Москва
  • Главная
  • »

Судебная практика по вопросам банкротства. Обзор с 31 мая по 04 июня 2021

Информируем о позициях судов в сфере банкротства с 31 мая по 04 июня 2021 года.

***

Верховный суд РФ разрешит вопрос об исключении из конкурсной массы жилого дома и земельного участка, зарегистрированного за должником после принятия решения о банкротстве.

Дело № А73-12816/2019 (№ 303-ЭС20-18761 (2))

Обстоятельства.

По заявлению банка было возбуждено дело о несостоятельности (банкротстве) индивидуального предпринимателя, который в последующем был признан банкротом решением Арбитражного суда и в отношении его имущества введена процедура реализации, а также назначен финансовый управляющий. В процессе процедуры реализации, должник обратился в суд с ходатайством об исключении из конкурсной массы жилого дома и земельного участка. Должник обосновывал свои требования тем, что данная недвижимость является единственным для проживания местом для него. Также заявитель пояснил суду о том, что спорная недвижимость была зарегистрирована за ним после принятия решения судом о его банкротстве, а также он был прописан в спорном жилом помещении после указанной процедуры. Данное обстоятельство было вызвано тем, что до возбуждения банкротного дела должник пытался зарегистрировать недвижимость, однако в регистрации было отказано в связи с непредставлением необходимых документов. Кроме того заявитель ссылался на то, что в настоящее время он проживает в спорном жилом помещении, которое является общей совместной собственностью с его бывшей супругой.

Позиция судов.

Суды двух инстанций в удовлетворении ходатайства об исключении имущества из конкурсной массы отказали. Судами было установлено, что до возбуждения дела о банкротстве должник был зарегистрирован в квартире, принадлежащей его матери, а после признания его банкротом он зарегистрировал за собой право собственности на жилой дом и земельный участок и прописался по данному адресу, в свою очередь спорный дом был достроен восемь лет назад. Также финансовым управляющим было выявлено только данные имущество, подлежащее реализации. Суд посчитал действия должника по регистрации права собственности после процедуры банкротства недобросовестными, направленными на наделение объектов недвижимости исполнительским иммунитетом.

Суд округа отменил решения нижестоящих судов и исключил имущество должника из конкурсной массы. Выводы суда основывались на том, что иное имущество, пригодное для проживания, у должника отсутствует. Кроме того, факт регистрации по иному месту жительства после банкротства не свидетельствует о недобросовестных действиях должника. 
 
Не согласившись с решением суда округа, банком была подана кассационная жалоба в Верховный суд РФ. Банк полагал, что суду было необходимо проверить объективность причин длительной регистрации права собственности на объекты недвижимости, а также исследовать вопрос о возможности проживания должника в спорном жилом доме.
Дело передано на рассмотрение в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного суда РФ. Дело назначено к слушанию на 19 июля 2021 года.

Ознакомьтесь с Определением ВС РФ.

***

Верховный суд РФ рассмотрит дело о признании недействительным агентского договора в рамках дела о банкротстве. 

Дело № А25-1087/2018 (№ 308-ЭС18-14832 (5))

Обстоятельства.

Общество с ограниченной ответственностью «Стройград» было признано банкротом по заявлению банка. Через день после принятия судом заявления о признании должника банкротом, между должником и ООО «Абсолют» был заключен агентский договор, по условиям которого ООО «Абсолют» (агент) обязалось оказывать услуги по обслуживанию и эксплуатации здания торгового центра, принадлежащего должнику, а также совершать юридически значимые действия, связанные с исполнением обязательств по договорам аренды. Должник (принципал) в свою очередь обязался выплачивать агенту ежемесячное вознаграждение.

Временный конкурсный управляющий обратился в суд с заявлением о признании агентского договора недействительным, ввиду чего требовал взыскать с ООО «Абсолют» денежные средства, перечисленные последнему должником за предоставленные услуги. Свои доводы заявитель основывал тем, что данная сделка является мнимой и направлена на причинение вреда имущественным интересам кредиторов.

Позиции судов.

Суд первой инстанции удовлетворил заявленные требования и признал сделку недействительной. Суд пришел к выводу в том, что стороны действовали недобросовестно, цель заключения агентского договора заключалась в том, чтобы арендные платежи не вошли в конкурсную массу должника.

Суд апелляционной инстанции и суд округа отменили решение суда первой инстанции и отказали в удовлетворении заявления конкурсного управляющего. Суды исходили из того, что агенту не было известно о признаках неплатежеспособности должника, сделка совершена при равноценном встречном исполнении. Судами было установлено, что агент израсходовал всю сумму арендных платежей на обслуживание объекта недвижимости, обеспечил его сохранность, а должник в результате заключения договора не стал отвечать признакам неплатежеспособности. В связи с чем, суды пришли к выводу, что стороны договора действовали добросовестно.

Банк был не согласен с решениями вышестоящих судов и в кассационной жалобе, поданной в Верховный суд РФ, просил их отменить, оставив в силе решение суда первой инстанции. Податель жалобы считает, что ООО «Абсолют» было осведомлено о тяжелом материальном положении должника, к тому же при вынесении решения судами не был исследован вопрос об общем размере арендных платежей, которые поступили агенту для выполнения его обязательств по условиям договора. Кроме того здание торгового центра является единственным активом должника, который вошел в конкурсную массу. 

Дело передано на рассмотрение в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ, слушание назначено на 01 июля 2021 года.

Ознакомьтесь с Определением ВС РФ.

***

Верховный суд РФ рассмотрит дело о признании недействительным решение об отказе в допуске к участию в торгах по продаже имущества банкрота.

Дело № А40-77694/2012 (№ 305-ЭС18-18009 (3))

Обстоятельства.

Открытое акционерное общество «Тушинский машиностроительный завод» был признан несостоятельным (банкротом) по решению суда. В рамках процедуры реализации имущества, осуществлялась продажа предприятия, принадлежащего должнику. Посредством публичного предложения конкурсный управляющий объявил торги по продаже указанной недвижимости. Торги проводились на электронной площадке ООО «Арбитат». К торгам допускались лица, которые своевременно обратились с соответствующей заявкой, представили комплекс необходимых документов и внесли задаток в размере двадцати процентов от цены лота.

Гражданин С. подал заявку на участие в торгах. В это же время общество «Рент Актив» пыталось подать заявку на участие в аукционе, однако из-за сбоев технического характера, произошедших на электронной площадке, подать заявку не удалось. Тогда общество нарочно передало заявку конкурсному управляющему, являющемуся организатором торгов. Однако к участию в торгах ни гражданин С., ни общество «Рент Актив» допущены не были, о чем свидетельствовал протокол об определении участников торгов.

В данной связи гражданин С. и общество «Рент Актив» обратились с самостоятельным заявлением в Арбитражный суд, в котором просили признать решение об отказе в допуске к участию в конкурсе недействительным. Также каждый заявитель требовал признать его победителем торгов и обязать конкурсного управляющего заключить с ними договор купли-продажи предприятия.

Поскольку требования заявителей были связаны между собой, суд первой инстанции соединил их для рассмотрения в одном производстве.

Позиция судов.

Судом первой инстанции в удовлетворении требований общества «Рент Актив» было отказано, требования гражданина С. были удовлетворены в полном объеме. Выводы суда основывались на том, что общество не представило суду доказательств, подтверждающих невозможность подачи заявки в электронном виде. Суд посчитал, что надлежащая работа электронного сервиса, где проводились торги, подтверждается фактом подачи заявки на участие в торгах гражданином С. Кроме того, судом было отмечено, что подача заявки на бумажном носителе не предусмотрена законодательством о банкротстве.

Удовлетворяя требования гражданина С., суд исходил из того, что до составления протокола о допуске к участию в торгах, гражданином С. был внесен задаток. Данный факт был подтвержден платежным поручением, справкой банка об исполнении операции, а также выпиской с расчетного счета. Суд пришел к выводу о том, что причиной не допуска гражданина С. к участию в торгах явилась ошибка, допущенная организатором торгов.

Суд апелляционной инстанции изменил решение суда в части. Суд указывал на то, что заявка, поданная обществом «Рент Актив» на бумажном носителе, содержала все необходимые сведения, предъявляемые к ней, а также заявителем была предложена цена лота не ниже начальной цены продажи имущества. Суд отметил, что факт технического сбоя был доказан самой электронной площадкой и показаниями организатора торгов. В данной связи суд посчитал подачу заявки в бумажном виде единственным возможным способом подачи заявки на участие в торгах. Кроме того судом было отмечено, что победитель торгов не может быть выявлен ввиду проведения торгов с нарушением требований действующего законодательства. По результатам рассмотрения дела гражданин С. и общество «Рент Актив» были признаны участниками торгов, в остальной части в удовлетворении заявленных требований было отказано.

Суд округа отменил решения нижестоящих судов, ссылаясь на факт того, что Федеральный закон «О несостоятельности (банкротстве)» предусматривает только электронный способ подачи заявок на участие в торгах. Суд обратил внимание на необходимость проверки факта технического сбоя на электронной площадке.

Обществом «Рент Актив» была подана кассационная жалоба в Верховный суд РФ. Дело передано в Судебную коллегию по экономическим спорам ВС РФ, назначено к слушанию на 24 июня 2021 года.

Ознакомьтесь с Определением ВС РФ.

***

В Верховный суд РФ поступила кассационная жалоба кредитора, не согласившегося с решениями нижестоящих судов об очередности удовлетворения его требований.

По делу №А40-301015/2019 (№ 305-ЭС21-4424).

Обстоятельства.

В отношении гражданина О. было возбуждено дело о банкротстве, в связи с чем гражданка В. обратилась в суд с требованием включить задолженность должника в реестр требований кредиторов. В заявленных требованиях гражданка В. указывала на то, что между ней и должником был заключен договор займа, по условиям которого она передала определенную денежную сумму должнику, а последний обязался вернуть сумму займа и проценты к нему в установленный договором срок. В подтверждение передачи денег должнику заявитель представил на обозрение суду платежное поручение.

Позиция судов.

Суды трех инстанций удовлетворили требования заявители и включили сумму задолженности по договору займа в реестр требований кредиторов в очередность, предшествующей распределению ликвидационной квоты.

Судами было установлено, что заявитель и гражданка С. являются близкими родственниками и участниками ООО «Магнус Плюс». В свою очередь должник и гражданка С. являются участниками ООО «Призма». Сумма займа была перечислена заявителю с банковского счета ООО «Магнус Плюс» в качестве дивидендов от подконтрольного общества, а также гражданке С. в качестве материальной помощи близкому родственнику.

Ссылаясь на пункт 5 Обзора судебной практики разрешения споров, связанных с требованиями контролирующих должника и аффилированных с ним лиц, суды пришли к выводу об аффилированности должника и кредитора, что явилось причиной субординации требования гражданки В.

Кредитор был не согласен с вынесенными решениями судов в части очередности удовлетворения ее требований, ввиду чего обратился с кассационной жалобой в Верховный суд РФ. Гражданка В. считает, что относительно к рассматриваемому спору судами было неправильно применена судебная практика Верховного суда РФ, сославшись на которую они ошибочно посчитали кредитора лицом, контролирующим должника. Требование о взыскании задолженности возникло из гражданско-правовой сделки, денежные средства, перечисленные по условия договора займа, являлись ее личными средствами, никакого корпоративного характера данное предоставление не носило.

Дело передано на рассмотрение Судебную коллегию по экономическим спорам, рассмотрение кассационной жалобы назначено на 19 июля 2021 года.

Ознакомьтесь с Определением ВС РФ.

***

Верховным судом РФ будет рассмотрена кассационная жалоба финансового управляющего на решения нижестоящих судов об отказе в исключении из конкурсной массы права требования возмещения морального вреда.

По делу №  А71-1097/2020 (№ 309-ЭС21-4917)

Обстоятельства.

Гражданка К. была признана несостоятельной (банкротом), решением суда введена процедура реализации ее имущества и назначен финансовый управляющий.
В процессе процедуры реализации имущества финансовый управляющий обратился в суд с заявлением об исключении из конкурсной массы права требования возмещения морального вреда, взысканного приговором городского суда в пользу должника в рамках уголовного дела.

По обстоятельствам дела, была убита дочь должника. Приговором суда виновным в совершении указанного преступления был признан гражданин С., а также были удовлетворены исковые требования должника о взыскании с виновного лица одного миллиона рублей в счет компенсации морального вреда.

Позиция судов.

Суды трех инстанций в удовлетворении заявленных требований отказали.

Выводы судов основывались на том, что с момента вступления в законную силу судебного акта о присуждении денежной компенсации право на получение компенсации морального вреда преобразуется в денежное обязательство, в котором личность кредитора не имеет существенного значения для должника, а замена соответствующей стороны её правопреемником допустима.

Не согласившись с решениями судов, финансовым управляющим была подана кассационная жалоба в Верховный суд РФ. Податель жалобы ссылался на то, что при подаче соответствующего ходатайства суды были вправе исключить данное право требование из конкурсной массы, соблюдая при этом баланс интересов должника и кредиторов.

Кассационная жалоба передана на рассмотрение в Судебную коллегию по экономическим спорам Верховного суда РФ, судебное заседание назначено на 01 июля 2021 года.

Ознакомьтесь с Определением ВС РФ.

***

Арбитражный суд округа отменил решения нижестоящих судов об отказе во введении процедуры наблюдения и прекращения производства по делу о банкротстве.

По делу № А60-56538/2020 (№ Ф09-3888/21).

Обстоятельства.

Общество «ЦМТЕ» обратилось в Арбитражный суд РФ с заявлением о признании себя банкротом. В обосновании заявления общество указывало, что общая сумма задолженности перед кредиторами составляет и включает в себя обязательства по займам и процентам за пользование ими, по уплате налогов и страховых взносов, а также перед иными кредиторами; задолженность, подлежащая удовлетворению в режиме 1 и 2 очереди реестра требований кредиторов – отсутствует.

В отношении Должника предъявлены иски на общую сумму свыше 53 миллионов рублей, в его адрес предъявлен ряд досудебных претензий на сумму, превышающую 7 миллионов рублей.

Кроме того, в отношении должника гражданином Т., являющимся бывшим участником общества «Гранит» (единственный участник должника) подано исковое заявление в суд общей юрисдикции о взыскании с него долга по договорам займа обеспечительных мер в виде наложения ареста на денежные средства. 

Вследствие удовлетворения исковых требований, должник не имеет возможности рассчитаться со всеми кредиторами в полном объеме. При этом в настоящее время он фактически лишен возможности самостоятельно выплачивать заработную плату сотрудникам и уплачивать фискальные платежи в бюджет и внебюджетные фонды, также у должника имеются обязательства перед Федеральной налоговой службой. 

Позиция судов.

Суды двух инстанций отказали во введении процедуры наблюдения и прекратили производство по делу.

Судами было установлено, что между бывшим участником общества «Гранит» (единственный участник должника) и действующими участниками продолжается корпоративный конфликт с 2015 года, в связи с чем заявленные должником требования носят управленческий и корпоративный характер, обращение должника в суд об объявлении себя банкротом преследует цель продолжения корпоративного конфликта с гражданином Т. Кроме того, имущественная масса должника достаточна для того, чтобы удовлетворить требования кредиторов, вследствие чего должник создал ситуацию наличия формальных признаков банкротства, противоречащим целям института банкротства.

Позиция суда округа.

Суд округа указал, что нижестоящие суды при вынесении решения ссылались лишь на обязательства должника перед гражданином Т., указывая на корпоративный конфликт их интересов, однако не приняли во внимание наличие других обязательств должника. Из материалов дела было установлено, что у должника имеются долги по обязательным платежам, кроме того уполномоченным органом и обществом «Инстройснаб» была предпринята попытка объявить должника банкротом. Если бы долговая сторона хозяйственной деятельности должника исчерпывалась бы требованиями лиц, с которыми у него имеется корпоративный конфликт, отказ во введении наблюдения был бы оправданным. Также суд округа дополнил, что для целей введения наблюдения необходимо установление только формальных критериев в соответствии п. 3 ст. 48 Закона о банкротстве. 
Решения нижестоящих судов отменены, дело направлено на новое рассмотрение.

Ознакомьтесь с Постановлением АС Уральского округа от 01.06.2021.

***

Верховный суд РФ указал, что срок давности для подачи заявления об оспаривании сделки начинает течь со дня осведомленности о ее пороках.

По делу №А40-161486/2017 (№ 305-ЭС19-8220(4))

Обстоятельства.

В апреле 2017 года страховой компанией была перечислена гражданину Г. денежная сумма в счет оплаты векселя, а в июле того же года страховой компании назначена временная администрация, функцию которой выполняло Агентство по страхованию вкладов.

В октябре страховая компания была признана банкротом, в связи с чем Агентство по страхованию вкладов было назначено конкурсным управляющим имуществом должника. 
В мае 2017 года конкурсным управляющим было направлено письмо гражданину Г. с требованием обосновать получение денежных средств и поскольку ответа на письмо не поступило в адрес управляющего, последний обратился в суд с требованием о взыскании с гражданина Г. сумму неосновательного обогащения. Однако гражданин Г. представил в суд документы, подтверждающие спорные банковские операции, в связи с чем суд счел, что данные банковские операции являлись погашением вексельной задолженности на основании которых неосновательного обогащения не произошло. В удовлетворении иска было отказано. 

В сентябре 2019 года конкурсный управляющий вновь обратился в суд с заявлением о признании перечисления денежных средств на счет гражданина Г. недействительными, как совершенных с предпочтительностью.

Позиция судов.

Суды двух инстанций удовлетворили требования конкурсного управляющего. Суды исходили из того, что спорные банковские операции совершены в течение срока подозрительности, установленного пунктом 3 статьи 61.3 Закона о банкротстве. На декабрь 2016 года должник уже обладал признаками неплатежеспособности, должник и гражданин Г аффилированны, в связи с этим последний не мог знать о неплатежеспособности должника в момент совершения сделки. Гражданину Г. оказано большее предпочтение по удовлетворению его требований по сравнению с иными кредиторами. Относительно доводов гражданина Г. о пропуске срока исковой давности для подачи соответствующего ходатайства суды указали, что в связи с отсутствием первичной документации конкурсный управляющий не мог знать об обстоятельствах спорной сделки. Срок давности начал течь с момента, когда Агентство получило достоверные сведения о вексельном долге в марте 2019 года.

Суд округа согласился с выводами нижестоящих судов, однако отменил их решения ввиду пропуска исковой давности. Суд считал, что срок давности начал течь с момента, когда Агентство стало осуществлять функции временной администрации, поскольку в ее обязанности входил анализ хозяйственных операций, в том числе движение денег по счетам страховой организации. 

Позиция Верховного суда РФ.

Определением Верховного суда РФ спор направлен на новое рассмотрение. Верховный суд РФ посчитал, что срок давности для временной администрации начинает течь со дня ее осведомленности о нарушенном праве, в конкретном случае о совершении сделки. Для анализа финансового состояния должника, на что сослался суд округа в своем решении, нужно время. Сами по себе знания о совершении сделки не указывают на осведомленность о ее пороках. 

Ознакомьтесь с Определением ВС РФ.