Москва
  • Главная
  • »

Судебная практика по вопросам банкротства с 05 по 11 июля 2021

Экономколегия Верховного суда РФ рассмотрит кассационную жалобу должника по спору о включении требований банка о взыскании процентов и неустойки в реестр требований кредиторов, когда ранее в отношении должника уже возбуждалось дело о банкротстве, но было прекращено по причине погашения требований банка.
Определение ВС РФ о передаче от 01.06.2021 года по делу № А40-22345/2020 (305-ЭС21-5418).

Обстоятельства.
 
В феврале 2019 года в отношении гражданки Т. возбуждалось дело о банкротстве, в рамках которой была введена процедура реструктуризации долгов, требования банка, являющегося кредитором должника, включены в третью очередь реестра как обеспеченные договором залога. Позднее введена процедура реализации имущества должника. В октябре 2019 года, ввиду погашения всех требований, предъявляемых банком к должнику, включая сумму основного долга и проценты по нему, производство по делу было прекращено.

После указанных обстоятельств банк вновь обратился с заявлением о банкротстве гражданки Т. и просил включить его требования по взысканию процентов на сумму основного долга по кредитному договору и неустойку в реестр требований кредиторов за период с февраля по октябрь 2019 года. 

Позиция судов.

Решением суда в отношении должника возбуждено дело о банкротстве и введена процедура реализации имущества. Однако апелляционным судом решение суда первой инстанции отменено и введена процедура реструктуризации долгов. Суд исходил из правомерности требования процентов за пользование кредитом и неустойки, поскольку первое дело о банкротстве в отношении должника прекращено, в связи с чем основания для их исчисления в ограниченном (мораторном) размере отпали.
Суд округа поддержал позицию апелляционного суда.

Позиция Верховного Суда РФ.

Гражданка Т. обратилась с кассационной жалобой в Верховный суд РФ, в которой указала, что период истребуемой суммы определен датой включения требования банка в реестр в первом деле о банкротстве и датой прекращения производства по делу, в силу чего начисление процентов и неустоек за указанный период является неправомерным. Податель жалобы сослался на ст. 213.11, 213.25 Закона о банкротстве. Кроме того кассатор считает что начисление процентов возможно в размере ставки рефинансирования, установленной Центробанком РФ.

Рассмотрение кассационной жалобы назначено на 16 августа 2021 года.

***

Суд округа пришел к выводу о том, что КДЛ не может быть привлечен к субсидиарной ответственности за несущественное ухудшение финансового положения должника в период появления признаков банкротства.
Постановление АС от 10.06.2021 года по делу № А41-12118/2016 (106960_2051596).

Обстоятельства.

Муниципальное предприятие было признано банкротом. В рамках конкурсного производства арбитражным управляющим подано заявление в суд о привлечении контролирующих должника лиц, в том числе и Администрацию города к субсидиарной ответственности. В обосновании свои требований управляющий приводил довод о том, что в рамках процедуры наблюдения по делу о банкротстве предприятия, Администрацией города было издано постановление, в силу которого несколько объектов недвижимости должника были изъяты из хозяйственного ведения, тем самым действия Администрации привели к банкротству предприятия. В рамках банкротного дела данное постановление признано ничтожным.

Позиция судов.

Суды двух инстанций частично удовлетворили требования управляющего и привлекли Администрацию к субсидиарной ответственности. Выводы судов основывались на том, что своим постановлением администрация произвела вывод активов должника с целью причинения вреда кредиторам. Изъятие имущества предприятия не позволило последнему осуществлять свою деятельность с получением прибыли, за счет которой могли быть удовлетворены требования кредиторов.

Позиция суда округа.

Судом было установлено, что постановление Администрации города по изъятию объектов недвижимости было утверждено в ноябре 2016 года. Впоследствии решением суда установлен факт наличия в действиях Администрации по изданию указанного акта признаков недобросовестности. Дело о банкротстве предприятия возбуждено в апреле 2016 года, то есть к этому моменту должник уже обладал признаками неплатежеспособности. Кроме того, исходя из финансового состояния должника, требования кредиторов возникли до момента изъятия имущества из хозяйственного ведения предприятия. Указанные обстоятельства не были учтены судами.

Также при рассмотрении спора судам необходимо было установить, насколько убыточной была для должника сделка по выводу имущества из его владения. А также установить факт того, каким образом использовалось спорное имущество должником до его изъятия.

В случае установления несущественного ухудшения финансового положения должника из-за действий контролирующего должника лица в период появления признаков банкротства, то такое лицо может быть привлечено к гражданско-правовой ответственности в виде возмещения убытков по иным, не связанным с субсидиарной ответственностью основаниям.
Таким образом, судебные акты нижестоящих инстанций отменены, дело направлено на новое рассмотрение.

***

Суды трех инстанций указали на факт того, что заинтересованные лица не вправе оспаривать мировое соглашение отдельно от определения суда о его утверждении.
Постановление АС от 29.06.2021 года по делу № А03-17600/2018 (465/2021-35934(2)).

Обстоятельства.

ФГУП «ГВСУ по специальным объектам» обратилось в суд с заявлением о взыскании с общества «СК Сибпромстрой» по заключенному между ними контракту неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами, штрафных санкций, а также процентов за использование аванса по контракту. Постановлением апелляционного суда от 01.11.2018 было утверждено мировое соглашение, заключенное между истцом и ответчиком, по условиям которого ответчик возвращает заявителю неотработанную часть аванса по контракту, признает требование о взыскании неустойки, а истец отказывается от процентов и штрафов.

В октябре 2018 года в отношении ответчика возбуждено дело о банкротстве, в сентябре 2019 года открыто конкурсное производство. В феврале 2021 года конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением, в котором просил признать мировое соглашение недействительным и применить последствия недействительности сделки. Заявитель полагал, что мировое соглашение повлекло за собой оказание предпочтения перед иными кредиторами, имеет признаки недействительности по основаниям, предусмотренным статьёй 61.2 Закона о банкротстве.

Позиция судов.

Суды двух инстанций возвратили заявление управляющему и исходили из того, что при наличии у мирового соглашения признаков недействительности сделки, установленных статьями 61.2, 61.3 Закона о банкротстве, оспорить его можно только посредством обжалования определения об утверждении мирового соглашения.

Позиция суда округа.

Суд округа согласился с выводами судов нижестоящих инстанций и указал на то, что согласно действующему законодательству заинтересованные лица не вправе оспаривать мировое соглашение отдельно от определения суда о его утверждении. В частности закон о банкротстве предусматривает право оспаривания действий должника по исполнению судебного акта, в том числе и определения об утверждении мирового соглашения. В рассматриваемой ситуации конкурсный управляющий требовал признать сделку - мировое соглашение недействительным, а не действия должника по его исполнению.

Жалоба заявителя оставлена без удовлетворения.

***

Верховный суд уделил особое внимание мотивировочной части определения суда, отметив, что она является фундаментом для защиты прав граждан.
Определение ВС РФ от 24.06.2021 года по делу № А40-153247/2019 (305-ЭС21-2625).

Обстоятельства.

Должник обладал долей в уставном капитале общества, которая явилась предметом договора купли-продажи, заключенного между должником и гражданином Л.

В связи с признанием продавца банкротом и введения в отношении него процедуры реализации имущества, по заявлению конкурсного управляющего данный договор был признан недействительным, однако до вступления в силу указанного решения суда гражданин Л. перепродал долю уставного капитала другому лицу. Конкурсный управляющий вновь ходатайствовал в суде о признании такой сделки недействительной. В процессе судебного разбирательства между сторонами достигнуто мировое соглашение, в результате которого гражданин Л. обязался перечислить денежные средства на счет должника в счет компенсации доли уставного капитала общества. Участники процесса просили суд утвердить достигнутое ими соглашение, однако банк, являясь крупнейшим кредитором должника и привлеченный в процесс в качестве заинтересованного лица, возражал относительно утверждения мирового соглашения. В утверждении соглашения было отказано судами трех инстанций.
Вскоре стороны вновь заявили ходатайство в суд об утверждении мирового соглашения на тех же условиях.

Позиция судов.

Суд первой инстанции утвердил мировое соглашение, прекратив производство по делу. Суд обосновывал свои выводы тем, что условия соглашения не нарушают прав иных лиц и не противоречат действующему законодательству. Суд округа поддержал позицию нижестоящего суда.

Позиция Верховного суда.

Верховный суд указал на то, что мотивированность судебного акта выступает фундаментальной процессуальной гарантией реализации права на судебную защиту. Так, при первом рассмотрении ходатайства об утверждении соглашения суды пришли к выводу, что его условия противоречат закону и могут нарушить права третьих лиц. При повторном рассмотрении аналогичного ходатайства судами не дана оценка условий мирового соглашения на предмет его соответствия требованиям законодательства и соблюдения прав и законных интересов третьих лиц, суды ограничились лишь констатацией отсутствия таких нарушений, не мотивировав свои выводы.

В своих возражения банк приводил доводы о том, что заключение соглашения на предлагаемых условиях не приведет к пополнению конкурсной массу, в связи с чем требования как самого банка, так и иных кредиторов могут не подлежать удовлетворению. Кроме того, банк отмечал, что стоимость доли уставного капитала, определена сторонами гораздо в меньшем размере, чем она есть в действительности. Данные доводы банка также не были проанализированы судами нижестоящих инстанций.

Таким образом, судебные акты отменены, дело направлено на новое рассмотрение.

***

При взыскании убытков с управляющего необходимо учитывать размер потерь из конкурсной массы должника.
Постановление АС от 30.06.2021 года по делу № А60-42177/2009 (Ф09-11466/16).

Обстоятельства.

Общество «Норвуд» было признано банкротом, открыто конкурсное производство. Обязанности конкурсного управляющего последовательно исполняли несколько лиц. Налоговая службы обратилась в Арбитражный суд с требованием о взыскании с одного из арбитражных управляющих убытков, причиненных должнику.  Требования были основаны на том, что управляющий не совершил действия по поиску имущества должника и его возврату. Суд апелляционной инстанции удовлетворил требования ФНС и взыскал убытки с управляющего. Свои выводы суд мотивировал тем, что был установлен факт уменьшения конкурной массы должника при ведении процедуры конкурсного производства арбитражным управляющим, в свою очередь управляющим не были представлены доказательства по совершению мероприятий, направленных на поиск имущества должника.
 
Арбитражный управляющий заявил ходатайство о пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам. И просил признать исполненным постановление суда о взыскании убытков. В обосновании заявленных требований управляющий приводил факт того, что утраченное имущество было разыскано последующими конкурсными управляющими и возвращено в конкурсную массу. Данное имущество было реализовано за три миллиона рублей, однако управляющий просил признать исполненным постановление суда исходя из балансовой стоимости такого имущества по цене 26 миллионов рублей, ввиду чего и были определены взыскиваемые с него убытки.

Позиция судов.

Судами в удовлетворении требований управляющего было отказано. Суды исходили из того, что поступление в конкурсную массу утраченного по вине арбитражного управляющего имущества, исполнением судебного акта о взыскании с него убытков не является, тем более с учетом отсутствия доказательств того, что утраченное имущество возвращено в результате его действий. Кроме того апелляционный суд отметил, что управляющий вправе обратиться с требованием к должнику о возврате сумм неосновательного обогащения, полученных должником при возврате утраченного имущества.

Позиция суда округа.

Взыскания убытков с арбитражного управляющего направлено на компенсацию понесенных конкурсной массой имущественных потерь, наступающих, в частности, в результате утраты имущества должника, находящегося в ведении арбитражного управляющего.

В ситуации, когда имущество фактически возвращено в конкурсную массу, имущественная сфера должника частично восстановлена, исходя из чего и должен решаться вопрос о тех негативных последствиях, которые остались не компенсированы конкурсной массе вследствие ненадлежащего исполнения ответчиком своих обязанностей. Однако суды вышеуказанные значимые для дела обстоятельства надлежащим образом не исследовали.

Дело направлено на новое рассмотрение.

***

Суд округа указал: если заявление о признании должника банкротом подано ранее установленного срока и не повлияло на права других кредиторов, то такое заявление должно быть принято к производству.
Постановление АС от 05.07.2021 года по делу № А79-1150/2021 (11/2021-15891(5)).

Обстоятельства.

Общество обратилось в суд с заявлением о признании должника банкротом. 

Позиция судов.

Суд первой инстанции вынес определение о принятии заявления к производству и назначил судебное заседание по рассмотрению вопросов обоснованности требования заявителя.
Суд апелляционной инстанции отменил определение нижестоящего суда и отказал в принятии к производству заявления. Выводы суда были основаны на том, что заявитель преждевременно реализовал свое право на обращение в суд, поскольку заявление было подано до истечения 15-ти дневного срока с даты опубликования о намерении обратится в суд. Судом было установлено, что заявление о признании общества банкротом было подано ранее на один день.

Суд округа не согласился с выводами апелляционного суда и указал, что публикация сведений о намерении обратиться в суд о признании должника банкротом преследует цель оповещения всех заинтересованных лиц. В рассматриваемой ситуации данная цель достигнута. Подача заявление ране установленного срока не повлияла на права и обязанности иных кредиторов. Определение суда первой инстанции о принятии заявления к производству оставлено в силе. 

***

Верховный суд рассмотрит спор, связанный с признанием договоров дарения недействительными в рамках банкротства должника.
Определение ВС РФ от 06.07.2021 года по делу № А40- 47389/2017 (305-ЭС19-13080 (2,3))

Обстоятельства.

Между должником и его дочерьми было совершено четыре сделки по отчуждению имущества должника, а именно должником были отданы в дар доли в праве собственности на квартиры и земельные участки.
В рамках дела о несостоятельности должника финансовый управляющий просил признать договора дарения недействительными и применить последствия недействительности сделки.

Позиция судов.

Суды трех инстанций посчитали ходатайство финансового управляющего не подлежащим удовлетворению. Выводы судов сводились к тому, что неплатежеспособность должника на момент совершения сделок не была доказана, а также не доказан факт того, что должник при совершении сделок преследовал цель причинения имущественного вреда кредиторам. Кроме того судами было установлено, что должник имеет в собственности недвижимое имущество, транспортные средства, долю участия в обществе, денежные средства на счетах в банках, а также право требования к юридическому лицу.

Судами был отклонен довод финансового управляющего о том, что в отношении должника имеется решение суда о взыскании с него ущерба в значительном размере, поскольку оспариваемые сделки были совершены до вступления указанного решения суда в законную силу.

Суды также отмечали, что при рассмотрении судом общей юрисдикции иска кредитора должника об оспаривании договоров дарения, было установлено отсутствие признаков мнимости сделок и установлено, что договоры дарения совершены с целью обеспечить несовершеннолетних детей жильем в условиях ухудшения состояния здоровья должника.

Финансовый управляющий обратился с кассационной жалобой в Верховный суд РФ. Податель жалобы считает, что наличие признаков неплатежеспособности подтверждается вступившими в законную силу судебными актами, не исполненными должником. Целью оспариваемых сделок является недопущение обращения взыскания на ликвидные активы должника, который сохраняет контроль за имуществом, подаренным своим несовершеннолетним детям.

Дело назначено к рассмотрению на 19 августа 2021 года.

***

Верховный суд передал спор по заявлению конкурсного управляющего о взыскании убытков с КДЛ в экономколлегию ВС РФ.
Определение ВС о передаче от 06.07.2021 года по делу №А56-94386/2018 (307-ЭС19-18598 (11)).

Обстоятельства.

В 2014 году Банком, впоследствии признанным банкротом, был выдан кредит заемщику в размере 8500000 евро для приобретения недвижимости. Впоследствии между сторонами заключено дополнительное соглашение, которое предусматривало конвертацию суммы займа из евро в рубли. В результате сумма заемных средств на дату подписания договора составила 394 миллиона рублей, а при конвертации уже 662 миллиона рублей. 

В рамках банкротства банка, его конкурсный управляющий «Агентство по страхованию вкладов» обратился в суд с заявлением о взыскании убытков с лиц, контролировавших должника. Управляющий указывал на причинно-следственную связь между убытками, произошедшими в связи с выдачей банком заведомо невозвратного кредита, и действиями нескольких КДЛ, которые обязаны были удостовериться, что выдача кредита в полной мере отвечает интересам банка.

Позиция судов.

Суд первой инстанции удовлетворил требования финансового управляющего в части и взыскал убытки только с одного КДЛ – гражданина К. Суд посчитал, что доводы заявителя о невозвратности кредита ввиду несоответствия размера взятых сумм финансовым возможностям заёмщика, обоснованными. Кроме того суд сослался на приговор суда, на основании которого гражданин К. был признан виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 160 УК РФ. Из приговора суда следовало, что гражданин К. в составе группы лиц совершал хищение денежных средств путём заключения сделок по выдаче кредитов на основании фиктивных документов, располагая при этом сведениями о невозвратности сумм займа.

Апелляционный суд отменил решение нижестоящего суда и пришел к выводу об отсутствии причинно-следственной связи между убытками банка и действиями КДЛ. Суд округа поддержал позицию суда апелляционной инстанции.

Арбитражный управляющий обратился в Верховный суд с кассационной жалобой. Податель жалобы указывал о том, что суды не рассмотрели его требования к иным лицам, заявленным в качестве ответчиков по спору, а также на существенное несоответствие размеров кредита их залоговому обеспечению. Управляющий настаивал, что выданный должником кредит является заведомо невозвратным. 

Дело назначено к рассмотрению на 19 августа 2021 года.

***

В Арбитражный суд округа рассматривал спор по жалобе участника торгов на действия конкурсного управляющего о не возврате задатка.
Постановление АС от 01.07.2021 года по делу № А56-5579/2016 (914/2021-41117(1)).

Обстоятельства.

Общество с ограниченной ответственностью было признано банкротом, открыто конкурсное производство, утвержден конкурсный управляющий.

Конкурсным управляющим было опубликовано сообщение о проведении торгов в рамках дела о банкротстве общества. Гражданка К. подала заявку на участие в торгах и оплатила задаток в размере 22500 рублей. При рассмотрении заявки гражданка К. была допущена к торгам, однако впоследствии победителем торгов было признано иное лицо.

В связи с тем, что задаток не был возвращен своевременно, гражданка К. обратилась к конкурсному управляющему о его возврате. В свою очередь управляющий отказал в возврате задатка, обосновав свой отказ тем, что денежные средства поступили не на специальный счет, указанный последним в объявлении о проведении торгов, а на основной счет должника и были списаны банком в безакцептном порядке.

Гражданка К. обратилась в суд с жалобой о признании действий конкурсного управляющего, выразившихся в несвоевременном возврате суммы задатка незаконными, о взыскании суммы задатка с конкурсного управляющего.

Позиции судов.

Суды двух инстанций отказали в удовлетворении жалобы заявителя. Судами было установлено, что заявитель жалобы ошибочно перечислил сумму задатка на основной счет должника, ввиду чего денежные средства были списаны банком, вследствие чего указанные денежные средства отсутствуют в конкурсной массе должника. Данные обстоятельства не могут служить основанием для признания действий конкурсного управляющего как ненадлежащее исполнение его обязанностей.

Позиция суда округа.

Как было установлено судами, сумма задатка, внесенная гражданкой К., была списана банком в безакцептном порядке. В свою очередь суды не исследовали, когда и во исполнение каких обязательств были списаны названые денежные средства, а также не устанавливали, имелась ли у конкурсного управляющего объективная возможность и обязанность возвратить сумму задатка.

Таким образом, суд округа посчитал, что выводы судов о необоснованности жалобы на действия управляющего сделаны при неполном исследовании обстоятельств дела, имеющих существенное значение для рассматриваемого спора.

Дело направлено на новое рассмотрение.

***

Верховный суд рассмотрит жалобу временного управляющего, касающуюся отказа Росреестра в предоставлении сведений об объектах недвижимости должника, принадлежащих последнему до его банкротства. 
Определение ВС от 10.06.2021 года по делу № А56-106643/2019 (307-ЭС21-193).

Обстоятельства.

Временным управляющим было установлено, что до возбуждения дела о банкротстве должника, последним совершались сделки по отчуждения недвижимости, однако денежные средства по данным сделкам в конкурсную массу не поступили. Ввиду указанных обстоятельств, управляющий обратился в Росреестр с требованием предоставить копии правоустанавливающих документов в отношении объектов недвижимости, которые принадлежали должнику до признания его банкротом, однако получил отказ, мотивированный отсутствием обязанности по выдачи запрашиваемых документов. 

Тогда управляющий обратился в суд с заявлением о признании решения органа Росреестра незаконным.

Позиции судов.

Суды двух инстанций удовлетворили требования управляющего. Суд округа занял иную позицию по делу и отказал в удовлетворении заявленных требований. Выводы суда основывались на том, что ст. 62,63 Закона о банкротстве предусматривает выдачу копий документов арбитражному управляющему об объектах недвижимости, принадлежащих должнику. В свою очередь выдача копий документов об объектах недвижимости, которые принадлежали должнику до банкротства, данными нормами не предусмотрена.

Временный управляющий обратился в Верховный суд с кассационной жалобой, в которой указывал, что судами неверно применено толкование статей, которыми они руководствовались при вынесении решения. Кроме того, запрашиваемые документы необходимы управляющему для анализа финансового состояния должника и выявлению оспариваемых сделок.

Дело назначено к рассмотрению на 29.07.2021 года.

***

С текстами судебных актов, указанными в данной публикации, Вы можете ознакомиться в прикрепленном файле.