Москва
  • Главная
  • »

Судебная практика по вопросам банкротства. Обзор с 11 по 14 мая 2021

Юридическая компания «ОСВОБОДИМ» информирует о позициях судов в сфере банкротства с 11 по 14 мая 2021 года.

***

Оспаривание сделки в банкротстве без использования презумпций.

Определение от 11.05.2021 по делу А56-67039/2018 (307-ЭС20-6073 (6)).

Обстоятельства.

Между организациями был заключен договора поставки. В целях приобретения товара, подлежащего передаче Покупателю, Поставщик привлекал кредитные средства, заключив договор об открытии невозобновляемой кредитной линии.

Общество поставило товар Компании по цене 526 млн. руб., а Компания поставила товар Холдингу по цене 519 млн. руб., но при этом на Экспедиторскую компанию легли расходы по обслуживанию кредита в размере 21 млн. руб., а также расходы по доставке товара в сумме 5 млн. руб.

Экспедиторская компания признана банкротом, открыто конкурсное производство.

Конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением об оспаривании указанного договора поставки и применении последствий недействительности сделки.

Суд первой инстанции заявление конкурсного управляющего удовлетворил.

Суд первой инстанции пришел к выводу об аффилированности Поставщика и Покупателя, так как мажоритарные участники продолжительный период вели совместный бизнес, контролируя ряд других хозяйственных обществ.

Суд апелляционной инстанции отказал в удовлетворении заявления.

Апелляционная инстанция мотивировало своё решение тем, что при заключении договора не имелись признаки банкротства, в результате не имелось оснований для оценки экономической целесообразности спорной сделки. Образовавшийся убыток обусловлен курсовой разницей, которая и повлияла на результат деятельности.

Суд округа оставил в силе определение суда первой инстанции.

Позиция Верховного суда.

Фактические обстоятельства свидетельствуют о том, что Физические лица с использованием Общества и Экспедиторской компании посредством заключения цепочки договоров поставки намеревались осуществить очередной общий бизнес-проект, соединив возможности контролируемых ими юридических лиц и действуя совместно.

Верховный Суд РФ указал, что судам следовало признать договор поставки от 30.12.2015 сделкой, прикрывающей собой отношения товарищей по договору о совместной деятельности, а следовательно, ничтожной сделкой на основании п. 2 ст. 170 ГК РФ.

Прикрываемая сделка в данном случае является недействительной на основании п. 2 ст.  61.2 Закона о банкротстве. Данной норме закрепляются презумпции, которые могут быть использованы при доказывании обстоятельств, необходимых для признания сделки недействительной. При этом, сама по себе недоказанность данных признаков не исключает возможность квалификации сделки в качестве подозрительной.

Судебные акты отменены в части применения последствий недействительности сделки. В отменённой части спор направлен на новое рассмотрение.

Определение ВС РФ от 11.05.2021 по делу А56-67039/2018 (307-ЭС20-6073 (6)) приобщено к настоящей публикации.

***

Битва за подсудность...

Определение от 11.05.2021 по делу А56-53647/2019 (307-ЭС20-21240).

Обстоятельства.

Между банком и заемщиком были заключены два кредитных договора, в обеспечение обязательств заключены договоры ипотеки и поручительства. Заемщик не исполнил свои обязательства надлежащим образом, вследствие чего банк обратился в Кунцевский районный суд г. Москвы с иском о взыскании задолженности по кредитным договорам и об обращении взыскания на имущество, заложенное по договорам об ипотеке. Суд возвратил иск Банку по мотиву несоблюдения правил о подсудности.

После возвращения искового заявления Банк подал идентичный иск в Невский районный суд г. Санкт-Петербурга, который принял иск к производству. Исковые требования к Поручителям оставлены без рассмотрения по причине введения процедур банкротства; в части иных ответчиков (юридические лица) - передано по подсудности в Кунцевский районный суд.

Кунцевский районный суд принял иск Банка к производству, но затем прекратил производство по делу, сославшись на экономический характер спора между юридическими лицами, следовательно, необходимо обращаться в арбитражный суд.

Определением Арбитражного суда возбуждено производство по делу о банкротстве Общества.

В рамках дела о банкротстве, банк обратился в суд с заявлением о включении его требования в реестр как обеспеченного залогом имущества.

Суд первой инстанции отказал в удовлетворении заявления.

Суд исходил из того, что Банк обратился в суд после истечения годичного срока предъявления требований к залогодателю, т.е. с пропуском срока предъявления требований.
 
Суд посчитал, что в арбитражный суд Банк обратился за пределами разумного срока – по истечении 3,5 месяцев после прекращения производства по делу Кунцевским районным судом.

Суд апелляционной инстанции удовлетворил заявление.

Суд исходил из того, что Банк обратился с иском в суд общей юрисдикции в переделах годичного срока действия залога.

Требование Банка к залогодателю не было рассмотрено районным судом по существу в связи с возникновением обстоятельств, за которые кредитор не отвечает. Суд не согласился с выводом суда первой инстанции о неразумности срока.

Суд округа отказал в удовлетворении, оставив в силе определение суда первой инстанции.

Позиция Верховного суда.

Невский районный суд принял иск Банка к производству. Само по себе принятие данным районным судом дела к производству с нарушением правил о подсудности не могло стать причиной прекращения производства по иску Банка.

В момент подачи иска в отношении поручителей – Физических лиц не были введены какие-либо процедуры банкротства, что исключало необходимость соблюдения Банком специального порядка предъявления к ним имущественных требований, установленного законодательством о несостоятельности. Последующее оставление районным судом исковых требований к упомянутым физическим лицам – поручителям без рассмотрения произошло по причинам, за которые Банк не отвечает.

Постановление апелляционного суда оставлено в силе.

Определение ВС РФ от 11.05.2021 по делу А56-53647/2019 (307-ЭС20-21240) приобщено к настоящей публикации.

***

Западно-Сибирская кассация в деле «ВЭЛК» открывает путь для привлечения директора и арбитражного управляющего к ответственности за необеспечение третьим лицом безопасного хранения имущества общества, причём уже после ликвидации последнего.

Обстоятельства.

ООО «ВЭЛК» передало на хранение ООО «Забота» оборудование. В скором времени хранитель оповестил ООО «ВЭЛК» о повреждении переданного имущества атмосферными осадками и предложил забрать его для утилизации. В ответ на указанное обращение ООО «ВЭЛК» сообщило хранителю о необходимости продолжения хранения имущества вне зависимости от физического состояния в связи с отсутствием у ООО «ВЭЛК» складских помещений. В ответ ООО «Забота» утилизировало проблемное имущество.

В 2019 году ООО «ВЭЛК» было ликвидировано по итогам конкурсного производства. Прежние участники общества – Пентегова Л.М. и Пентегов Б.Е., обратились в суд к последнему директору общества (Васильеву А.Г.) и его арбитражному управляющему (Ходосу А.Е.), ссылаясь на то, что именно по их вине было утрачено переданное на хранение оборудование, поскольку ими не были приняты меры по обеспечению его сохранности.

Суды первой и апелляционной инстанций в удовлетворении требований отказали: факт передачи имущества на хранение не противоречит закону и не свидетельствует о недобросовестности действий Васильева и Ходоса на момент совершения и исполнения сделки.

Истцы в кассационной жалобе указывают, что Васильев, получив от ООО «Забота» сведения о повреждении товара атмосферными осадками, распорядился хранить товар независимо от его физического состояния, тем самым доказав свою халатность и безразличное отношение к имуществу ООО «ВЭЛК»; Ходос также не принял никаких мер к сохранности товара, проигнорировав факт его порчи.

Суд округа встал на защиту кассаторов.

Вина, как элемент состава правонарушения при оценке действий (бездействий) органов юридического лица отдельно не доказывается, поскольку подразумевается при доказанности недобросовестности или неразумности действий (бездействия) органов юридического лица.

Истцы в обоснование своих требований указали на утрата имущества в результате совместного бездействия ответчиков и непринятия ими надлежащих мер к сохранности товара: Васильев распорядился продолжать хранение испорченного имущества вне зависимости от его состояния, а Ходос затребовал товар с хранения слишком поздно и, кроме того, не взыскал убытки в конкурсную массу и не принял мер о привлечении Васильева к субсидиарной ответственности.

Суды не оценили описанное поведение ответчиков с точки зрения разумности и добросовестности.

При этом следует помнить, что удовлетворение требования о взыскании с директора убытков не зависит от того, имелась ли возможность возмещения имущественных потерь юридического лица с помощью иных способов защиты гражданских прав (п. 8 ПП ВАС РФ от 30.07.2013 №62).

Дело № А45-38454/2019. Постановление кассационной инстанции приложено к настоящей публикации.

***

АС Северо-Западного округа в кейсе «Строительной компании «Дело», касающемся ответственности конкурсного управляющего за нарушение положений Закона о банкротстве, заостряет внимание на сложностях выбора виновного управляющего из числа нескольких сменявших друг друга лиц.

В отношении ООО «Строительная компания «Дело» была введена процедура конкурсного производства. После инвентаризации имущества должника конкурсный управляющий Г. пришёл к выводу о его недостаточности для проведения процедуры банкротства, и дело было прекращено.

Однако через два месяца было возбуждено второе дело о несостоятельности. Конкурсным управляющим был назначен другой конкурсный управляющий В., обнаружившая у должника дебиторскую задолженность, возникшую вследствие переплаты налогов. Часть дебиторской задолженности, по которой не истёк срок исковой давности, была взыскана и распределена между конкурсными кредиторами.

Один из конкурсных кредиторов обратился в суд с иском о взыскании с конкурсного управляющего Г. убытков, полагая, что по его вине не была своевременно выявлена дебиторская задолженность (в размере 5 497 835 руб. 67 коп.) по переплате налогов и сборов, что привело к истечению срока исковой давности.

Позиции судов первой и апелляционной инстанций.

Суды первых двух инстанций требования удовлетворил: дебиторская задолженность вследствие переплаты налогов и сборов являлась единственным ликвидным активом должника, а арбитражным управляющим Г. меры по ее возвращению в конкурсную массу действительно не предприняты, при этом срок на истребование истек.

Третье лицо – страховая компания, в кассационной жалобе указывает, что не может быть признано обоснованным взыскание убытков и признание незаконным бездействия предшествующего арбитражного управляющего (Г.) без оценки правомерности действий последующего арбитражного управляющего, в период исполнения обязанностей которого в действительности была утрачена возможность пополнения конкурсной массы за счет взыскания дебиторской задолженности.

Суд округа прислушался к доводам кассатора.

По обстоятельствам дела срок на взыскание дебиторской задолженности истёк в январе 2019 года. Между тем, Г. исполнял обязанности конкурсного управляющего Обществом в период с 24.05.2017 по 19.01.2018, то есть трёхгодичный срок на взыскание дебиторской задолженности истек лишь спустя год после прекращения полномочий арбитражного управляющего Г.

При повторном возбуждении дела о банкротстве должника арбитражным управляющим была назначена В., у которой было 6 месяцев до истечения трёхгодичного срока, на что указывал в судах первой и апелляционной инстанций ответчик. Но суды не дали надлежащей оценки этим доводам.

Однако вопрос о вине ответчика в утрате конкурсным кредитором возможности получить полное и/или частичное удовлетворение своих требований за счет дебиторской задолженности должника имеет существенное значение для разрешения настоящего спора.

Дело направлено на новое рассмотрение.

Дело № А56-62055/2019. Постановление кассационной инстанции приложено к настоящей публикации.