствий для добровольного исполнения судебного акта не имелось.

Таким образом, требования гражданина Г. подлежат удовлетворению за счет имущества должника, оставшегося после удовлетворения требований кредиторов, включенных в реестр.

***

Суд округа отменил решения нижестоящих судов, которыми производство по заявлению кредитора об оспаривании договора купли-продажи супруги должника, было прекращено.

Постановление АС от 28.09.2021 года по делу № А40-88372/2017 (106852_2149781).

Обстоятельства.

В 2018 году гражданин Ж. был признан банкротом, открыто конкурсное производство, утвержден арбитражный управляющий.

За год до признания должника банкротом, между ним и его супругой был заключен брачный договор, по условиям которого имущество, приобретенное во время брака на имя должника (квартира, земельный участок и прочее) является собственностью его супруги. За должником в собственности сохраняются доли в уставном капитале трех обществ с ограниченной ответственностью.

В дальнейшем супруга должника продала причитающееся ей имущество гражданину С.

В рамках банкротного дела, ПАО «Сбербанк», являясь кредитором должника, обратился в суд с заявлением  признании договора купли-продажи, заключенного между супругой должника и гражданином С. недействительным.

Позиция судов:

Суд первой инстанции прекратил производство по делу. Суд указывал на то, что для отнесения сделки к сделкам супругов, которые могут быть оспорены в рамках дела о банкротстве должника, необходимо установление факта отчуждения имущества супругов, являющегося совместной собственностью. В свою очередь брачный договор, заключенный между супругами не был признан недействительным, а значит спорная недвижимость не является совместной собственностью супругов.

Апелляционный суд согласился с выводами суда первой инстанции.

Позиция суда округа:

В силу пункта 7 статьи 213.26 Закона о банкротстве как имущество должника, так и перешедшее вследствие раздела супругу общее имущество включаются в конкурсную массу должника. Включенное таким образом в конкурсную массу общее имущество подлежит реализации финансовым управляющим в общем порядке с дальнейшей выплатой супругу должника части выручки, полученной от реализации общего имущества. Требования кредиторов, которым могут быть противопоставлены раздел имущества, определение долей супругов, удовлетворяются с учетом условий соглашения о разделе имущества, определения долей.

В настоящем случае подлежало установлению наличие кредиторов должника, обязательства перед которыми возникли до заключения супругами брачного договора. При наличии таковых, спорное имущество продолжает быть общим имуществом супругов. Кроме того, указывая на наличие брачного договора как основание прекращения производства по заявлению, суды не учли, что он является сделкой, условия заключения и действительность которой подлежат установлению и исследованию судом.
Дело направлено на новое рассмотрение.

***

Суд округа решал вопрос о возобновлении апелляционной жалобы, которая была приостановлена в связи со смертью должника и вступлением наследников в право наследования его имуществом.

Постановление АС от 20.10.2021 года по делу № А56-25285/2019 (947/2021-68084(1)).

Обстоятельства.

По инициативе банка гражданин З. был признан несостоятельным, введена процедура реструктуризации долгов сроком на четыре месяца.

Банк обратился в суд с заявлением о включении требований в размере 392 тысячи рублей в реестр требований кредиторов. Определением Арбитражного суда заявление банка было удовлетворено, требование банка ( основной долг, проценты и сумма неустойки) были включены в реестр требований кредиторов. При этом суд указал, что требование в части неустойки учитывается отдельно в реестре требований кредиторов должника как подлежащее удовлетворению после погашения основной суммы задолженности и причитающихся процентов.

Должник был не согласен с решением суда первой инстанции и обратился с жалобой в суд апелляционной инстанции. В жалобе заявитель просил принять по делу новый судебный акт, уменьшив заявленный размер процентов и неустойки в соответствии со ст. 333 ГК РФ.

В ходе рассмотрения апелляционной жалобы поступило заявление о смерти должника, в связи с чем в июне 2020 года судом производство по жалобе было приостановлено до вступления наследников в права наследования на имущество должника.

 

В апреле 2021 года банк обратился в суд с заявлением о возобновлении производства по апелляционной жалобе, однако суд отклонил указанное ходатайство, сославшись на то, что наследственное дело не закрыто и наследникам не выданы свидетельства о праве на наследство.

В августе 2021 года арбитражный управляющий вновь просил возобнвить производство по жалобе, приложив к своему заявлению ответ нотариуса о том, что наследниками должника являются его трое детей, принявших наследство по закону. Однако суд опять отказал в возобновлении дела по тем же причинам.

Позиция суда округа.

В случае смерти гражданина-должника производство по делу о его банкротстве не приостанавливается, его правами и обязанностями в деле наделяется либо нотариус по месту открытия наследства, либо наследники.  

Нотариус и наследники должника были привлечены к участию в рассмотрении дела в качестве заинтересованных лиц. 

Нотариус направил в адрес финансового управляющего ответ на запрос, согласно которому наследниками, принявшими наследство по закону, являются сыновья должника.

Принимая во внимание, что обстоятельства, послужившие основанием приостановления производства по делу, отпали, суд должен был возобновить производство по делу, известить наследников должника о судебном процессе и предложить им изложить свою позицию по доводам апелляционной жалобы.

При этом отсутствие у наследников свидетельства о праве на наследство само по себе, при наличии соответствующего заявления о принятии наследства не может служить основанием, препятствующим рассмотрению апелляционной жалобы должника по существу, поскольку при наличии производства по делу о банкротстве наследодателя, выдача свидетельства о праве на наследство приостанавливается до окончания производства по делу.

Вопрос о возобновлении апелляционной жалобы направлен на новое рассмотрение.

***

Верховный суд решал спор о привлечении экс-руководителей унитарного предприятия к субсидиарной ответственности.
Определение ВС от 21.10.2021 года по делу №А42-9226/2017 (307-ЭС21-5954 (2, 3)).

Обстоятельства.

Муниципальное унитарное предприятие «Жилищно-эксплуатационная контора» в 2018 году было признано несостоятельным. В рамках дела о банкротстве МУП арбитражный управляющий обратился в суд с ходатайством о привлечении бывших руководителей должника к субсидиарной ответственности за неподачу ими заявления о банкротстве подконтрольной организации. 

Позиция судов:

Суды трех инстанций удовлетворили требования арбитражного управляющего и привлекли заявленных лиц к ответственности.

Судами было установлено, что основным видом деятельности должника являлась эксплуатация и техническое обслуживание жилого фонда и нежилых помещений многоквартирных домов, а также предоставление коммунальных услуг. Собственником имущества предприятия являлось городское поселение в лице его администрации. 

Признаки банкротства должника возникли еще в 2014 году, поскольку на тот период дебиторская задолженность предприятия составляла свыше девяноста процентов его активов. Кроме того размер задолженности ежегодно увеличивался, а стоимость чистых активов предприятия стала меньше размера его уставного фонда. 

Суды пришли к выводам о том, что первый руководитель должника обязан был инициировать его банкротство не позднее 2014 года, а сменявшие его руководители должны были обратиться в суд с заявлением о банкротстве через два месяца после вступления в должность, поскольку двухмесячный срок является достаточным для ознакомления с делами предприятия и анализа сложившейся ситуации. 

Возражения привлекаемых лиц о том, что они осуществляли мероприятия, направленные на погашение задолженности и улучшение финансового состояния МУП, судами были отклонены.

Позиция Верховного суда:

Согласно ст. 1064 ГК РФ, лицо, причинившее вред, освобождается от возмещения вреда, если докажет, что вред причинен не по его вине.

МУП «ЖЭК» было создано для решения социально-значимых задач, связанных с организацией снабжения граждан жилищно-коммунальными услугами, вытекающих из муниципальных функций. Основной причиной внесения муниципальным образованием вклада в уставный фонд МУП «ЖЭК» являлось выполнение публично-правовых обязанностей.

При создании предприятия произошло смешение частных и публичных отношений, преследующих разные цели: извлечение прибыли с одной стороны и достижения социального результата – обеспечения населения жизненно необходимым набором коммунальных услуг, с другой.

В рассматриваемом случае характерна высокая степень вмешательства публичного собственника имущества в деятельность подконтрольного юридического лица. Разумный руководитель унитарного предприятия не может не осознавать публичную задачу, для выполнения которой предприятие создавалось, в связи с чем именно собственником предприятия и должно было приниматься решение об обращении в суд с заявлением о его банкротстве. 

Судам следовало признать, что функционирование предприятия в отсутствие субсидирования носило заведомо убыточный характер, предприятие не могло надлежащим образом исполнять обязательства перед поставщиками энергоресурсов и бюджетом независимо от личности своего руководителя.

Спор был направлен на новое рассмотрение.

***

Суд округа указал на то, что выплата вознаграждения управляющему при прекращении банкротного дела возможна только  исключительных случаях.

Постановление АС от 27.09.2021 года по делу №А40-28063/2017 (106922_2148753).

Обстоятельства.

Общество было признано несостоятельным, открыто конкурсное производство, утвержден арбитражный управляющий. Через полтора года производство по делу о банкротстве было прекращено в связи с удовлетворением третьим лицом всех требований кредиторов.

Арбитражный управляющий обратился в суд с заявлением, в котором просил увеличить размер фиксированной части вознаграждения.

Позиция судов:

Суд первой инстанции удовлетворил требования заявителя.

Апелляционный суд отменил решение нижестоящего суда и отказал в удовлетворении требований. Выводы суда основывались на следующем:

Дело о банкротстве должника было прекращено в связи с погашением третьим лицом всех требований кредиторов должника, путем внесения на специальный счет необходимых денежных средств. 

Согласно постановлению ВАС №97 от 25.12.2013 года, проценты по вознаграждению арбитражного управляющего не выплачиваются в связи с прекращением банкротного дела, за исключением случаев, когда платежеспособность должника была восстановлена при помощи процедур финансового оздоровления или внешнего управления.

Кроме того, исключительным случаем для выплаты и увеличения управляющему вознаграждения является тот факт, если последним будет доказано, что он внес существенный вклад для того, чтобы дело о банкротстве было прекращено.

Применительно к рассматриваемой ситуации суд апелляционной инстанции пришел к выводу о том, что конкурсным управляющим не представлено доказательств того, что деятельность управляющего каким-либо образом способствовала прекращению производства по делу о банкротстве, а имеющиеся в деле доказательства и заявленные управляющим обстоятельства не свидетельствуют об исключительном случае внесения существенного вклада в достижение целей соответствующей процедуры банкротства и погашения третьим лицом требований кредиторов.

Также судом апелляционной инстанции было учтено бездействие управляющие при осуществлении процедуры реализации имущества должника, а также факт того, что арбитражный управляющий был привлечен к административной ответственности по ст. 14.13 КоАП РФ.

Суд округа поддержал выводы апелляционного суда.